aif.ru counter
486

Что скрывает Африка? Липчанин погрузился в тайны чёрного континента

Александр Клоков / Из личного архива

На наш взгляд, самую необычную коллекцию собрал Александр Клоков, преподаватель ЛГТУ. Он долгое время жил в Африке и привёз оттуда множество интересных артефактов. Деревянные скульптуры, ритуальные маски, предметы быта и украшения – каждый предмет проливает свет на историю народов, раскрывает секреты их жизни. О коллекции, тайнах Африки и вещах, которым европейцам нужно поучиться у африканцев, мы и поговорили с коллекционером.

При чём здесь энергетика?

Фото: Из личного архива/ Александр Клоков

- Александр Васильевич, как получилось, что вы оказались в Африке?

- Советский Союз серьёзно помогал африканским странам, в частности, в Гвинее Союз построил порт, стадионы, университет. А так как в то время африканские народы были практически необразованными, университет не только построили и оснастили необходимым оборудованием, но и поставили туда преподавателей. Их отбирали в Москве, обучали французскому языку и командировали. Я тоже попал в этот поток. Сначала меня направили в Алжир. Но, когда началась Арабская весна, нам пришлось вернуться. А потом Союз развалился, и программу помощи Африке свернули. Но специалисты были нужны чёрному континенту. И я по старым связям уехал в Гвинею, где жил до 2015г.

- Когда и почему вы начали собирать предметы африканского быта?

- Первая вещь у меня появилась в 1996г. Но интерес к культуре африканских народов, их искусству возник гораздо раньше. Сначала я смотрел, из какого дерева сделано, каким образом – обращал внимание на то, что потом оказалось несущественным. Это потом я узнал, что в основном продающиеся в Африке предметы – сувенирная продукция, а её корни в традиционном искусстве народов Африки. У каждого народа, а в Африке их множество, свои особенности - одни занимаются кожей,  другие скульптурой. Сегодня почти половину моей коллекции составляют вещи, связанные с догонами. А вторую – предметы народов Гвинеи и ещё примерно десяти соседних народов.

- Как вы отбирали вещи для своей коллекции?

- В первую очередь, они должны были мне понравиться, я должен был почувствовать их положительную энергетику. Так, например, я категорически отвергал фетиши – фигуры, отгоняющие злых духов. На мой взгляд, они очень неприятные и обладают тяжелой энергетикой. Хотя встречались очень интересные предметы, я старался не брать их к себе. Вообще сегодня в Африке найти аутентичные предметы (подлинные, соответствующие первоисточнику. – Авт.)  довольно сложно. С приходом исламизации резчиков, владеющих классическими традиционными канонами, остаётся всё меньше. Да и среди вещей, сделанных по канону, найти ту, что использовалась в ритуальных обрядах или в быту, непросто. Для этого нужно иметь очень глубокие познания. Поэтому утверждать, что абсолютно все предметы моей коллекции аутентичны, не могу, о каких-то мне просто не удалось ничего узнать.

Гости с Сириуса

Фото: Из личного архива/ Александр Клоков

- Почти половину вашей коллекции составляют вещи, связанные с догонами, что это за народ?

- Догоны – племена, живущие в Республике Мали и считающие себя  потомками инопланетян. В их мифологии говорится, что они прилетели с Сириуса. Это меня очень увлекло. Я стал искать о них всё, что можно – читал книги, разговаривал с антикварами. Выяснил: этот народ живёт в засушливом труднодоступном районе Сахары, куда обычному человеку даже попасть сложно. Догоны пришли на эту землю примерно 5 веков назад, спасая свои обычаи, культуру, веру от исламизации. И им это удалось – не случайно горная гряда, где они живут, признана объектом культурного наследия ЮНЕСКО. Сегодня догоны практически никого к себе не пускают, поддерживают минимальные отношения с властями, благодаря чему им удалось сохранить жизнь такой, какой она была 200 и даже 300 лет назад.

- В чём уникальность их представления о происхождении?

- Догоны обладают очень серьёзными познаниями о Вселенной, планете Сириус. Народы, у которых даже нет письменности, знают то, что не может быть доступно человеку с невооружённым глазом. Например, им известно, что Сириус состоит из 3-х звёзд: центральной, а также Сириуса B, которую открыли только в 20 веке, и третьего Сириуса, о существовании которого учёные спорят до сих пор. Своими предками представители народа считают двуполых людей, гермафродитов, свидетельство тому – скульптура, видите женщину с двумя головами – она символизирует единство женского и мужского начала. Также женщин часто изображают с бородой.

- Но если у догонов нет письма, как вам удалось узнать их мифологию?

- Все знания от поколения к поколению передают жрецы. Нам они стали доступны благодаря французу Марселю Гриолю, который в 1931г. возглавил экспедицию с Запада на Восток Африки и, когда попал в страну догонов, понял: ему там надо задержаться. Он стал там жить, изучать их быт, языки, помогал им лечиться, создавать конструкции, упрощающие жизнь.  Он настолько проникся их культурой, что его приняли в жрецы. Так он получил доступ к сакральным знаниям. И написал несколько книг о космогонии догонов. Когда я узнал всё это – проникся уважением к народу и начал собирать всё, относящееся к ним.

Есть, чему учиться

Фото: Из личного архива/ Александр Клоков

- Что за годы, проведённые на чёрном континенте, вы узнали о жизни африканцев?

- Жизнь африканских народов многому учит. Когда смотришь на улице на лица наших людей – они хмурые, озабоченные, увидеть открытую улыбку удаётся редко, в основном у молодых людей, ещё не обременённых заботами. А африканцы открыты, добры по отношению к другим людям. Они всегда рады помочь в любом вопросе. Они довольны жизнью, несмотря на то, что живут в нищете и нужде. А ещё нам нужно учиться тому, как они относятся к детям и старшему поколению.  В Африке никто не отказывается от детей. В Гвинее было всего 2 детских дома и те для детей беженцев, чьи родители бежали от войны и погибли. Своих же там никогда не бросают, даже если случится несчастье, их обязательно заберёт кто-то из родственников. То же самое по отношению к старикам – они всегда под присмотром, никаких домов престарелых нет. Африканцы считают: их главное богатство – это их предки. Они не прекращают связь с ними даже после их смерти, через ритуалы общаются, просят совета, устраивают пышные поминальные празднества. Мы же, в основном, дальше деда никого не знаем и не стремимся знать.

- А чему, на ваш взгляд, нам нужно научиться у догонов?

- Догоны живут очень бедно, но социальный статус у них не определяется богатством. Чтобы заслужить уважение, нужно владеть каким-то ремеслом или происходить из семьи вождей, кузнецов или ткачей. Ещё уникальность догонов - культура, которую они бережно хранят. Я не могу сказать, что мы не храним, но до того, как это делают они, нам очень далеко. Их жизнь вообще очень интересна. Воровства и прелюбодеяния у них нет. Никому даже в голову такая мысль не может прийти, даже понятий таких не существует. Поэтому и замки на их дверях носят чисто ритуальный характер, символичные фигуры предков на них призваны охранять жилище. У нас тоже раньше не было замков, решёток, двери были деревянные. Поэтому, когда я приехал в Алжир, удивился: вы что, в тюрьмах живёте? А теперь в таких «тюрьмах» вынуждены жить и мы.

Не вина, а беда

Фото: Из личного архива/ Александр Клоков

- Насколько серьёзна разница между липчанами и представителями африканских народов?

- Я прожил в Африке 20 лет. Но за эти 20 лет у меня так и не появилось там друзей. Хорошие отношения были со многими, ведь африканцы очень доброжелательны, но тем, кроме профессиональной или деловой сферы, не было. Это иной культурный слой, они совершенно другие. И ментальная разница нам просто не дала сблизиться.  Однако ещё раз повторю, нам нужно многому у них учиться.

- Кстати, об учёбе, вы учили африканских студентов, теперь – липецких, много ли между ними различий?

- У африканских студентов слабое общее развитие, к примеру, они не знают, что такое подшипник, не слышали о Леонардо да Винчи. И это серьёзный минус. Но есть огромный плюс – тяга к учению. Они мотивированы на учёбу, потому что знают: это им даст хороший жизненный старт. Когда заканчивается лекции, они не отпускают меня от доски, заваливают вопросами: а что вот тут? а почему это так? Даже когда я ухожу, идут за мной, продолжают спрашивать.  Если я сказал: на следующей неделе сдать какое-то задание, его все сдадут. К сожалению, у наших студентов такого нет. Мало того, что они будут тянуть с выполнением работы до последнего, они не видят связи между результатами учёбы и тем, что их ждёт потом. На днях я работал с магистрами – в магистратуру идут те, кто «посильней». Все эти ребята уже устроились на работу и фактически перешли на вечернее обучение. Я говорю: «Друзья, как же это так, вы же себя сами лишаете знаний, работая, нельзя учиться в полную силу». А мне отвечают: «А как я буду жить?» И я всё понимаю, то, что у наших ребят такое отношение к учёбе – не их вина, все аспекты нашей жизни толкают их к этому. Но это их беда – они сами лишают себя знаний. Так что такого удовлетворения от работы в Липецке нет. Африканские студенты, когда что-то осваивают, светлеют лицами. И ты чувствуешь, что занимаешься очень важным делом. Здесь же ощущение, что сеешь разумное, доброе, вечное, отсутствует. Конечно, и у нас есть прилежные студенты, но их очень мало.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах