aif.ru counter
99

С протянутой рукой: легко ли быть пожилым?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 45. АиФ-Орёл 06/11/2013

Гость нашей редакции – Татьяна Кононыгина, кандидат социологических наук, руководитель Народного университета золотого возраста, областной организации общества «Знание» России.

Жертвенность без ответа

Елена Годлевская, АиФ-Орёл: – Татьяна Михайловна, считается, что единственное, чего не хватает нашим пенсионерам, – достойной пенсии. Это так?

Татьяна Кононыгина : – Только отчасти. Несколько лет назад я проводила исследование о качестве жизни пожилых людей и опрашивала наших пенсионеров – порядка 1,5 тысячи человек. Был у меня и вопрос об их приоритетах. Так вот размер пенсии был самым важным для очень незначительной части пожилых. А на вопрос, куда бы вы потратили единовременно тысячу евро, если бы вам её дали, 83% опрошенных ответили, что… отдали бы их детям или внукам. Когда меня просят привести пример жертвенности в интересах молодых поколений, я всегда об этом рассказываю.

– Жертвенности? Или наших бабушек и дедушек так запугали в прошлом и унизили в настоящем, что у них просто атрофировались потребности?

– Потребности у пожилых, конечно, занижены. Но «довести» до пенсии своих детей – это в крови наших родителей. Другой вопрос, что дети и внуки далеко не всегда понимают пожилых людей и пренебрегают их интересами. Впрочем, как и наши чиновники и депутаты. Недавно один такой на предложение выделить дополнительные средства для поддержания стариков, не стесняясь, заявил: «Сколько им не давай – никакой пользы не будет!». И это, к сожалению, расхожее мнение.

– А какая могла бы быть польза?

– Пожилые люди – это драгоценный запас, человеческий капитал любой страны. Это великий опыт, коим не обладает молодое поколение, это свидетели исторических событий – живые носители истории, без чего невозможно ни воспитание, ни миропонимание, это богатый опыт общественной деятельности, чего нет вообще у нашей молодёжи, это носители традиций, культуры общества, это интеллектуальный ресурс, это люди, обладающие совершенно специфическим свойством – мудростью, главной особенностью этой возрастной группы. К старости надо относиться просто как определённому этапу жизни человека, а не как к приговору.

Именно так к пожилым относятся в Европе. Там возраст – не помеха ни для работы, ни для общественной жизни. Пожилые люди в Германии, Голландии, Польше, Великобритании – первые помощники власти. Они и советники, и волонтёры, и эксперты различных госпрограмм, и часть местного самоуправления. И власть не отмахивается от них, как от назойливых мух, а благодарит за участие в решении тех или иных проблем!

– Например?

– Недавно я побывала в г. Брауншвейг (Германия). В мэрии есть отдел по делам женщин, семьи, молодёжи и пожилых людей, где работает всего три человека. Спрашиваю: как вы управляетесь? Получаю ответ: а у нас есть 300 помощников, с которыми мы еженедельно встречаемся, выслушиваем от них предложения, замечания, формируем список проблем, пожеланий и передаём в профильные инстанции для решения. Кто такие эти 300 помощников? Пенсионеры! Им оплачивают затраты на проезд, бензин, а они ходят каждый по своему «округу», разговаривают с людьми, замечают проблемы и информируют обо всём этом власть. И та чуть не кланяется им в пояс за это! А пожилые реально управляют своим городом.

У нас же только твердят о дефиците средств, но вместо того, чтобы привлечь тех же пенсионеров к работе, раздувают чиновный аппарат.

Золотые ученики

– Чему вы учите в университете, и почему он называется как–то не по–научному, почти поэтически: университет золотого возраста?

– В 1996 году при открытии он назывался Университетом третьего возраста – на французский лад. Дело в том, что в науке есть классификация возрастов, и люди «за 55» входят в третью возрастную группу. Не знаю, как во Франции, а у нас «третий возраст» ассоциировался с третьим сортом, и мы отказались от такого названия. Золотой возраст – с нашей точки зрения, более правильно.

