aif.ru counter
42

Известный джазмен о «неформате» и будущем джаза в провинции

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 4. АиФ-Черноземье 23/01/2013

Воронеж, 29 января – АиФ-Черноземье

Игорю Файн-бойму, воронежскому пианисту, композитору и педагогу, прошедшему полувековой творческий путь, есть что рассказать. И не только о прошлом. Недавно в музыкальном колледже им. Ростроповичей его стараниями открылось эстрадно-джазовое отделение.

Сегодня он играет джаз…

АиФ: – Игорь Менделевич, вы застали непростые времена, когда не всякая музыка одобрялась. К примеру, джаз, который стал делом вашей жизни, вообще запрещали. Как вам удавалось идти против системы?

И.М.: – Это был конец «оттепели», и власть предержащие уже на многое закрывали глаза. Делали вид, что этой музыки просто нет. Открытых запретов мы не ощущали. И даже больше: любители импровизаций могли объединяться в клубы, устраивать концерты, фестивали. И Воронеж не стал исключением – здесь появился отличный джазовый клуб. Сначала мы обитали в различных дворцах культуры, потом обосновались при кафе «Молодёжное». Площадок для выступлений было много, мы постоянно гастролировали, а в Воронеже смогли даже провести три крупных джазовых фестиваля.

АиФ: – Но ведь джаз считался «вражеской» музыкой. Строки «сегодня он играет джаз, а завтра родину продаст» до сих пор помнятся…

И.М.: – Конечно, у нас возникали сложности с исполнением определённых авторов, особенно американских - наших «идеологических противников». Но мы просто говорили, например, что ту или другую композицию написал Хачатурян, Соловьёв-Седой. «Рапортичек», к счастью, никаких не было.

А вот с музыкантами довоенной поры произошло что-то странное… Я как-то нарвался на старые довоенные пластинки, и оказалось, что какие-то люди просто превосходно импровизировали. Музыкантов, я так предполагаю, в тот период было очень много. Но вот куда они подевались – вопрос. Я подозреваю, что остались только те, кого «разрешили» власти, а все остальные просто исчезли. Такое ощущение, что вместе с ними исчез целый культурный пласт. Я попытался найти об этих людях хоть какую-то информацию, но – тщетно.

Пробный набор

АиФ: – А почему не сложилось с эстрадным образованием в Воронеже? Казалось бы, в городе богатые музыкальные традиции. Вспомнить хотя бы оркестр Зиновия Винницкого - он входил в десятку лучших оркестров Союза, а полноценного эстрадно-джазового образования, если уж откровенно, не давалось…

И.М.: – Такого образования вообще не было. Раньше к образованию на пушечный выстрел не подпускали людей, которые занимаются «другой» музыкой. Это было запрещено. Первые эстрадные отделения начали появляться лишь в начале 70-х годов. В Воронеже такое тоже открылось, но преподавателей не было. Тогда у нас просто «слизали» зарубежные учебники и программы и стали обучать людей. Но, по сути, это отделение стало просто «кормушкой», возле которой постоянно толпился народ в очереди за дипломами. Дело в том, что в те времена не разрешалось исполнять музыку без музыкального образования. Даже играть в ресторане не пустили бы, а играть же хотелось многим. 

А дальше – у нас просто не сложилось. В отличие от наших соседей – ростовчан. Открывали эстрадные отделения мы одновременно. Но в Ростове-на-Дону получилось привлечь опытных педагогов и музыкантов из других городов, они подготовили людей с училищным образованием, которые пошли в консерваторию и позже сами стали преподавать. У нас же отделение закрыли.

АиФ: – Сегодня, когда в музыкальном колледже вновь открылось эстрадно-джазовое отделение, это образование пользуется спросом? Всё ли с созданием отделения получилось так, как виделось изначально?

И.М.: – На новое отделение был проведён как-бы пробный набор. Получилось так, как и ожидалось: достаточно сильные вокалисты, и очень слабые инструменталисты. Как обычно, не хватает денег. В первую очередь на ставки иллюстраторов - они должны составить основу биг-бэнда, без которого полноценного джазового образования студенты не получат. И необходима профессиональная аппаратура для исполнительства и звукозаписи.

АиФ: – Но публика привыкла видеть вас как, прежде всего, исполнителя. Что вас привело в педагогику?

И.М.: – Скорее всего, преподавать меня вынудила ситуация, когда просто как по мановению какой-то заколдованной палочки моя музыка всё чаще стала попадать под «неформат». Потому и как исполнитель я стал появляться гораздо реже. В чём причина – не знаю. Наверное, за 50 лет кому-то поднадоел. Хуже играть я не стал, а там, кто его знает - это решаю не я, а другие люди, которые лучше знают, где формат, а где нет… Но поскольку весь смысл моего существования в этой жизни – это джаз, то я подумал: вдруг то, что я умею, нужно ещё кому-нибудь?! И четыре года назад я решил попробовать научить играть джаз молодых людей... И вот сейчас у меня много учеников, и я радуюсь, что среди них есть ребята, подающие надежды.  

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах
Роскачество