aif.ru counter
27.03.2018 10:54
173

«Нельзя опускаться до уровня телешоу». Актер о вызовах современного театра

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 12. АиФ-Липецк 21/03/2018
Фото со спектакля Липецкого драмтеатра
Фото со спектакля Липецкого драмтеатра © / Липецкий драматический театр

Известный липецкий актёр и начинающий режиссёр Ростислав Семенихин поговорил с «АиФ-Черноземье» о том, что сегодня беспокоит творческого человека, зачем зритель идёт в театр и почему в драматургии не слышно новых имён.

Мечтаем о доме

Екатерина Деревяшкина, «АиФ-Черноземье»: Ростислав, с каким настроением встречаете театральный праздник?

Ростислав Семенихин: С хорошим, правда, забот очень много. У нас есть такая традиция: все профессиональные театры — драматический, академический, кукольный и елецкий «Бенефис» — отмечают этот праздник вместе. Обычно мы собираемся на «капустник». Это всегда весело, интересно и в то же время на злобу дня — есть возможность поговорить о проблемах, которые волнуют актёров, режиссёров.

А какие проблемы вас волнуют?

— Самая большая проблема, которая не решается вот уже восемнадцать лет, — это отсутствие у театра собственного здания. Мы вынуждены делить площадку с коллективами ДК «Сокол». Это создаёт ужасные трудности. Нам не хватает гримёрок, места для хранения декораций и костюмов. Нам попросту не хватает места для репетиций. Мы не можем репетировать тогда, когда захотим. Всё это сильно мешает творческому процессу. Скоро ДК и вовсе хотят закрыть на ремонт. А что будет с нами — пока не известно.

— Ранее говорили о том, чтобы передать театру здание бывшего ККЗ «Октябрь», где сейчас находится Дворец молодёжи…

— Мы бы этого хотели. Во-первых, здание «Октября» достаточно вместительное, там можно было бы сделать две сцены: большую и малую. Во-вторых, оно очень удачно расположено — практически в центре Липецка. Месторасположение очень важно для театра. Когда человек пришёл вечером с работы, ему уже не хочется ехать на другой конец города, чтобы посмотреть спектакль. А тут — всё рядом. Аргументов «за» было много, но дальше разговоров дело, к сожалению, не пошло. Изменится ли что-то в этом году, сказать сложно. Мы надеемся. Театр не должен быть бездомным.

Не просто развлекать

— В советское время люди шли в театр думать. Почему сейчас идут в основном развлекаться?

— Тогда не было так много информации, как сейчас. Причём информации тяжёлой, большей частью негативной: она «льётся» из интернета, с экранов телевизоров. Люди ею пресыщены. Им хочется просто отдохнуть душой. Поэтому акцент и сместился в сторону развлечений. Но драматический театр не должен лишь развлекать, иначе мы превратимся в обыкновенных шутов и перестанем расти как артисты. У театра есть и ещё одна функция — воспитательная. В репертуаре обязательно должны быть серьёзные постановки. Даже комедии можно ставить так, чтобы незаметно за весельем подсунуть зрителю горькую пилюлю, заронить в нём мысль. Ни в коем случае нельзя опускаться до уровня телевизионных шоу, даже в угоду зрителю.

— А как вы относитесь к тому, что некоторые режиссёры активно используют в спектаклях спецэффекты?

— Я не против новых технологий: театр — живой организм, он постоянно меняется, и это нормально. Но просто так выпячивать их, только потому, что это модно или так хочется режиссёру, на мой взгляд, неправильно. Новые технологии оправданы, если они работают на основную идею спектакля, на раскрытие режиссёрского замысла.

— Кстати, вы уже попробовали себя в качестве режиссёра. И как вам новая роль?

— Пока у меня маленький опыт в постановках. Несколько раз я ассистировал режиссёру, ставил капустники, новогодние представления. Но, пожалуй, самая большая и серьёзная режиссёрская работа — это мой дипломный спектакль по пьесе Гильерме Фигейредо «Лиса и виноград». В основе сюжета — легенда о древнегреческом баснописце Эзопе. Казалось бы, где Эзоп и где мы? Но вопросы, проблема, которые поднимаются в пьесе, актуальны и сегодня. Существует ли свобода выбора или это иллюзия и человек всегда действует в предлагаемых обстоятельствах? Пьеса очень интересная. Она рассчитана на мыслящего зрителя.

— Есть соблазн самому сыграть в этом спектакле?

— Нет. Мне кажется, режиссёр не должен играть в своём спектакле. Теряется что-то важное — дистанция, взгляд на происходящее со стороны. В итоге невозможно создать качественный продукт.

— Где вы чувствуете себя комфортнее — на сцене или в зале?

— В зале. Мне интересен процесс создания спектакля. Не исключаю, что когда-нибудь совсем уйду со сцены. А пока буду совмещать, хоть это и не так легко, как мне казалось вначале: всё-таки актёр и режиссёр — две абсолютно разные профессии.

— Не боитесь перегореть?

— Занимаясь любимым делом, мне кажется, невозможно перегореть. Ты постоянно  находишься в поиске чего-то нового, делаешь какие-то открытия. Конечно, эти профессии сложные. Но точно так же можно сказать и про многие другие. Водителя-дальнобойщика, например: ему приходится по восемь часов сидеть за рулём — это тоже тяжело. Так что не думаю, что наши профессии какие-то особенные.

Драма новой драмы

— Как начинающий режиссёр, можете объяснить, почему в театрах так мало современных пьес?

— Пьеса должна быть хорошо написана. А с современной драматургией сегодня всё достаточно сложно. Хороших авторов по пальцам пересчитать. Я могу назвать только Людмилу Петрушевскую. Сейчас мы все находимся в состоянии какого-то драматургического безрыбья. Но так не может продолжаться бесконечно — что-то должно произойти. У меня такое ощущение, что мы уже где-то рядом. Будто плывёшь ты под водой, всплываешь к самой поверхности и вот-вот вынырнешь, сделаешь глоток воздуха. Так же сейчас и в России. Театр — это ведь зеркало нашего общества.

— Вы думаете, мы стоим на пороге перемен?

— Я думаю, дальше всё не может оставаться, как есть. Мы должны выйти на новый виток развития. Это неизбежно.

— А в театральной жизни Липецка, на ваш взгляд, нужны перемены?

— Хочется, чтобы она стала разнообразнее. У нас всего три государственных театра: два драматических и один кукольный. В соседнем Воронеже — пять. Причём там театры всех жанров: музыкальный, драматический, кукольный, оперы и балета. Есть ТЮЗ. У нас же ни в одном театре нет репертуарной политики, направленной именно на детей. Как мы будем воспитывать собственного зрителя?

— Но ведь у нас идут детские спектакли…

— Один? Два? Это очень мало. Почти ничего. Современные дети в большинстве своём не знают, кто такой Гамлет, не читали «Чайку». Все их интересы сосредоточены в Интернете. Это серьёзная проблема. Мне кажется, в советское время люди, стоящие у власти, больше уделяли внимания театральному просвещению. Поэтому даже в маленьких городах, райцентрах открывали театры, понимая, насколько это важная часть нашей жизни. Ведь театр может изменить человека, сделать мир лучше.

— Каким вы видите будущее театра?

— Светлым (смеётся). Конкретно наше будущее я вижу в новом здании. Будущее всех артистов, прежде всего, достойным. Нельзя сказать, что сегодня мы получаем совсем маленькие зарплаты, но они и не большие. Всё-таки художники не должны влачить жалкое существование. Они должны творить и вдохновлять зрителей, а не думать, как им заплатить за квартиру и на что купить еду.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах
Роскачество