aif.ru counter
145

Чудесные люди в Орле

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 52. АиФ-Орёл 18/12/2013

Как обыкновенные люди становятся необыкновенными – фокусниками? Облегчает или утяжеляет жизнь «волшебная» профессия? На эти и другие вопросы отвечает гость редакции фокусник–иллюзионист Сергей Кораблёв.

«Кроме дрессировщиков и иллюзионистов»

Елена Годлевская, АиФ–Орёл:– Сергей Иванович, как стать фокусником?

Сергей Кораблёв: – Никак. Фокусников никогда не готовили в нашей стране. И сейчас цирковые училища предупреждают, что готовят всех, «кроме дрессировщиков и иллюзионистов».

Раньше учились по книгам, теперь – по Интернету.

– А вас кто научил?

– Книги и трудолюбие. Ещё в журналах в советское время изредка публиковались секреты фокусов – в «Советской эстраде», в «Вожатом»…

– Когда к вам пришло желание научиться показывать фокусы?

– В три года. Помню, как в детский сад пришёл какой–то дядька и вытаскивал у меня деньги. Я просто обалдел тогда от удивления. А в первом классе, когда весь детдом готовился к Новому году, я уже был фокусником – такой выбрал себе костюм. С тех пор и пошло…

– Это сложная профессия?

– Она требует огромного трудолюбия. Но мы тогда были приучены к труду. Помню, кто–то из ребят потерял шапку. Думаете, взрослые вытащили другую и дали? Нет, сказали: вот поленница дров – перенеси, тогда получишь. И мы знали: просто так ничего не бывает – надо заработать. А сейчас, бывая в детдомах, спрашиваю: «Как у вас принято?» И слышу в ответ – да никак, потерял – ничего страшного, люди ещё дадут… Сознание изменилось. Но это уже другая тема.

Коронный фокус

– У вас есть какой–то свой коронный фокус?

– Не коронный, а коронные. Это работа со зрителями.

– Зрители в разных странах – разные, или все любят, когда их обманывают?

– Очень разные. Я работал год в Корее, несколько месяцев в Японии, в Китае и могу сказать: там зритель, прежде всего, проявляет удивление и восхищение, для них фокусник – добрый волшебник. А наш, как правило, говорит: «Ну ты жулик!», то есть относится не как к профессионалу–артисту, а именно как к крутому надувале. Обидно даже.

– А как благодарят фокусников?

– Тоже по–разному. За границей принято давать чаевые, а у нас наливают стакан.

– Что больше всего удивляет людей?

– Ловкость рук и иллюзии. Первое, потому что ты реально всё видишь, но не можешь понять, как. А второе – потому что сродни волшебству.

– Какой иллюзион вы показывали в последний раз?

– Это было в сентябре этого года в Питере. Немецкая компания заказала мне «материализацию» из воздуха прямо на улице новой модели «Порше–911». Такая у них была задумана презентация. «Материализовал». Немцы ахнули и теперь хотят, чтобы я для них сделал другой иллюзион – вырастил дерево за 40 секунд. Пока отказал.

– А что это за фокус?

– Он описан ещё 300 лет назад, но его никто не видел «вживую» – только на экране телевизора или в Интернете. Там человек съедает апельсин, сажает семя в землю, оно на глазах прорастает, даёт листву, цветы и плоды – и иллюзионист демонстрирует всем дерево. Это технический фокус, здесь кино в кино и подмена киношного образа на реальный. Но я кино не снимаю.

Очевидное – невероятное

– Я помню, несколько лет назад вы хотели пройти через Кремлёвскую стену. Получилось?

– Этот трюк готовился к 850–летию Москвы. Но в последний момент столичная мэрия отказалась – испугались, что потревожу прах покойников. То есть они поверили в то, что я действительно могу пройти сквозь кирпичную стену!

– А вы через кирпич – никак?

– Только через гранит! 5 августа 2007 года в Орле на площади Ленина мы устанавливали свою «гранитную стену», и я через неё проходил!

– Как Дэвид Копперфилд?

– Как Сергей Кораблёв.

– Мне кажется, что люди вообще верят в сверхъестественное, и фокусник для многих – как дверь в закрытый мир.

– Есть такое. Когда я служил в армии, у нас пропала одна ценная вещь. Командир построил всех и попросил меня выступить перед строем. Ну, я сказал – дескать, знаю, кто, но даю четыре часа на то, чтобы человек всё положил на место. В противном случае назову фамилию… Вскоре вещь оказалась на месте. Многие считают, что фокусники – люди особые, этакие чародеи, которые не только всё могут, но и всё знают.

– В вашей семье есть табу на фокусы или это дело повседневное?

– Никакого табу, тем более что жена – мой ассистент, и дети вместе со мной работали. Правда, в последнее время нашли себя в другом: дочь стала парикмахером, сын открыл своё дело. Фокусы красивы только на сцене, а так – тяжкий труд: гастроли, декорации, освоение новых номеров…

– Что развивает ваша профессия в первую очередь?

– Мышление. Все настоящие фокусники неординарно мыслят – это точно!

– А кто они, настоящие? Я знаю лишь Кио и Акопяна. Где новые имена?

– В том–то и дело, что нет. Нет ни учебного заведения, ни школы. Каждый идёт в одиночку. Именно поэтому хочу в Орле создать «Школу волшебников» для детей. Надо же готовить смену!

– На платной основе?

– Зачем же? На бесплатной, конечно. Деньги надо зарабатывать не на детях. По задумке это может стать всероссийским проектом.

– А зачем вообще нужны фокусники?

– Для развлечения. Для настроения. К слову, медики давно уже доказали, что именно этот жанр способствует лечению и реабилитации многих заболеваний у детей, координирует психику, уводит от негативных ассоциаций.

Так что мы – нужный народ!

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах
Роскачество