aif.ru counter
295

Александр Чуксин: Рваться вперёд и при этом быть в панцире

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 35 31/08/2011

Хореографическое образование в Тамбове существует более 30 лет, и за это время его получило большое количество талантливых людей. В их числе - известные танцевальные мэтры Тамбовщины и подающая огромные надежды молодёжь, которая разбежалась по бескрайним просторам нашей страны. Нам удалось отыскать одного из них.

Знакомьтесь, художественный руководитель народного самодеятельного коллектива "Живая планета" - Александр Чуксин. Родившись в Тамбове, с трёх лет начал танцевать под музыку, которую извлекал проигрыватель с виниловыми дисками. Он коллекционирует фигурки черепах, лошадей, тигров и испытывает огромную страсть к путешествиям.

Горжусь своими педагогами

- Александр, откуда такая любовь к танцу? В детстве вам не хотелось покорять космические орбиты, тушить пожары или пойти по стопам своих родителей?

- В моей семье никто не связан с искусством: ни папа, ни мама, ни бабушка, ни дедушка. Танцевать я начал с трёх лет, сначала дома, затем стал ходить в центр развития детей и творчества на ул. Гастелло. Далее был ансамбль "Спутник". Но всё-таки огромную роль в моём развитии как танцора сыграли, безусловно, педагоги, благодаря которым я окончательно понял, что это моё. Безусловно, хотелось быть и экскурсоводом, и машинистом, и пожарным, но всё-таки танец взял верх.

- А какие они, ваши педагоги, наставники?

- У меня было много педагогов, и каждый дал что-то своё. Елена Бережная, Виктор Патрин, Наталья Березовская. Но всё-таки самый большой вклад в моё развитие и профессиональное становление внесла Лариса Пуляева.

- Ваша профессиональная карьера складывалась гладко и ровно?

- Скорее да, чем нет. А впрочем, судите сами. После второго курса института я начал работать во Владимирском государственном ансамбле песни и танца "Русь". Несколько лет был артистом балета театра Надежды Бабкиной "Русская песня". Потом вернулся в Тамбов, окончил институт, поступил в аспирантуру, преподаю народный и историко-бытовой танцы.

- Да уж, весьма разнообразный набор. Скажите, а к Бабкиной вам как удалось попасть? Там же отбор как на космическую орбиту?

- Когда мы с ансамблем "Русь" принимали участие в марафоне "Песня России", который проводила Надежда Георгиевна, в одном из городов ко мне подошёл её директор и предложил попробовать себя в качестве артиста. Естественно, я согласился. Конечно же, в первое время было тяжело вливаться в бешеный репетиционный, гастрольный ритм, концерты, съёмки. Надежда Георгиевна очень требовательна, но вместе с тем она для всех является мамкой, так как каждому найдёт то слово, которое поможет, которое направит. С ней было очень легко и интересно работать, и я с благоговением вспоминаю то время.

Прикладывать мозги и ноги

- Приехав в Тамбов и окончив институт, решили стать педагогом, поступили в аспирантуру...

- Решил, но, проработав три года, до сих пор плохо воспринимаю себя в этом качестве. Не спорю, наука - дело интересное, но, по-видимому, пока я внутренне не пришёл к серьёзным научным изысканиям. Но всё-таки я провёл все исследования по своей диссертации, суть которой состоит в реабилитации посредством хореографии. Проще - о том, как танец помогает людям раскрепощаться, раскрываться, проявлять себя.

- Как вы относитесь к профессиональному хореографическому образованию на данном этапе?

- Сейчас в нашем российском образовании творится бог весть что. Коснулось это и профессионального образования в области искусства. Я, как и многие другие, считаю, что хореографии нужно учить поэтапно. Понятно, что в пять-шесть лет ребёнок не думает всю свою сознательную жизнь связывать с танцем. Родители всего лишь развивают его, отдавая в танцевальные кружки, центры, студии. До девятого класса ребенок занимается для себя, и только в старших классах школы выбирает ту или иную ступень профессионального образования, в которой он хочет реализоваться. Если он видит себя артистом балета, то он поступит в колледж. Если же мечтает о карьере педагога, балетмейстера, то это, безусловно, высшее звено. На всех этапах нужна практика, на одной теории далеко не уедешь. И они неотделимы друг от друга. Любое движение необходимо уметь грамотно показать и рассказать о том, как оно делается. На своих занятиях я говорю студентам, что к танцу нужно прикладывать мозги и ноги, тогда никаких проблем не будет.

- Сейчас складывается мнение о том, что танец, по большому счёту, скорее женское, чем мужское ремесло. Вы разделяете эту теорию?

- Категорически не разделяю. Ведь танец появился в первобытном обществе и исполнялся мужчинами. Поэтому глупо говорить о том, что танец - это не мужская профессия.

Частичку Москвы привёз в Тамбов

- Побывав в шкуре артиста балета, вы решились на создание собственного коллектива. Как же возникла такая идея?

- При каждом профессиональном учебном заведении обязательно должен быть творческий коллектив, ведь студентам необходимо реализовывать себя не только в учебном процессе, но и проявлять свои способности, приобретать навык работы через концерты, гастроли. В связи с этим и появилась идея создания своего ансамбля. С целью готовить ребят именно как артистов. "Живая планета" - это мой ребёнок. Нет лишних людей, все занимаются своим делом и знают, для чего и зачем они это делают. Коллективу дали жизнь, и он должен жить, должен существовать, потому что по большому счёту в нашей стране таких студенческих ансамблей практически нет.

- Довольно-таки необычное и интересное название -

"Живая планета". Как оно возникло?

- Название заимствовано из Москвы. У театра "Русская песня". Так получилось, что, когда я пришёл туда работать, по инициативе Надежды Георгиевны Бабкиной был создан шоу-балет "Живая планета", прочно вошедший в дружную труппу театра. И захотелось сохранить частичку того мира, в котором мне посчастливилось жить, ну хотя бы в качестве названия.

- В том, что репертуар коллектива состоит исключительно из классических народных танцевальных композиций, тоже своеобразная ностальгия?

- Изначально подразумевалось делать коллектив, специализирующийся на танцах народов мира, и России в том числе. Однако всему своё время: и на данном этапе основной упор делается исключительно на классической, исконно русской народной хореографии. Сейчас всё больше людей стараются освоить современные танцевальные направления, но всё-таки не нужно забывать о наших истоках, о нашей многонациональной культуре. Когда ты танцуешь, слышишь народную музыку, невозможно остаться равнодушным, внутри всё переворачивается. По крайней мере, у меня.

Сцена манит, притягивает

и не отпускает

- За свою пока ещё непродолжительную карьеру вы смогли реализовать себя и как театральный артист?

- Это произошло неожиданно. Во время работы в Театре юного зрителя над хореографией к спектаклю "Весенняя петрушка" режиссёр Дмитрий Беляев предложил мне исполнить главную роль. Предложение я воспринял с интересом и крайне неоднозначно. Так как я уже преподавал, следовало "не упасть в грязь лицом". Первый спектакль я не помню. Это была полная импровизация. Благо для меня вживание в роль, в драматургию очень близко и знакомо. Многие хореографические постановки требуют чёткого построения согласно драматической структуре танца.

- Действительно. И спектакль "Юнона и Авось" - прямое тому подтверждение. Как вам в нём работалось?

- Работа над балетом шла легко, быстро. И образ как-то складывался сам по себе. Вообще, любая работа добавляет капельку профессионализма. И когда выходишь на сцену, она затягивает, а если хочешь с неё уйти, она не отпускает.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах