324

Виталий Стариков: Театр – искусство созидания

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 13. АиФ-Белгород 26/03/2014

Театр помогает жить

досье
Виталий Стариков родился в 1954 году в городе Железноводске Ставропольского края. Окончил Саратовское театральное училище. С 1975 года - артист БГАДТ имени М. С. Щепкина. Народный артист России. Член Общественной палаты Белгородской области, доверенное лицо Президента РФ, почётный член Фонда Андрея Первозванного, профессор БГИИК, журналист и телеведущий.

Элла Саркисьянц , АиФ-Белгород– Виталий Алексеевич, почему вы выбрали актёрскую профессию? С чего всё начиналось? Ведь в маленьком курортном городке Железноводске, где вы родились, не было театра?

Виталий Стариков: – В школе я очень любил литературу, языки, русский и английский. В классе пятом–шестом товарищ привёл меня в драмкружок Дома культуры мед­работников. Руководила им Галина Николаевна Касьянова – уникальный человек. Без неё не было бы, наверное, ничего. Мы ставили маленькие спектакли, играли в детских санаториях. На зимних каникулах Галина Николаевна возила нас в Москву, Ленин­град. И каждый день мы ходили в театры. Конечно, в восторге были от спектаклей. Представляете, во МХАТ попасть! Я видел Аллу Константиновну Тарасову. Сергей Образцов лично водил нас по своему музею, рассказывал о куклах. И такие поездки были каждый год.

По совету Галины Николаевны я поступил в Саратовское театральное училище.

– Гоголю принадлежит высказывание: «Театр – такая кафедра, с которой можно многое сказать миру». В чём вы видите миссию театра сегодня?

– Театр должен помогать человеку жить. Это не мои слова, это кто–то из великих сказал. Для меня самый лучший комплимент – это когда моя игра заставляет зрителя задуматься о своей жизни, о своих поступках, чувствах. Вот это высшая задача. Значит, у него в душе что–то происходит, значит, он изменяется. А мы – я имею в виду наш театр – стараемся изменить человека в лучшую сторону. Даже ставя классику, мы говорим, по большому счёту, о сегодняшней жизни, о том, что сегодня происходит в душе человека.

– На белгородской сцене вы сыграли более ста ролей, большинство из них – главные, о которых мечтают актёры: Сирано де Бержерак, Тристан, царь Фёдор Иоаннович, король Генри, Несчастливцев… Вы – обладатель многих престижных наград. А есть ли роли, которые хотелось бы сыграть?

– Я не сказал бы, что мечтаю сыграть какую–то конкретную роль. Хотел бы работать с хорошим режиссёром, с которым можно в любой роли, даже, на первый взгляд, совершенно невыигрышной, найти глубокий философский смысл.

– Вам довелось работать со многими известными российскими режиссёрами. Как вы считаете, какая режиссура нужна современному театру?

– В театре должны быть разные режиссёры. Тогда он будет интересен зрителю. Мне лично нужен глубокий режиссёр, знающий жизнь, имеющий свою точку зрения, философ, который даже в известном материале может найти что–то новое. Работать с такими мастерами – одно удовольствие.

– Одна из последних ваших ролей – Сатин в спектакле «На дне» в постановке Валерия Беляковича – получила высокую оценку театральных критиков и зрителей. Как вам работалось над ней?

– Непросто. Белякович поставил у нас спектакль за две недели – работали без выходных, и днём, и ночью. Это колоссальная физическая нагрузка. Мало того, в этом спектакле приходится бегать, прыгать, кувыркаться. Но было очень интересно работать с этим талантливым режиссёром.

Грани таланта

– Вы много ездите, бываете на фестивалях, форумах. Что думаете о состоянии современного российского театра?

– Театр, как и любое искусство, никогда не стоит на месте. Он ищет различные формы воздействия на человека. Огорчает, когда эти поиски работают на разрушение. Иногда некоторые модные режиссёры так интерпретируют классику, что диву даёшься. Я не понимаю этого и воспринимаю как издевательство – над русской литературой, русской классикой, а по большому счёту, над человеком.

В нашем театре, к счастью, этого нет. Мы не разрушаем. Искусство не имеет права на разрушение. Форма, кстати, может быть какой угодно, не только классической. Но нужно, чтобы то, о чём говорит театр, поднимало человека.

– Каков идеальный зритель с точки зрения актёра?

– Умный, тонко чувствующий, понимающий, умеющий сопереживать…

– Вы уже много лет преподаёте в Белгородском институте искусств и культуры. Что даёт профессору Виталию Старикову работа с молодёжью?

– Во–первых, помогает держать себя в актёрском тонусе. Это постоянный тренинг – нужно готовиться к занятиям, много читать, самому уметь хорошо делать то, чему учишь. А во–вторых, все знают: когда с молодёжью общаешься каждый день, молодеешь.

– Виталий Алексеевич, жители Белгородской области знают вас не только как замечательного актёра, но и как журналиста, телеведущего. Что побудило вас заняться этим?

– Дело в том, что радио, телевидение меня привлекали всегда. Я так любил слово! В детстве слушал радио – телевизора в семье тогда не было – днём и ночью. А в те годы там работали великие люди: Юрий Левитан, Ольга Высоцкая. Я получал удовольствие, слушая эти голоса, потрясающую речь. А какой был радиотеатр, детские передачи Николая Литвинова!

Когда приехал в Белгород в 1975 году, сразу пошёл на радио. Начал читать новости с Валентиной Владимировной Шаталовой. В 1982 году меня пригласили на ростовское телевидение. Я не собирался навсегда бросать театр, но очень хотелось овладеть профессией диктора. И я уехал в Ростов, там поступил в университет, на филологический факультет, учился в Институте Центрального телевидения и Всесоюзного радио.

– 2014 год объявлен в России Годом культуры. Есть ли у вас какие–то ожидания, связанные с этим?

– Есть надежда, что культуре будет уделяться больше внимания, со стороны федеральной власти прежде всего. Но происходят странные вещи: объявляется Год культуры – и идёт сокращение работников культуры.

– Как общественный деятель, что вы думаете по поводу последних событий в стране и за рубежом?

– Россия возрождается и заставляет считаться с собой.

– Виталий Алексеевич, у вас есть какие–то увлечения для души? Чему посвящаете свободное время?

– Дому, хозяйству. Есть участок – возделываю, сажаю помидоры–огурцы, в общем, занимаюсь землёй. Жена цветы любит – летом у нас всё в цветах. Ни охота, ни рыбалка меня не привлекают. Если есть свободная минута, читаю.

– Довольны ли вы своей актёрской судьбой?

– Ну, в общем, да, хотя сильного восторга нет. Можно было и больше сыграть, и интереснее.

– А что у вас в планах на будущее?

– Летом приедет режиссёр Борис Морозов ставить «Филумену Мартурано» Эдуардо де Филиппо. Я буду играть Доменико Сориано, Марина Русакова – Филумену.

Фото из архива

БГАДТ им. М. С. Щепкина

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах