aif.ru counter
574

Династия поэтесс и 70-летний рэпер. Чем живет отрезанная от мира деревня

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 36. АиФ-Липецк 07/09/2016
Иван Торжков разменял восьмой десяток, но на сельских праздниках гуляет громче всех.
Иван Торжков разменял восьмой десяток, но на сельских праздниках гуляет громче всех. © / Виктор Кремнев / АиФ

Старое Ракитино не то чтобы край света – по прямой от ближайшего города Лебедянь всего-то километра два. Но зимой несколько «крайних» улиц деревни превращаются в настоящий медвежий угол – даже «скорая» не проедет. Однако люди не унывают – живут одной большой семьёй – вместе и в горе, и в праздники. 

Домашние поэты и корзинки из газет

«Бабушка – лучший в мире поэт, – рассказывает четвероклассник Дима Филатов. – Она про всё стихами может говорить. Послушайте, как она про своё село написала: «Долго–долго гулял я по свету, но всегда возвращаюсь к тебе, дорогая моя деревушка, что стоит на высоком холме. Ты стоишь уж четыре столетья, красотою своею пленя. Не сломили тебя лихолетья, достояла ты и до меня».

Сама бабушка - Татьяна Овсянникова - не только стихи писать мастерица. Показывает выставку корзинок  – и круглых, и овальных, и фигурных. Кажется – сделаны из бересты, на самом деле женщина плетёт их из старых газет. Рядом целая галерея панно из солёного теста – с юмористическими сюжетами на темы сельской жизни: там кум у кумы вареники ворует, там ленивая жена с печи слезать не собирается.

В молодости Татьяна Александровна писала картины, мастерила панно на брёвнышках. Её дочь, мама Димы, унаследовала творческую жилку: делает картины и поделки из бересты.

«Я с детства хорошо рисовала, – вспоминает Елена Филатова, дочь Татьяны Овсянниковой. – А несколько лет назад муж привёз мне в подарок картину из бересты. Я только взглянула – сразу поняла: моё. Теперь у меня уже не один десяток пейзажей. Каждый кусочек коры – со своим узором, рельефом. Я обычно беру его в руки и начинаю фантазировать. Вот этот вертикальный штрих будет стволом дерева, а это пятнышко, похожее на квадрат – домиком в снегу».

Природный материал для поделок – закладок для книг, бижутерии, сувениров – Елена заготавливает сама, находит его в лесу на стволах засохших поваленных деревьев.

Природный материал для поделок – закладок для книг, бижутерии, сувениров – Елена заготавливает сама, находит его в лесу на стволах засохших поваленных деревьев. Фото: АиФ/ Виктор Кремнев

«Вот погремушка–шаркунок, - Елена трясет в руках кубик, сплетённый из полосок бересты. – Внутри несколько горошин. Слышите, как гремят? Это старославянский оберег. Наши предки считали, что шум, который он издаёт, отгоняет злых духов».

«А прабабушка моя тоже стихи пишет, – подхватывает Дима. – Бабушка у неё научилась!»

Основательница творческой династии Клавдия Гребенникова, мама Татьяны Александровны, поэтом себя не считает. Но стихами может изъясняться на любую тему.

«Живи, моя деревня, любимый, милый край. Живи, моя Ракитня, живи  и расцветай. Здесь пахнет свежим сеном. Здесь дивные луга. Когда–то здесь ходили на пастбище стада», – выводит Клавдия Фёдоровна.

Ей уже 84. Тут, в Старом Ракитино, она и родилась. Работала на сельской почте, потом на заводе в Лебедяни. Сейчас в райцентре у неё трёхкомнатная квартира, но жильё она отдала внучке. Сама не может без чистого деревенского воздуха.

«Как там люди живут, в этом шуме, не пойму, – удивляется пожилая женщина. – Сидят в квартирах, как в скворечниках. А тут гляньте какой простор! Все мысли в порядок приходят. Хочется и петь, и стихи писать».

Даже не подозревала, что во мне такие таланты кроются! Это вольная жизнь в селе их пробудила! Я теперь село на город ни за что не променяю.

Из столичной квартиры в сельский домик

На отдельном столике – россыпь салфеток, вязаных воротничков, накрахмаленные лебеди из ниток с гордо вытянутыми шеями. Кружевные чудеса – дело рук Раисы Александровны Мальцевой. Она в Старом Ракитино тоже живет с рождения. Работала токарем в Лебедяни, теперь на пенсии.