– И чему вы учите?

– В этом учебном году у нас работает 13 образовательных программ, есть проектная деятельность, досуговые мероприятия, проводим акции, лекции, дискуссии, консультации. Среди программ особой популярностью пользуются «Здоровье без лекарств» – оздоровительная и дыхательная китайская гимнастика; «Развитие креативности – основа гармоничной старости» – это работа изостудии «Акварель», где пожилые учатся рисовать, школа прикладного творчества «Марья–искусница», фотостудия «Позитив»; «Компьютерное образование» и «Уроки мобильной грамотности»; «Агрономия садовых участков» и «Ландшафтный дизайн».

Организовано и работает у нас волонтёрское агентство «Бабушка на час», «Диалог поколений», где мы организовываем встречи пожилых с молодёжью, студентами. Учим пожилых защите их прав, учим искать источники радости жизни в старости – всё не перечислишь!

– И во что это обходится пенсионерам? Многие пользуются вашими услугами?

– В этом году – более 500 человек, многие «прикипают» на годы и посещают занятия постоянно. К примеру, уже несколько лет работает студия «Акварель», которую ведёт художник Николай Комов, – порой в аудитории даже места не хватает для всех желающих.

Что касается платы, она символична и вполне доступна: до 100 рублей в месяц.

Кто поможет?

– За счёт чего же вы существуете? Вам помогает власть?

– К сожалению, именно власть нам и не помогает. О нас вспоминают обычно накануне выборных кампаний. Когда приходят – удивляются, восторгаются и… исчезают. Вот, уже приготовили коробку из–под обуви– ходим с нею, как нищие, собираем деньги. Нам стыдно, власти – нет.

Было бы легче устоять, если бы власть хотя бы помогла нам с оплатой коммунальных услуг. Но…

– А к кому вы обращались?

– Из последних диалогов – с зампредседателя облсовета Михаилом Вдовиным, замгубернатора по социальному блоку Олегом Ревякиным, руководителем рег­отделения Партии пенсионеров России Иваном Мосякиным, депутатами Госдумы Василием Иконниковым, Олегом Смолиным, Светланой Горячевой, мэром Орла Сергеем Ступиным.

– И никто не помог?!

– Иван Мосякин пообещал  подарить ковёр для занятий физкультурой – шагами комнату измерял, и две швейных машинки – загодя заказал брючки подшить, – и ни ковра, ни машинок. Олег Ревякин очень хотел помочь. Насколько мне известно, обратился за помощью к банкам, спортобществам и другим подведомственным структурам. Из банка – уж не помню, какого, позвонили и сказали, что могут дать нам офисную бумагу, а спортобщество предложило пожилым бывшие в употреблении футбольные мячи, которые им самим не нужны. Но такое и нам не нужно…

А Сбербанк вовсе отличился – передали нам 10 компьютеров б/у без единой программы, сделали себе на этом грандиозный пиар. А мне теперь – хоть плачь: нелицензионные программы я не имею права поставить – за это предусмотрены многотысячные штрафы, а лицензионные стоят больших денег. И утилизировать «подарок» не могу – очень дорого. И стоит «чудо–техника» немым укором.

– Ну а если выиграть грант?

– Тем и живём. Хотя всё непросто. В Орловской области нет товарищества в среде некоммерческих организаций – здесь конкуренция. С одной стороны, вроде бы это правильно, а с другой – толкаемся локтями в ущерб людям. Здесь иной подход нужен, который бы объединял разные НКО на решение общих задач, а не разъединял. Но он возможен только в одном случае: если власть ощутит потребность в пожилых людях, если будет сформулирована политика по отношению к пенсионерам. Мне кажется, федеральная власть к этому уже подходит. Может, и наша осознает, ведь речь идёт более чем о четверти населения области!

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах
Роскачество