aif.ru counter
15

Вечная тема - Жених и Невеста

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 25 17/06/2009

На недавние XXV Липецкие театральные встречи приехали известные в России литературоведы и театральные деятели: писатель, публицист и литературный критик Лев Иванов-Аннинский, директор Государственного музея Л.Н. Толстого Виталий Ремизов, заместитель директора по научной работе Государственного мемориального музея-усадьбы А.П. Чехова "Мелихово" Юрий Бычков.

Им был показан спектакль по пьесе Николая Васильевича Гоголя "Женитьба", поставленный главным режиссёром Липецкого академического театра драмы Сергеем Бобровским.

Начинался как водевиль

На русской сцене в течение полутора веков жених Подколесин в самых разных вариантах сбегает от невесты Агафьи Тихоновны. В девятнадцатом веке из этого заурядного бытового эпизода делали водевиль. В советское время пьесу использовали для обличения царского режима, воплощая на сцене некий паноптикум, собрание искалеченных несправедливым общественным строем уродливых персонажей. А новым словом пьеса прозвучала, когда Анатолий Эфрос вывел на сцену детей, показывая человеческое начало в характере Агафьи Тихоновны, естественное стремление к обычному семейному счастью.

Бобровский отряхнул хрестоматийную пыль с пьесы великого русского писателя, отринул плоский реализм и поставил её в условно-игровой манере, путь которой на русскую сцену проложила блистательная "Принцесса Турандот". И это закономерно, ведь режиссёр - выученик вахтанговской школы. Он смело утроил Дуняшку и Степана, и уподобил их античному хору, сопровождающему своих хозяев.

Тень отца Гамлета

На сцене видны приметы эпохи создания пьесы - николаевской России - в виде полосатых верстовых столбиков и мотивов в одежде персонажей. Но это не историческое повествование, в ней представлены вечные человеческие типы. Подколесин делает свой выбор: "Жениться или не жениться?". И этот вопрос разрастается до гамлетовского размера. Недаром режиссёром введена даже не тень, а натуральная могучая фигура отца Подколесина в офицерском мундире, который угрозами пытается побудить сына к продолжению рода. Есть момент, когда сын соглашается с отцом и готов жениться, и начинает казаться, что финал будет счастливым. Но тут его ум услужливо собирает все возможные тяготы семейной жизни: белая пышная постель новобрачных оборачивается чёрной галерой, к которой приковывают отца семейства, делают его рабом детей, орущих на руках у трёх Дуняш.

И это всего лишь одна из многочисленных находок, которые в образах объясняют побуждения и характеры действующих лиц. Сцена оформлена просто, минимум декораций и предметов.

По ком звонит колокол

Юная, в детском дезабилье Агафья Тихоновна обыгрывает свой свадебный сундук: в него она прячется от страха перед женихами, из него вынимает кукол, которые иллюстрируют все случаи жизни. И кольцевая из режиссёрских находок, вышивка на больших пяльцах, которую Подколесин начинает в первой сцене и её же в долгом безмолвном финале, уже законченную, одетый то ли в ночную рубаху, то ли в саван, вручает несостоявшейся невесте Агафье Тихоновне как отчёт о бесцельно прожитой жизни.

И в поднебесной черноте над ними качаются три подвенечных платья. Словно три колокола по несбывшейся семейной жизни. Три колокола, которые печально звонят по вымирающему народу.

Долгий безмолвный финал естественно вытекает из замысла режиссёра, продолжает и завершает текст великого Гоголя. Зритель переживает душевное волнение и задумывается над судьбой человека в этом мире.

В спектакле так много режиссёрских находок, что их трудно уловить и осмыслить с первого раза. Но такой спектакль можно посмотреть не один раз, он местами смешной, местами трогательный.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах