aif.ru counter
620

Умирали, но не сдавались. Воспоминания красного командира о войне

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 25. АиФ-Липецк 22/06/2016

А ведь тогда шли самые кровавые, самые ожесточённые и в то же время самые героические бои. Тех, кто участвовал в них, называли «людьми первого часа войны». Среди них был и наш земляк Николай Панов.

Танковая Цусима

Николай Иванович – легендарная личность, хоть и из простой крестьянской семьи. Окончив три класса церковно–приходской школы, он в 1919 году добровольно вступил в ряды Красной Армии. Громил банды махновцев и басмачей. А в 1932 году со своим эскадроном после долгого преследования в песках Кара–Кум уничтожил самую жестокую басмаческую банду Ораз–Гельды–Хана. За этот подвиг его наградили высшей для всех кавалеристов наградой – Почётной именной шашкой. К слову, такой награды в Советском Союзе удостоился всего 21 человек.

Лето 1941 года Панов встретил в городе Ровно в должности начальника штаба 215–й моторизованной стрелковой дивизии 22–го механизированного корпуса 5–й армии. Именно она на рассвете 22 июня первой встала на пути противника. Это был страшный бой – «кромешный ад из дыма и огня». На Западе его называли танковая Цусима. Танки давили танки, пехота шла в штыковую атаку. Боеприпасы и горючее быстро кончились. Но дивизия не отступала и не сдавалась. Первый день войны принёс и первые потери. Много лет спустя участники того сражения вспоминали, что на протяжении десятков километров вдоль шоссе с обеих сторон лежали горы искорёженного металла и тысячи убитых. Собрав у погибших товарищей патроны, бойцы начали окапываться. На передышку была всего одна ночь. А утром 23 снова в бой. Неравный бой… В воздухе появилась армада вражеских самолётов и начала расстреливать лежащих в окопах солдат.

– Отец вспоминал, как на них обрушился град бомб, сметая всё на своём пути – и танки, и людей. Немецкие самолёты специально опускались очень низко – метров на сто над землёй – и прицельно били по нашим, – рассказывает сын Даль ПАНОВ. – Много его сослуживцев погибло. Николай Иванович успел забраться в танк вместе с командиром дивизии и только благодаря этому остался жив. Но что делать дальше? Ведь связи не было никакой – положение практически безвыходное.

Но в тот момент, когда казалось, что помощи ждать уже неоткуда, появился корпус Рокоссовского. Он сходу врезался в ряды немцев и не только спас от полного уничтожения  215–ю дивизию, но и отбросил немцев на 14 км назад, тем самым приостановив их наступление на Киев.

Неизвестная битва

Потом были оборона Киева и окружение 5–й армии в районе Чернигова. Николай Панов чудом уцелел и, взяв на себя командование остатками дивизии, стал вырываться из вражеского кольца. Ему это удалось, и через 28 дней, идя по компасу на восток, он вышел к своим. А в 1942 году Николай Иванович, будучи начальником учебного центра Юго–Западного фронта, принял участие в ещё одной малоизвестной, но героической битве, – за Воронеж.

– В июне отец получил от командования фронтов шифровку: принять все меры к недопущению захвата Воронежа немцами, – продолжает Даль Николаевич. – А в городе не было никаких войск, только курсанты с учебным оружием. Но делать нечего – приказ есть приказ: за ночь он сформировал из курсантов, офицерского состава и обслуживающего персонала две группы батальона. Вооружил их автоматами, винтовками, несколькими пулемётами. Раздал весь запас гранат и патронов. А у противника танки, пушки…

Как потом выяснилось, на Воронеж шла знаменитая дивизия вермахта, в которой ещё в Первую мировую войну ефрейтором служил Гитлер. На всём своём пути она почти не встречала серьёзного сопротивления. Выйдя к Воронежу, немцы так же легко рассчитывали им завладеть. Но не тут–то было. Город встретил врага яростным сопротивлением. Воронеж бомбили более сотни фашистских самолётов.

– Зажигательные бомбы издавали такой звук, что казалось, они попадают прямо в тебя. Мы бросались на асфальт, и отец прикрывал меня собой, – вспоминает Даль Николаевич, – ведь я вместе с ним оказался в осаждённом Воронеже.

Рушились дома. Гибли люди. Но не сдавались. Гитлеровцы также понесли огромные потери. Но несмотря на это через несколько дней всё–таки вошли в город.

– Три дня и три ночи продолжался неравный кровопролитный бой. Дело доходило до рукопашных схваток. Наконец, на четвёртый день отец получил шифровку: наши подходят, и приказ – выводить из города оставшихся в живых курсантов, – рассказывает Даль Панов. – Они начали выходить под непрерывной бомбёжкой. Тут–то отца и ранили в голову. Так он оказался в госпитале в Балашове. 

Прекратить огонь!

После госпиталя Николая Ивановича взял к себе в штаб Константин Рокоссовский начальником отдела по боевой подготовке фронта. На этой должности Панов участвует в разработке знаменитой операции «Багратион» по освобождению в 1944 году Белоруссии.

Войну наш земляк закончил в боях за Берлин в должности заместителя командира дивизии.

– К началу апреля, вспоминал отец, они стояли почти на окраине Берлина, – рассказывает Даль Николаевич. – В один из дней поступил приказ штурмовать город. Уже после войны стало известно, что командующий штурмом Жуков лично пообещал Сталину взять Берлин к 1 мая. Однако наших бойцов встретили огнём из окон и чердаков. Всё застопорилось. Отцу поручили узнать, в чём дело. Но иди напролом значило бы – послать людей, прошедших всю войну, на верную гибель в последнем бою.

Тогда Николай Иванович попросил командира прислать ему хотя бы 10 танков. И через час услышал – грохочут танки. Продвижение вперёд началось. А 2 мая  советские вой­ска были в Берлине. Ещё несколько дней на улицах шли бои.

– Вдруг прибегает связной: «Прекратить огонь», – продолжает Даль Николаевич. – Отец запрашивает дивизию по рации: как понимать? А ему отвечает заместитель командующего армией: «Победа – прекращай огонь».

За участие в штурме Берлина в 1945 году Панова наградили третьим орденом Боевого Красного Знамени. Всего у него 9 орденов и 20 медалей. О своей последней награде Николай Иванович узнал незадолго до смерти в 1987 году – это был орден Красной Звезды за Воронежское сражение.

Последние годы своей жизни Николай Панов работал над книгой воспоминаний. Но закончить её не успел. Дело Николая Ивановича продолжил его сын. Даль Николаевич приложил все усилия, чтобы книга «Повесть о красном командире» вышла в свет. В память об отце, о тех, кто был с ним в те трагические месяцы сорок первого, кто погиб и кто остался живым.

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах