aif.ru counter
283

Неслучайные встречи Евгения Дубравного

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 49. АиФ-Белгород 03/12/2014

Евгений Дубравный стоял у истоков создания белгородского телевидения. Как всякая творческая личность, Дубравный многогранен – он и поэт, и автор документальных фильмов и художественных книг, в том числе детских, и страстный фотограф, и мастер замечательных поделок из дерева. В ноябре Евгений Фёдорович презентовал в литературном музее Белгорода свою новую книгу «Неслучайные встречи».

ТВ: прошлое и настоящее

– Евгений Фёдорович, ваша новая книга – о чём она?

– Когда–то моя книга очерков «Звездопад» над Белогорьем» – об известных людях, посетивших нашу область, – натолкнула на идею создания телепередачи «Неслучайные встречи». Это была довольно популярная передача, куда мы приглашали знаменитостей, – у нас побывали и Валентин Распутин, и Владимир Андреев, художественный руководитель театра Ермоловой, и легенда советского кино, режиссёр с мировым именем Марлен Хуциев, и народный артист СССР Василий Лановой, и многие другие. Об этих встречах рассказывает книга.

– Как вы считаете, нынешнее белгородское телевидение сильно отличается от того, которым вы руководили? Или какие–то традиции сохранились?

– Заложенные традиции сохраняются, но только в одном направлении – информационном. Мы же создавали на пустом месте, не было ни опыта, ни оборудования: я газетчик, Светлана Запорожченко и Миша Ермоленко – с радио. Мы начинали с одной 15–минутной информационной передачи в неделю, а довели до 575 часов эфира в год! Мы начали создавать свои передачи – это было авторское телевидение. Одной из первых передач были «Истоки» – об истории, культуре и искусстве. Потом появилась передача «Какие мы?», связанная с профессиями, «Околица» – о народном творчестве. Всего было около 20 авторских передач! Всё шло хорошо, пока Москва не начала сокращать эфирное время, и сейчас авторских передач почти нет, остались информационные выпуски – с чего начинали, к тому и вернулись. Так что сейчас наше телевидение переживает сложное время, я с болью на это смотрю.

– Сейчас на местном телевидении практически нет критики. А раньше она была?

– Знаете, мы ведь начинали в 90–е, когда был страшный раздрай в стране, и мы искали хоть что–то позитивное. Я утром просыпался, слушал всероссийское радио: там что–то взорвалось, тут мост рухнул, сплошные катастрофы – и хотелось людей как–то поддержать. Нашей области ведь повезло, у нас были традиционно хорошие руководители – и Алексей Пономарёв был без изъяна, и при Евгении Савченко у нас область без стихийных бедствий, как была когда–то вся страна. Очень многое зависит от руководителя, от понимания, что телевидение – это мощный рычаг, чтобы улучшать жизнь. А у нас ведь постоянно говорится об улучшении качества жизни.

Мы как–то поехали по пушкинским местам – какая убогость везде! Кустарники на полях, заброшенные сёла – видели село огромное на трассе Москва – Минск, вдоль трассы стоят дома, и все окна заколочены крест–накрест. Так что мы на фоне всего этого развала относительно благополучны. Нас и тогда ругали, говорили, что мы «шоколадно–мармеладное телевидение». Но знаете, местное телевидение так или иначе всегда будет как «своя рубашка», ведь все местные студии – на административных дотациях. Вот только что прошёл фестиваль любительских видеофильмов – я просмотрел 40 материалов как председатель жюри, и там был лишь один критический материал.

– Расскажите подробнее об этом фестивале.

– Он проводится уже восьмой раз, называется «Традиции живая нить», его идея – рассказывать о народном творчестве, о самобытных традициях в жизни области, ведь областного телевидения порой на всё не хватает. Сейчас много любителей, которые снимают своими камерами, монтируют своей аппаратурой – в Алексеевке, Новом Осколе, Валуйках. Есть замечательные школьные студии, самая сильная – «Золотой кадр» школы № 40 в Старом Осколе, которой руководят Вадим Бойко и его супруга. И в этот раз они привезли интересные материалы во всех номинациях. Они так работают с детьми, что дети делают видеофильмы не хуже профессиональных журналистов! Сейчас вот 1–я гимназия Нового Оскола представила краеведческую передачу, хотя им профессионализма ещё не хватает. Но я рад, что фестиваль даёт возможность ребятам учиться, повышать своё мастерство.

Справка для писателя?

– В регионе недавно прошли Дни литературы – что они дают?

– Я, например, в одном вижу толк – там, где проводятся эти мероприятия, дети хотя бы узнают, что в области есть писатели. И знаете, интересная обозначилась тенденция – помолодел читатель, который участвует в Днях литературы. Я в этом году провёл четыре встречи, две – с первоклашками, они такие замечательные, самые благодарные и искренние слушатели! Потом был в Яковлевском районе у четвероклассников, там уже посложнее, а на днях встречался с кадетами–восьмиклассниками. Они уже взрослые, серьёзные, интересуются литературой, современными писателями… Но проблема в том, что все эти встречи разовые, а системы нет, нет постоянной работы со школьниками, и они сейчас уходят от бумажной литературы. Я приезжаю в каждый район и сразу прихожу в детскую библиотеку, спрашиваю – есть полка с книгами белгородских писателей? Мне говорят, что есть, прошу – покажите, и оказывается, что не везде эти книги есть. Многие сейчас издают книги за свой счёт. Но эти книги мы не можем внедрить в библиотечную сеть, в школьные библиотеки – на это не выделяют средств.

Взять, например, областную научную библиотеку, с которой я уже 20 лет дружу, веду там есенинский клуб «Радуница», двадцатилетие которого будем отмечать в следующем году. Но чтобы отдать туда свои книги, я должен был представить три справки: первую – что я имею право писать, вторую – что имею право издавать, и третью – что могу реализовывать. Я больше 20 лет член Союза писателей – я имею право писать? Такая формалистика! И пропадает желание что–то делать, и не только у меня. С одной стороны, область вроде старается, чтобы использовали творчество местных литераторов, а с другой – раньше хоть можно было сдать свои книги в библиотечный коллектор, теперь и этого нет, теперь всё только через торги. Раньше, когда издавали книгу, выдавали гонорар, а сейчас писатель вынужден раздаривать свои книги.

Любовь к украинской поэзии

– Вы переводите стихи украинских поэтов – откуда такое увлечение?

– Меня в журналистику привёл лейтенант Коваленко, который говорил: бросайте писать стихи, пишите заметки, репортажи. И я писал – я служил тогда в Севастополе, печатался в газетах «На боевой вахте», «Флаг Родины». В моей книге «Поводыри души» есть небольшой раздел «Из раннего», и там стихи, написанные в те годы, – это было начало 60–х, тогда и я был иным, и страна была иной. Как раз в это время Крым передали Украине, и я помню это недоумение – как же так, отдали город русской воинской славы?!

Эти газеты дали мне рекомендацию, и я поступил в Киевский университет, потом, уже через два года, оттуда перевёлся в МГУ, потому что сложно было досконально освоить украинский язык. Но благодаря украинским друзьям я узнал и очень полюбил украинскую поэзию, увлёкся переводом и защитил диплом по проблемам особенностей поэтического перевода с родственных языков. Издал отдельную книгу «Памяти бессмертной диорама». Харьковские поэты – мы с ними часто общались, дружили – подарили мне свои сборники, и я издал вторую книгу переводов «Криницы Слобожанщины». А вскоре начался на Украине этот Майдан. Всё, что там сейчас происходит, для меня трагедия…

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах
Роскачество