aif.ru counter
19.11.2008 00:00
28

Главное в жизни - любовь и культура

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 47 19/11/2008

Во время фестиваля "Актеры России - Михаилу Щепкину" гостями Белгорода стали две легенды отечественного театра и кино Людмила КАСАТКИНА и Владимир ЗЕЛЬДИН. Они покорили публику своим невероятным задором, энергией, настоящим творческим долголетием. А еще они поделились с читателями "АиФ-Белгород" мыслями о театре, о жизни, о людях.

Совесть - мерило всего

- Владимир Михайлович, что необходимо, чтобы люди все-таки начали уважать друг друга?

- Я прожил большую жизнь (Владимиру Зельдину - 93 года! - Прим. авт.). Это период революции, гражданской войны, НЭПа, коллективизации, индустриализации, Отечественной войны. Я из того поколения, которое прошло дорогами войны. Так вот, тогда мы победили не только силой оружия, силой духа, но и силой искусства. Недавно я был в Санкт-Петербурге, в доме-музее Пушкина на Мойке. Аж дух захватывало: какие все-таки великие люди у нас были, не только в литературе - Пушкин, Толстой, Лермонтов, но и в музыке, и в науке. Всегда есть определенная категория людей, на которых держится вся духовная часть нашей планеты. Духовный мир, культуру я ставлю на первый план. Мы победим, если будем культурно богатыми.

Сейчас в обществе деньги вышли на первое место. А нравственная сторона жизни стала ниже. Убийства, теракты, мир сошел с ума. Вот я играю в пьесе "Человек из Ламанчи". Там у моего героя Дон Кихота есть слова, что худшее безумие - это видеть мир таким, какой он есть, не замечая того, каким он должен быть.

Совесть - главное мерило. И вот этого сегодня недостает в нашем мире. Человечности, доброты, милосердия. И культуры. Культурный человек окурок не бросит мимо урны, никогда не совершит какого-то криминального поступка, не будет взятки брать, при высокой культуре не будет коррупции. От этого все зависит, в том числе и уважение друг к другу.

- А любовь в жизни все-таки есть?

- Любовь - это главное в жизни. Она есть. И чувство влюбленности есть. Я это качество сохранил до сих пор. Я много играл любовников, объяснений в любви. У меня были совершенно очаровательные партнерши, не буду перечислять, кого-то могу забыть, а это будет несправедливо. Но у меня к женщине отношение, как у Иосифа Бродского. Он как-то, отвечая на вопрос, что такое женщина, сказал: "Женщина - это чудо природы".

"Наша профессия уязвима"

- Как вас встретил Белгород и белгородцы?

- В Белгороде я во второй раз. Удивительный город, ухоженный, чистый. И когда прохожие здесь у меня спрашивают, нравится ли мне Белгород, я чувствую, что они его очень любят. Здесь сохранены какие-то старые дома, чувствуется духовность русского города. Поэтому я с удовольствием сюда приезжаю. Здесь зрители очень театральные, доброжелательные. И театр хорош. Знаю, что у вас и филармония прекрасная. И губернатор, который все это поддерживает. Это очень важно.

- Что посоветуете молодым актерам, чтобы помочь им поверить в себя?

- Был такой, ныне покойный, актер Плотников в театре Вахтангова. Он как-то сказал, что в нашей профессии терпение - это очень важно. Наша профессия уязвима, трудна тем, что актер - это зависимый от репертуара, от главного режиссера, от дирекции, от экономической ситуации человек. Особенно сейчас, когда актеры очень мало получают. Я вообще не знаю, как, за счет чего выживают периферийные коллеги. Кроме таланта, кроме способностей нужно еще в нашей профессии немножечко, чуточку везения, чтобы судьба нам немного "потрафила". Это вообще любому молодому человеку необходимо, не только актеру.

Театру верна

- Людмила Ивановна, в чем секрет именно вашего театра, в котором у актеров такое активное творческое долголетие, в прямом смысле слова. Вот и вы, и Владимир Михайлович Зельдин не сдаетесь никаким годам. Может, это связано с именем театра, с особой военной дисциплиной?