«А что делать на пенсии? Не всё же время телевизор смотреть, – улыбается Мальцева.  – Вот я вяжу, халатики мастерю, лоскутным шитьём занимаюсь».

Хвалится умениями и Светлана Ракитина, соседка Мальцевой, – показывает интерьерных кукол. Тут и звери, и люди. Каждая фигурка со своим характером.

Всю жизнь Ракитины провели в Москве, Светлана работала в доме правительства, муж – полковник в отставке с Петровки, 38. Вышли на пенсию – купили тут дом и поняли: именно этого им всю жизнь не хватало.

«У меня в Москве пятый этаж, а тут – вышел за дверь и босиком по траве! – рассказывает Светлана. – Я тут и ландшафтным дизайном занимаюсь, и поделки всякие мастерю. Даже не подозревала, что во мне такие таланты кроются! Это вольная жизнь в селе их пробудила! Я теперь село на город ни за что не променяю. И люди здесь замечательные. Добрые, отзывчивые, нас приняли как своих. Я в Москве к такому не привыкла».

Не ходите девки замуж

Недавно селяне отмечали праздник – день рождения деревни. Обычно подобные мероприятия организуют по указке сверху – какие песни петь, какие речи говорить. В Старом Ракитино – местное самоуправление  и «инициатива снизу» в одном флаконе.

Жители окрестных домов быстро накрыли общий стол. Всё приготовили заранее, распределили: какому дому котлеты вертеть, какому сало солить. И три десятка человек дружно приступили к пиршеству. Несколько тостов за процветание села, непременная застольная «Что стоишь, качаясь», а вот уже и до частушек дошло.

«Деревенские девчата – мы нигде не пропадем. И насеем, и напашем, и частушечки споём!»

Пожилые женщины, выйдя в круг, будто на глазах молодеют.

«Не ходите, девки, замуж за ракитинских ребят. У них редька не родится, на капусте уморят!»

За честь «ракитинских ребят» вступается Иван Яковлевич Торжнов – разменявший восьмой десяток лет, но с орлиным взором, в тельняшке и ковбойской шляпе.

«Посмотрите на девчат – как они сияют. А вы  утром посмотрите – как они линяют!»

Торжонова называют «местным рэпером». Прозой он будто и не говорит, только стихами - «читает».

«Люблю широкие долины и неба голубой простор. Там хорошо гулять с любимой и слышать тихий разговор. Где соловей в кустах поёт и соловьиху к сердцу жмёт. Сова там филина ласкает, обнимает, прижимает. Знает – обманет, замуж не возьмёт».

Дружный взрыв хохота и шутливая ругань: ах ты, старый хрыч! Тебе только на завалинке греться, а ты про что поёшь! Для Торжонова укоры пожилых подружек – что красная тряпка для быка.

«Как–то раз я ночью лунной повстречался с девой чудной. Губки, носик и роток – не дивчина, а цветок. Тут и ум мой притупился, я в барана превратился, и, слова любви шепча, расписался сгоряча. А она, словно каналья, разрешает брать за талью. А пониже – ни–ни–ни, только в выходные дни!»

Отрезанные, но не сломленные

Отсмеявшись, бабушки рассказывают о своих проблемах. Летом тут – рай земной, а зимой не проедешь. В снегопады староракитинцы оказываются отрезанными от цивилизации. Ни скорую вызвать, ни пожарных. Глава сельской администрации почему–то не хочет чистить трассу.

«Мы тут в основном пожилые,– рассказывает Гребенникова. – То давление поднимется, то сердце прихватит. А к нам даже «скорая» не проезжает. К Агафье Лыковой в тайгу легче добраться!»

Ещё люди пожаловались, что в переулках нет воды, лишь в колодцах, да и та мутная. Хотя недавно Старое Ракитино признали перспективным, провели газ. Теперь всё меньше остаётся пустых домов – скупают если не под постоянное жильё, то под дачи. Местные надеются: благодаря этому «точка на карте» под названием Старое Ракитино никогда не сотрётся, и сами прикладывают к этому усилия.

«Пойдёмте, я покажу, как у меня возле дома красиво! – приглашает селянка Надежда Ситникова.  – Тут и грецкие орехи, и декоративные кустарники! Я сама не местная, вышла замуж– переехала сюда, и так к земле прикипела – никуда не поеду! А недавно у меня появилась мечта – сделать в Старом Ракитино декоративный парк. Мы тут живём дружно, думаю, это нам вполне по силам».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах