aif.ru counter
298

Накормить всех. Изменится ли организация питания в школах и детсадах Курска

За последние годы система питания в образовательных учреждениях Курска пережила немало реформ.

Предоставлено рекламодателем.

Мой ребёнок обедает в школьной столовой. Ему не очень нравится, но я понимаю, что за 60 рублей сложно добиться разнообразия. Можно ли ожидать каких-то изменений, ведь от качества питания зависит и здоровье, и успеваемость?

Н. Шеховцова, Курск

Признав неэффективным проведение аукционов на организацию питания детей, городские власти Курска и вверенные им администрации образовательных учреждений предпочли прямые договоры с несколькими поставщиками, то есть поделили рынок с соблюдением всех норм и букв закона.

Как всё начиналось?

Идеального школьного обеда не бывает. Родители хотят одного, дети — другого, руководство школы — зачастую третьего. У всех свои аргументы и своя логика. Конечно же, все стороны договариваются, и как это почти всегда бывает, решение устраивает всех и не устраивает никого. То же самое можно сказать и про систему школьного питания в Курске в целом. Ещё пять лет назад среди её организаторов проводился аукцион на обслуживание городских школ, потом вмешалась прокуратура и потребовала от них платить за потребляемую энергию, с чем согласились далеко не все, за этим последовал отказ от конкурсных процедур.

Сейчас ситуация следующая: организатор заключает со школой договор на питание определённых категорий школьников, а речь идёт о малообеспеченных детях, за счёт бюджета. Он же заключает договор и кормит других детей за родительские деньги, платит городу за энергию, город платит ему же за питание детей, он ремонтирует за свой счёт помещение столовой, город бесплатно даёт ему в аренду оборудование, он держит цену обеда в 60 рублей и обеспечивает ассортимент. Может ли такая система быть прозрачной или конкурентной — вопрос не бесспорный.

«В 2016 году руководители стали заключать прямые договоры, и это не возбраняется 44-ФЗ, они имеют полное право на это, — говорит председатель комитета образования Курска Сергей Белкин. —  В аукционной документации ничего не сказано ни про опыт работы с детьми в сфере общественного питания, ни про деловую репутацию. Когда только начинался 44-ФЗ, были эти требования, потом их убрали, поскольку это ограничивает конкуренцию. Но детское питание — это вопрос безопасности. На сегодня у нас сложилась такая практика, что большинство руководителей заключают договоры прямые».

Сейчас в школах областного центра 46 234 учащихся, более 85% из них обедают, 6111 детей обедают бесплатно, то есть за счёт бюджета. Организация питания громоздкая и рассчитана скорее на отсутствие прецедентов, то есть дети сыты, проблем и жалоб нет, ну и слава богу.

«Сам руководитель школы попадает в ситуацию, когда он вынужден работать по прямым договорам, — говорит уполномоченный по защите прав предпринимателей в Курской области Владимир Казарин, — конкурсные процедуры — они длинные, есть разные нюансы, а директор зависит от комитета образования. Но у него есть деньги родителей. И в них вдруг замешивается 10% бюджетных денег. Есть ли там коррупция? Неизвестно, но схема непрозрачная». Как в известной американской поговорке — «зачем ремонтировать то, что не сломалось?». Жалоб ведь нет. Но так ли это?

Что показали проверки?

Фото: Предоставлено рекламодателем.

 

В начале года скандал со школьным питанием разгорелся в Ростовской области. Отказ от аукциона и переход на прямые договора привёл в этот бизнес фирмы, весьма далёкие от общепита, но, вероятно, близкие местной администрации. Школьные обеды готовил, например, продуктовый магазин, не имевший на балансе ни одной единицы автотранспорта, другие оказались обычными перекупщиками. В результате — пересмотр 800 договоро, по причине неконкурентных способов размещения закупок, уголовные дела и даже приостановка работы некоторых школ. Аналогичная ситуация в Петербурге, где одним из организаторов школьного питания вообще стала фирма, занимающаяся компьютерами.

Закон позволяет в обход конкурсных процедур заключать договоры на несколько месяцев с суммой, как, например, в Курске, до 400 000 руб.  Такая схема является временной, но время — категория бесконечная, и такие «временные» схемы стали постоянными. В Курске прокурорская проверка показала завышение цен в некоторых школьных столовых. Наценка на овощной салат составила более 90%, а на чай с лимоном — 200%. Разница в цене, конечно, невеликая — вместо 2,5 рубля чай стал стоить 3,5 рубля, но закон запрещает давать наценку более 30%, а тут сразу 200! И ведь прошло, только прокуратура выяснила. Возможно, это случай из разряда курьёзных, но и его можно назвать малоприятным звонком, характерным для низкоконкурентных систем, где всё поделено и распределено. В другой школьной столовой вообще готовили пищу для онкологического диспансера. Кстати, как показала проверка, готовили совершенно законно, а директор школы, несмотря на то, что он подписывает договор с организатором питания, не имеет права вообще заходить в пищеблок. Новый директор этой школы запретила готовить для онкологических больных — и тоже на законном основании. Получается, «закон что дышло».

«Существуют разные способы получения контракта со школой, — говорит руководитель предприятия-организатора школьного питания Олеся Полищук, — аукцион, в котором учитывается только ценовой фактор, конкурс, где прописываются различные условия, в том числе технологические возможности предприятия и деловая репутация, и прямой договор.  Конкурс более объективен, потому что операторы питания проверяются на соответствие совокупности характеристик. Но есть и другая сторона медали: часто условия конкурса прописываются под конкретную организацию. Некоторые организации работают только со школами, сумма контракта в которых, согласно ФЗ № 44, не может превышать отметки в 400 000 рублей, это автоматически исключает здоровую конкуренцию».

Выходит, что сама система здорового питания в школах Курска нездорова. Аналогичная ситуация и с детскими садами, где более суровый регламент, но принципиальные решения и схемы — те же самые.

Когда будет выбор?

Фото: Предоставлено рекламодателем.

У чиновников есть много разных способов упрочить свои отношения с нужными поставщиками. По закону администрация обязана проводить аукцион, но также она может заключать с поставщиком и прямые договоры, если их стоимость не превышает единовременно определённую сумму. Такие договоры в Курске заключаются круглый год, что даёт возможность неконкурентоспособному поставщику прекрасно себя чувствовать на рынке. Да, никто не отрицает, что есть родительский контроль, есть разные надзорные органы, есть периодические выставки достижений. Есть даже движение, когда школы, и немаленькие школы, меняют организатора. Но в целом система не меняется. Семь предприятий, хотя можно сузить их число до четырёх и даже до трёх, работают по 12-дневному меню, которое вначале утверждает директор школы, затем оно согласовывается с Роспотребнадзором.

Нормы СанПиН исключают всякую самодеятельность, но и особого разнообразия не дают. При этом в санитарных правилах и нормах чётко прописано — меню должно быть разнообразным. Повторение одних и тех же блюд в течение трёх дней не допускается. Такой круговорот могут выдержать только опытные предприятия, с высоким уровнем квалификации работников.

«Я понимаю, что такое панкреатит в пятом-шестом классе, — говорит один из организаторов школьного питания. — Ребёнку достаточно неделю поесть приготовленную на некачественном масле пищу, и диагноз ему обеспечен».

Это неизбежное следствие аукционов, направленных только на понижение цены. В Курске 12,5% школьников страдают ожирением — а это, возможно, следствие прямых договоров, когда дети всем видам супов предпочитают недорогие булки, которых всегда много. Закупки у единственного поставщика, проводимые сейчас по школам, не позволяют использовать имеющиеся возможности даже подверженного критике 44-ФЗ и отобрать опытного поставщика в сфере школьного питания, который за разумную плату может организовать качественное оказание услуг.

Со времён Адама Смита известно, что лучший механизм развития рынка — это конкуренция. Её отсутствие приводит к монополизации, снижению качества и повышению цены. Это истина азбучная. У любого предприятия, имеющего гарантированный прямой договор, нет стимула к развитию, в данном случае к повышению качества питания.  Конкурс, если следовать букве закона, — это способ определения поставщика, при котором победителем признаётся участник закупки, предложивший лучшие условия исполнения контракта, основанные на принципах открытости, прозрачности информации, профессионализма заказчиков и ответственности за результат.  Это, кстати, выдержка из знаменитого 44-ФЗ. В Курске такой подход не работает, здесь всё по-другому, местная специфика, которую, кстати, новый руководитель региона называет саботажем, со всеми вытекающими последствиями.  Пока в виде несущественных жалоб и незначительных нарушений. Но дальше может быть больше.



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах
Роскачество