- Конечно, мы играем спектакли на армейскую тему, но к армии мы имеем только творческое отношение. Радуемся за державу, которая может себя защищать. Но это совсем другое. Я ведь поступила не в театр Советской Армии, а театр, руководимый Алексеем Дмитриевичем Поповым. Он для меня был богом. До сих пор помню его заветы.

- Удивительно, но вы ведь на сцене одного и того же театра уже 60 лет, с мужем живете вместе всю жизнь. Сейчас такая верность и семье, и делу - редкость.

- Наверное, это у меня характер такой. Меня звали несколько театров в течение нескольких лет, я предпочла этот. Хотя уже многих актеров и партнеров своих я потеряла, но тем не менее решила до конца дней моих театру не изменять. Не знаю, получится или нет, пожелайте мне этого.

Главное - сохранить легкость

- Как Вы можете описать суть своей профессии?

- От этой профессии ничего не можешь получить, ты можешь ей только дать. Я смогла ей отдать мою энергию, мою силу, мои мысли, размышления, муки, печали, радости. Это все - отдача. Для меня этот процесс - главный. Я рада, что пока до сих пор сохранила умение отдавать, дарить людям все, на что я сегодня способна. Для того, чтобы они меня увидели сегодняшней, не вчерашней, не позавчерашней, не завтрашней. Что я получила от своей профессии? Радость, что зрители уходят довольные после спектакля, или я слышу хорошие отзывы о фильмах, в которых играла.

- Людмила Ивановна, в чем основа вашей работы над ролью?

- Конечно, есть некая система, есть погружение в роль. Наверное, поэтому героини все у меня очень разные. Например, в фильмах. Что общего между образами в "Медовом месяце", "Укротительнице тигров" или "Помни имя свое"? Ничего.

- Известно, что в ранней молодости Вы мечтали о балете, занимались в балетной школе, но жизнь отдаете драматическому театру. Тем не менее, ваша пластика говорит о том, что все-таки балет наложил отпечаток на вашу жизнь.

- Да, балет мне очень пригодился на всю и личную, и творческую жизнь. Какая-то легкость и мысль о том, что надо не тяжелеть с годами. Самое страшное, когда женщина тяжелеет. Надо сохранять эту легкость в любом возрасте. Мечтаю сыграть героиню, которой бы было, например, 104 года. Но чтобы она оставалась женщиной и в этом возрасте, потому что иногда смотришь на женщин в сорок-пятьдесят лет, а уже все женское по-настоящему в них потеряно. Почему, не знаю. Вот я всегда хотела, чтобы со мной этого не случилось. До сих пор занимаюсь гимнастикой. Это дает и прямую спину, и легкую походку, и заряд бодрости.

Жизнь, отданная другим

- Ваша героиня Мод из пьесы Колина Хиггинса "Школа любви" отмечает свое 80-летие и при этом остается веселой и непосредственной, молодой в душе. Как случилось так, что образ Мод по характеру, по энергетике списан, фактически, с Ваc?

- Это я ее так решила. Когда этот спектакль в Москву привозил Жан Луи Барро,знаменитый французский актер и режиссер, и там играла Марлен Рено, то это была совсем другая пара, совсем другая интонация. Я просто решила для себя, что в этой роли подарю женщинам, сидящим в зале, возможность верить в то, что в восемьдесят можно так выглядеть, как вы сегодня видите меня.

- Какие роли для Вас особенно дороги?

- Люблю, например, "Странную миссис Севидж". Это жизнь, отданная другим. Меня всегда восхищают люди, которые способны отдавать свою жизнь другим, чтобы помочь им, чем только могут. Терпеть не могу тех, кто гребет под себя. Кто хочет только себе всяких званий, денег.

- Вы по-прежнему преподаете, являетесь профессором?

- Да, по-прежнему преподаю в ГИТИСе. У нас с моим мужем Сергеем Николаевичем Колосовым три выпуска. Вот в этом году мы только что подготовили выпуск для моей родной Смоленщины. Замечательному театру в Смоленске, у которого не было молодежи, мы подготовили одиннадцать талантливых ребят. Почти четыре года мы ими занимались, теперь они влились в труппу и прекрасно работают.

Смотрите также:

Loading...

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах
Роскачество