aif.ru counter
Екатерина АПОНИНА 147

Молодёжь в Курске ломает стереотипы

В минувшие выходные в Курске состоялась премьерный показ эскиза спектакля экспериментального театра «Лёгкие». Группа творческих энтузиастов показала в зале молодёжного центра «Гелиос» пьесу «Пластилин» Василия Сигарева.

Екатерина Апонина / АиФ

Представление собрало около 50 человек, интересующихся не столько «новой драмой», которую в Курске прежде никто не ставил, сколько задающихся вопросом: «Что такое искусство «нулевых»»? Неожиданный и непривычный для курян показ вызвал бурю разноречивых эмоций и толков.

Сами актёры и режиссёры называют свою работу экспериментом: в первую очередь над собой  и только потом – над зрителями. «АиФ-Курск» узнал у одного из создателей театра нового формата – курского журналиста и литератора Александра Демченко, как и зачем юные таланты ставят эксперименты. 

Погорел на драме

–  Александр, расскажите, как вам в  голову пришла идея создания театра такого формата? Может, случай какой– нибудь натолкнул?

–  Это длинная история. Я прозаик. Сколько себя помню, пишу рассказы. Но в какой– то момент проза не пошла. Просто не мог и трёх слов связать, ничего не выходило. Я стал искать новые формы, попробовал себя в драматургии, написал пьесу. И получилось: в этом году её отобрали для программы читок престижнейшего конкурса молодой драматургии «Любимовка». Я со своим «Тлеющим человеком» обошёл 700 конкурентов, но не в этом суть. А суть в том, каким я увидел театр там, на фестивале. Это было что– то невероятное для меня, для человека, который всегда отрицал театр и театральное искусство. 

На сцене столичного «Театр.doc» шли читки современных пьес. Это были не спектакли и даже не эскизы спектаклей, а просто читки: группа актёров «по ролям» представляют текст. Кто это не видел, скажет: «Скука. Бред. А как же действие?». А действие разыгрывается в голове, если, конечно, ты понимаешь и внимательно слушаешь. В общем, такой формат мне показался интересным. Да и не столько формат, сколько те тексты, которые были представлены. Современная драматургия, «новая драма». Пьесы, написанные современниками о современниках, в которых затрагиваются повседневные проблемы. В общем, меня это покорило. Я вернулся в Курск, стал интересоваться, есть ли у нас подобные «сумасшедшие», которые «горят» «новой драмой». Таких не нашёл. Ни актёров, ни режиссёров, ни просто фанатов. Не говоря уже о каких– либо любительских театрах, которых интересует современный текст. Как– то так получилось, что я решил найти людей, готовых продвигать эту тему в Курске. Тут же ко мне подключился и коллега с ТВ Слава Мараков, тоже любитель помарать бумагу стихами да прозой. Он сказал: а давай уже экспериментальный театр сделаем. Так и решили.  Хотя «театром» это назвать сложно…

–  Какие перед собой ставите цели? Показать Курску новые веяния, или всё– таки театр создан больше для самих себя?

–  Цель одна: познакомить курян с таким направлением, как «новая драма». Сделать это через читки пьес, эскизы спектаклей, постановки. И делать это не для себя, а для людей. Слишком глупо делать театр, а потом ставить там свои пьесы. Это, по– моему, низко и  эгоцентрично. Тем более в «новой драме» есть из чего выбрать, хороших пьес хватает. Театр мы делаем для зрителей. Я знаю, что куряне (особенно молодёжь) желают видеть что– то новое, интересное, местами и провокационное. Но самое главное, публика желает видеть постановки о себе. И всё это –  сплошной эксперимент: над собой, над зрителем.

Тошнота от «ванили»

–  В субботу у вас прошло премьерное выступление. Какие  ощущения после постановки? Ожидания оправдались?

