aif.ru counter
21.05.2013 11:39
1027

25/17: «Декоративная оппозиция вызывает тоску и печаль»

Воронеж, 21 мая – АиФ-Черноземье

«Два-пять-один-семь», – скандирует зал. Поклонники, побывавшие на автограф-сессии, довольны тем, что им удалось хотя бы немного пообщаться с Антом и Бледным – зал полон: не удивительно, ведь 17 мая в Воронеже прошел последний концерт перед творческим отпуском группы «25/17».

Музыка – это не «обязаловка»

АиФ: – Как вам тур в преддверии бессрочного творческого отпуска?

Бледный: – Концерты проходят хорошо, в новом релизе у нас всего 5 песен, поэтому не так заметно, как именно эти треки нравятся поклонникам.

Ант: – Сейчас у нас есть уникальная возможность убрать из концертной программы те треки, которые нам совсем надоели и поставить на их место пять новых, поэтому мы всегда рады новым релизам.

Б.: – Мы же не профессиональные актеры, которые могут по полгода играть один и тот же спектакль, выходить на сцену и входить в образ, нам сложно и мы устаем. Очень не хотелось бы, чтобы это превратилось в какую-то «обязаловку». Чтобы было взаимодействие со слушателем, с залом, надо самому это чувствовать. Это одна из причин, по которой мы решили не давать концертов, пока программа не обновится.

АиФ: – Каковы другие причины тайм-аута?

Б.: – Причин много: хочется поработать над вторым альбомом нашего сайд-проекта «Лед 9», хочется гастролировать с этим материалом, он абсолютно другой и это интересно.

АиФ: – Многие поклонники считают, что у каждого из вас свой потенциал и вам нужно выступать сольно. Не было ли мыслей у кого-то из вас уйти из группы? И почему Вы видите себя только в 25/17?

Б.: – Не понятно, почему такое мнение складывается.

А.: – Мы, кстати, с этим здорово поэкспериментировали на синглах «Полоса белая» и «Полоса черная», поэтому, я думаю, что все настолько не случайно, что будь мы порознь, не было бы такого эффекта. Тут я полностью доверяю воле судьбы. Как, если у Андрея появится острое желание, например, попеть под гитару или под баян, я с удовольствием ему помогу. Как и если мне захочется начать сольную танцевальную карьеру (смеется – прим. ред.).

Б.: – Да, на самом деле, Антон готовит сольный танцевальный альбом.

Екатерина СаврасоваДекоративная оппозиция

АиФ: – Интересуетесь ли вы политикой? Следите за обстановкой в стране? Что вы думаете о протестном движении?

Б.: – Мне кажется, что все просто устали от тех людей, которые поздравляют нас с новым годом в телевизоре. Если поменять шило на мыло – ничего не изменится, но людям станет спокойнее, веселее, поскольку это что-то новое, а, на самом деле, не изменится ничего. Вся эта декоративная оппозиция вызывает у меня тоску и печаль. Ее так называемые лидеры – это лидеры людей, которые пользуются iPhone и зарегистрированы на Facebook, а по стране, по большей части, никому до них дела нет: за ними никто, никогда и никуда не пойдет. В своих поступках и высказываниях они крайне далеки от народа. И народу нет дела ни до Химкинского леса, ни до всей этой оппозиции.

А.: – Люди свободы хотят. В Библии сказано о том, что нужно уважать власть. Мы стараемся делать это максимально, насколько это возможно, если это не начинает перечить каким-то личным принципам. Я могу сказать, что я счастливый человек, занимаюсь любимым делом. Могу практически свободно говорить то, что нужно мне. Я не имею права жаловаться.

АиФ: – Вы известны своими христианскими взглядами, как вы пришли к этому?

Б.: – Точно есть что-то большее, чем мы сами. Я понял, что есть Бог и есть законы, которые в этом мире действуют, и их точно не я придумал и не я установил. И я захотел понять, как они работают.

А.: – Часто что-то планируешь, рассказываешь об этом, а потом раз – щелчок по носу. И я понял, что Господь решает чему суждено сбыться, а чему – нет. Плюс ко всему – это доля шутки, конечно – неохота чувствовать ответственность за свою жизнь. Ты чисто психологически перекладываешь это на Господа, полностью ему доверяешь. Многим вещам я нашел подтверждение, когда начал читать Писание. Я понял и задумался, насколько это глубоко. Я понял, что я искал мир в сердце и обрел его. Сложно объяснить словами – нужно это просто почувствовать.

АиФ: – Как вы относитесь к некоторым скандалам, связанным с представителями Русской Православной церкви?

Б.: – Поскольку я протестант, а не православный, я взял для себя за правило не критиковать представителей других конфессий. Церковь – это не собрание идеальных людей, это собрание грешников, которые понимают это и хотят измениться. Для этого люди и идут к Богу, понимая свое несовершенство. Кому-то выгодно фокусировать свет софитов на негативных моментах. Никто же не рассказывает так громко, о том, как ему помогла православная церковь. Никому это не интересно – любопытнее посмотреть на пьяного попа. Но это же не означает, что все представители духовенства такие. Подход такой: опорочить всю систему ценностей через грехи отдельных представителей церкви.

А.: – 80% населения страны, прожигающие свою жизнь, считают себя православными. Это все вообще не имеет отношения к Христу, к вере, к истине. Для меня все эти танцы в балаклавалах и дальнейшие обсуждения неважны, поэтому меня это никак не оскорбляет. Просто печально, что людей, которые еще мало погружены в веру, это отпугивает.

 

На разных полюсах с русским рэпом

АиФ: – Как вы относитесь к коллегам по рэп-сцене?

Б.: – Мы существуем параллельно и с русским рэпом, и с коллегами. При встрече мы общаемся, но не более того. У нас нет каких-то ярких эмоций по этому поводу: ни любви, ни ненависти.

А.: – Мы находимся с ними на разных полюсах. Об этом говорят даже крупные хип-хоп фесты, где есть все, но нет нас. Мы – что-то другое в их глазах.

АиФ: – Вы довольно серьезно подходите к выбору музыкантов, с которыми делаете совместные треки – Бутусов, Кинчев. Что можете сказать о современном состоянии русского рока? Есть ли какие-то молодые ребята, музыка которых Вам нравится?

Б.: –  Я не слежу за рок-музыкой, не знаю, что сейчас там происходит. Мне кажется, что, если что-то будет действительно интересное, то мы все об этом узнаем. Русская рок-сцена изменилась. Те группы, которые мы все знаем – «Алиса», «Калинов мост» – они выпускают отличные альбомы. К примеру, мне нравится сольный альбом Дмитрия Ревякина. То, что было потом, для меня – это уже совсем не тот русский рок, который мы полюбили.

 

Екатернина Саврасова

 

Столица пресыщает

АиФ: – Вы уже долгое время живете в Москве, чувствуете ли Вы себя москвичами или Вам ближе родной Омск?

А.: – Я могу сказать только одно: если брать Москву, то в столице ты видишь больше, ты не задаешь вопросов, которые ты задавал пять лет назад. Это касается и творчества.

Б.: – В Москве люди более пресыщенные, избалованныеейчас ситуация изменилась: в любом городе, где есть интернет, можно быть в курсе всех актуальных трендов, слушать всю самую лучшую музыку, как и в Москве. Два клика по клавиатуре – и вся новая музыка у тебя в наушниках.

А.: – Если ты артист, в провинции ты чаще всего ленишься, потому что вокруг тебя происходит все медленнее, чем в столице. Я это могу сказать и на своем примере, и на примере друзей. В Москве лениться некогда.

Б.: – Родной город остался у меня в голове. Я 12 лет живу в Москве, когда приезжаю в Омск, понимаю – это город с абсолютно другими людьми. Особенной ностальгии я уже не испытываю, поэтому мой дом там, где моя жена и мой сын.

АиФ: – Вы в Воронеже уже не первый раз. Чем-то запомнился вам наш город?

Б.: – Мы в четвертый раз здесь, всегда была хорошая погода, каждый раз мы ходили по красивым местам, по музеям, поэтому впечатление очень хорошее, и город нам нравится.

А.: – Угадайте, что изображено на воронежском магнитике на моем холодильнике?

АиФ: – Котенок с улицы Лизюкова?

А.: – Да! Надеюсь, что завтра (18-го мая – прим. ред.) нам удастся посмотреть интересные места, и тогда в следующем интервью мы вам расскажем.

Также Ант и Бледный ответили на вопросы финалистки конкурса «АиФ-Черноземье» о работах Давыдовского, любимом фильме и о песнях, основанных на реальных событиях.

 

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах
Роскачество