31

Найти родного человека...

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 34 23/08/2006

В начале августа в редакцию позвонила женщина: "Не могли бы вы опубликовать некролог? Умер мой муж, ветеран войны. Двадцать лет вашу газету выписывал. Когда сам стал плохо видеть, просил, чтобы я ему читала".

Желания читателей для редакции - закон. Но публикации подобного рода - не в формате газеты. В общем, отказали мы звонившей, а потом подумали: почему бы и не рассказать об интересном человеке. Тем более что за настойчивостью его вдовы, как нам показалось, стояло очень сильное, непоказное чувство.

Да и верность газете сыграла не последнюю роль...

Таисия Митрофановна Новикова и Пётр Герасимович Слизов познакомились будучи уже людьми почтенного возраста. В их встрече не было ничего романтичного, наоборот, одна сплошная проза. Она покупала в магазине продукты ко дню рождения дочери. Он, глядя на габариты сумки, поинтересовался: "У вас, вероятно, торжество намечается?" И не было в этом праздного любопытства, скорее желание посочувствовать. Раз грядёт праздник, значит, жди, хозяюшка, хлопот. Она с благодарностью откликнулась на понимание. Разговорились. На прощание обменялись номерами телефонов.

Однажды Пётр Герасимович пригласил свою новую знакомую в гости. Но как на грех расхворался. Отменять назначенную встречу было неудобно, да и не хотелось: давно не виделись, начинал тосковать.

Едва глянув на гостеприимно распахнувшего дверь хозяина, Таисия Митрофановна поняла: он серьёзно болен, еле на ногах держится. И со свойственной ей энергичностью тут же начала обзванивать больницы. На протесты Петра Герасимовича, ерунда, мол, всё обойдётся, категорично отвечала: "Лежите спокойно. Я сама разберусь".

Опыта в решении сложных проблем ей было не занимать. Двадцать пять лет заведовала библиотекой для слепых. А до этого уйму времени провела в кабинетах чиновников различного ранга, доказывая, убеждая, увещевая, что городу вообще нужна такая библиотека. Да не где-нибудь в сараюшке-развалюшке, а в специально построенном красивом и современном здании. И несмотря на сомнения коллег, добилась своего, получив для размещения книжных фондов новостройку по улице Курской.

Петра Герасимовича положили в госпиталь. И хоть окружили его там достойным уходом, Таисия Митрофановна не отходила от постели больного. Врачи врачами, а всё же родная душа рядом - лучше. Да и нет у него практически никого в этом городе.

Детьми не обзавёлся. Жена три года назад умерла. По всему видать, любил он её очень. Всегда тепло так, с нежностью вспоминал: "Зоенька, Зоенька". Чувствовал, наверное, что досталось ей крепко. Ему тяжёлое фронтовое ранение долгие годы покоя не давало. А по больницам ходить не любил. Спасался домашними процедурами, которые приходилось проводить жене.

А крепкий он орешек - Пётр Герасимович. О ранении, полученном им, новоиспечённым лейтенантом, выпускником стрелково-миномётного училища (это случилось при налёте вражеских самолётов), отметки ни в одном документе нет. Отлежал тогда, в 1943-м, несколько дней в медсанбате и снова - в часть. Не к лицу, сказал, ему, командиру, в кровати нежиться, когда подчинённые в наступление идут.

Воевал на Ленинградском, Прибалтийском фронтах. Победу в Кёнигсберге встретил.

После войны более тридцати лет провёл на военной службе, тщательно скрывая ото всех мучавший его после ранения недуг.

В Белгород подполковник Слизов перебрался вскоре после демобилизации. Почти десять лет работал на общественных началах в райвоенкомате Восточного округа города.

Перед выпиской Петра Герасимовича из госпиталя врачи сказали обихаживавшей его женщине: "Мы не верили в благополучный исход. Так что его выздоровление - целиком ваша заслуга". "Скажете тоже", - отмахнулась Таисия Митрофановна. - "Нет, нет, правда. Ему было ради кого выжить". И он выжил. Медицина в этом только немного поспособствовала.

После госпиталя они уже не расставались. И её семья - дочь, зять, внук - стала его семьёй. Не формальной, а самой что ни на есть настоящей. Петру Герасимовчу стоило только намекнуть кому-нибудь из обретённых родственников: мне нужна твоя помощь, как тот бросал все дела, устремляясь на зов главы домашнего очага.

А какие праздники они устраивали! Пётр Герасимович непременно доставал гармонь или гитару и хорошо поставленным голосом пел старинные романсы.

Человек фронтовой закалки, П.Слизов предпочитал всегда быть в курсе событий. Поэтому даже когда болел, с интересом прочитывал газеты, в том числе и любимый "АиФ".

Но семейная идиллия продлилась недолго. Всего двенадцать лет было суждено супругам провести вместе. В преддверии августовских празднеств в честь Дня освобождения Белгорода Петра Герасимовича не стало...

Они никогда не говорили о любви, счастье, словно стыдясь в своём солидном возрасте произносить какие бы то ни было громкие слова. Лишь: "Я нашёл тебя!" - повторял Пётр Герасимович. В этом и было его признание. Разве найти своего, родного человека - не есть счастье? И разве посвятить ему всего себя - не есть любовь?

Вечная память этой любви!

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах