aif.ru counter
58

Закалённая войной

Детство и юность - прекрасная пора. Но для многих наших людей именно эти годы стали временем суровых лишений и тяжёлых потерь. Хрупкой девчонкой-школьницей была Нина ГОНЧАРОВА, когда началась Великая Отечественная война. Об этом времени мы говорили с Ниной Петровной, коренной орловчанкой, накануне праздника 8 Марта.

Детство и юность - прекрасная пора. Но для многих наших людей именно эти годы стали временем суровых лишений и тяжёлых потерь. Хрупкой девчонкой-школьницей была Нина ГОНЧАРОВА, когда началась Великая Отечественная война. Об этом времени мы говорили с Ниной Петровной, коренной орловчанкой, накануне праздника 8 Марта.

Голодное детство

- Нина Фёдоровна, как вы жили до войны?

- Родилась я в селе Никольском Свердловского района. У нас было небольшое хозяйство, корова да телёнок, а когда началось раскулачивание, корову у нас чуть не отобрали. Жить с каждым днём становилось всё труднее, и наша семья переехала к тётке на Донбасс. Там отец работал на заводе, а мама - кассиром в книжном магазине. В 1937 году с продовольствием на Украине было плохо. До сих пор помню, как мама будила нас с сестрой в три часа ночи и отправляла занимать очередь за хлебом. И несколько раз за ночь мы ходили и отмечались в списке, а утром, когда магазин открывался, стояли в очереди несколько часов, дожидаясь своей буханки хлеба.

- Когда вы узнали о начале войны?

- Я училась в пятом классе, когда по радио услышала о том, что в четыре часа утра началась война, бомбили Киев. Я разбудила маму. И с того момента вся наша жизнь изменилась. Боялись лишний раз выйти на улицу. Мы решили вернуться в село Никольское, на малую родину. Добирались на товарных поездах долго и мучительно. Дома тоже пришлось туго, особенно с питанием. Спасались мёрзлой картошкой с колхозных полей, которую мяли и жарили "тошнотики", летом собирали колоски на колхозных полях, из муки пекли лепёшки. А из лебеды и разных трав варили суп.

В оккупации

- Помните ли вы, как пришли немцы в село? Как они относились к мирным жителям?

- Немцев мы увидели осенью 1941 года. Мирных жителей они не трогали, только жгли амбары с хлебом и отбирали съестные запасы. Многих солдат расквартировали по домам. У нас поселились три фашиста, а мы жили за стенкой в соседней комнате, спали на полу. Страшно было.

Помню, как один из немцев взял мой школьный учебник и яростно перечеркнул портрет Сталина, а портрет Ленина почему-то не тронул. Или как из нашего двора петух сбежал за ограждение, а я его поймать пыталась. Да только там фриц стоял на посту. Вот он петуха и застрелил и говорит мне: мол, теперь это его петух. А я петуха схватила и домой обратно бросилась. Немец меня не тронул.

Наши партизаны жгли колхозные поля с зерновыми культурами в округе, чтобы нацистам ничего не досталось.

Продуктов не хватало, и нам приходилось менять вещи на муку, крупу, яйца, спички в других ближайших деревнях. Бывало, ходили за много километров от нашего села. А если ночь заставала в дороге, жители впускали на ночлег, кормили.

Узники концлагеря

- Нина Фёдоровна, расскажите о пребывании в концлагере. Что пришлось пережить?

- В 1943 году немцы стали отступать. Они погрузили нас в машины, огороженные колючей проволокой, и погнали в Белоруссию. Кормили чем придётся. Там, в лагере под Гомелем, мы копали ямы и траншеи, работали по 10-12 часов в сутки. Жили мы в бараках по 15-20 человек в жутких условиях. Мы с сестрой и мамой спали втроём на одной полке. Отец умер ещё на Орловщине. Почти каждый день я слышала стрельбу на территории лагеря, и на каждом шагу стояли немцы с автоматами. Того, кто пытался бежать, расстреливали на месте. А потом умерла и мама, прямо во время работы, от крупозного воспаления лёгких.

- Как сложилась ваша жизнь после войны?

- Когда нас освободили из лагеря, мы вернулись с сестрой в Орёл, а оттуда к тётке в село Философово Орловской области. Также пришлось много работать: собирали колоски, обрабатывали тяжёлыми деревянными цепями, а потом носили зерно в мешках за спиной в Змиёвку по 20 км. Однажды на поле я увидела большие кучи удобрений, взяла горсточку и принесла в райцентр. А там оказалось, что это порох, который немцы оставили на полях при отступлении. Потом мы долго боялись идти обратно домой, ведь в любой момент он мог взорваться.

Работали мы и на крахмало-паточном заводе в селе Философово. Сажали картофель, обрабатывали, собирали. А потом сушили жмых на больших картонных плитках. Мне приходилось даже залезать в бетонные чаны и выгружать из них крахмал.

- А как вы встретили известие о конце войны?

- Мы долго не могли в это поверить. А потом пели, танцевали и плакали от счастья. Война то закончилась...

После войны, вернувшись в областной центр, Нина разбирала завалы на улицах города. Семнадцатилетней девушкой она поступила в вечернюю школу рабочей молодёжи, снова в шестой класс. Потом была работа в типографии "Труд", которой отдано 50 лет жизни, активная общественная деятельность, воспитание своих детей и внуков... Сегодня она по-прежнему, несмотря на свои 82 года, бодра и ни минуты не может просидеть без дела.

Смотрите также:




Самое интересное в регионах
Роскачество