–  В субботу мы «словили» эйфорию.  Как говорят некоторые театралы, публика была благосклонной и приняла наш эскиз спектакля по пьесе Василия Сигарева «Пластилин». Из тех пятидесяти человек, которые пришли, зал до окончания действия покинул всего один человек. Не вытерпел, не вынес той жизни, какую предложил автор. «Пластилин» –  это классика «новой драмы», текст, который не каждый может адекватно воспринять. Первое впечатление у тех, кто «не в теме» –  «Чернуха! Мерзость!». Но! Если копнуть поглубже, закрыть глаза на насилие и ненормативную лексику, то можно по– свойски понять судьбу главного героя –  подростка Максима. Таких «Максимов» полстраны, их пинают, унижают, обществу они не нужны.

–  А чему должны научить подобные пьесы? И должны ли они вообще чему– то учить?

–  Естественно, они предлагают решение тех или иных проблем общества. У текстов социальная направленность. Что же касается искусства ради искусства, всех этих добреньких ванильных историй, то от этого уже тошнит. Этих историй стало так много, что они уже не помогают, а отравляют человека. Он и так не подготовлен к жизни в обществе, боится её, так его окончательно добивают, делают слабее. Обыватель закрывается в мирке, который ему навязали добрые дяденьки. А нужно держать себя в тонусе. Лучше разок– другой как следует «шандарахнуть» публику по голове, показать настоящую жизнь, которая и есть пилюля от всех наших бед.

–  Не боялись ли, что неподготовленный курский ум может воспринять мат как грубость, а не как художественный приём?

–  Курский ум уже ничем не удивишь. Маты –  это детский сад для курян, многие говорят языком улиц и только этот язык и понимают. Им не показалось это чем– то необычным, ну разве только в начале: кто– то робко сказал в зале «ничё се!». На этом эмоции закончились, дальше была гробовая тишина.

Сумасшедшие из провинции

–  Какие планы на ближайшее будущее? В «подполье» не придётся уйти?

–  Если надо –  уйдём в «подполье», но я думаю, этого не произойдёт. Я в какой– то степени наивный молодой человек и верю в людей. В любом случае найдётся «сумасшедший», который, если что, пригреет любительский театр. А ещё, дай Бог, найдутся профессионалы, которые поверят в нас, придут к нам и сделают из нас если не актёров, то худо– бедно статистов. Профи нам нужны. А ещё мы ждём всех нестандартных молодых талантов, готовых за бесплатно делать новый театр. Мы верим в людей. Что же касается планов, на ближайшие месяцы, то собираемся делать вечер по текстам драматурга и режиссёра Ивана Вырыпаева. Я думаю, что курянам будет интересны «Кислород», «Танец Дели», монологи автора.

–  По поводу профессионалов: в составе «труппы» нет ни одного?

–  Естественно. Какой адекватный профи пойдёт работать с нулевыми «актёрами» за «спасибо», да ещё и ставить с ними «чернушные» пьесы? Мало кто на такое пойдёт, разве только тот, кто сильно влюблён в искусство, кто соглашается с мнением, что театр должен быть разным.

–  «Сумасшедших» людей в Курске немного. Как правило, они меняют наш город на столицы –  Москву и Питер, потому что там для них есть «среда». И они там ценятся. У нас же таких людей иногда реально принимают за «несколько больных». Построить среду сложнее, чем в неё «уехать». Не было ли мыслей покинуть Курск?

–  Не знаю, как ребята, а я пока останусь тут и «поболею». Курск –  хорошая среда для творчества. Все лучшие истории происходят в провинции. Не скрою, что делать здесь любительский театр, в основе которого тексты «новой драмы», очень тяжело –  на  становление могут уйти годы. Что же касается Москвы, то не все «больные» прописываются в тамошней творческой тусовке. Нужно быть не просто талантливым, а суперработоспособным, чтобы там стать своим. Ну и плюс предложить уникальный продукт, идею. Наша идея честно украдена: она витает по Москве дет этак 15, а то и больше.

Смотрите также:



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах
Роскачество