aif.ru counter
164

Сила и слабость уполномоченного по правам человека

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 47. АиФ-Орёл 19/11/2014

К уполномоченному по правам человека обращаются, когда все другие возможности решения проблемы исчерпаны. А чем и как он может помочь? Гость нашей редакции – уполномоченный по правам человека в Орловской области Александр Лабейкин.

По закону – одно,а по совести – другое

– С какими проблемами к вам чаще всего обращаются люди, и какие из них вы реально можете решить?

– Начну со второго вопроса. По закону уполномоченный вправе оказать помощь лишь в определённых случаях, и их перечень, можно сказать, исчерпывающий. Это случаи, когда права гражданина нарушены органами государственной власти или муниципального управления Орловской области, их служащими и должностными лицами. При этом действия или решения данных органов должны противоречить законодательству. А также в случаях, когда гражданин обратился в орган государственной или муниципальной власти, где было допущено нарушение его прав, и получил ответ, который его не удовлетворил. А вот жалобы на решения федеральных органов государственной власти, в том числе территориальных, а также на действия других граждан, уполномоченный не рассматривает.

Это, подчеркну, по закону. Но на деле мы, конечно, пытаемся помочь всем обратившимся, если видим, что по тем или иным причинам произошла несправедливость. А именно из–за этого приходит большая часть орловцев. Вот пенсионерка с Ягодного переулка – пришла с жалобой на соседей, которые так шумят, что впору искать другое жильё. Наш ли это вопрос? Можно сказать, что нет. Но ведь кто–то должен помочь человеку!

Или пришла на приём жена осуждённого за грабёж. Сама она сидит с годовалым ребёнком в декрете, мать её мужа – инвалид первой группы, а того отправили отбывать наказание в Свердловскую область. Женщины в отчаянии: где брать деньги на проезд к нему? Во что станут посылки–передачи? Очевидно, что закон тут никто не нарушил, но как–то не по–человечески. Будем обращаться в Минюст, чтоб рассмотрели жалобу и поискали возможность помочь.

Или, к примеру, обратились ко мне 30 студентов нашего Мезенского педучилища. Они учатся последний год, при этом их специализация – информатика, тоже существует последний учебный год, после чего её закрывают. А их призывают в армию! То есть ребята вернутся оттуда и не смогут доучиться, чтобы получить дипломы. Позвонил нашему военкому и руководителю департамента образования – попросил поискать решение проблемы.

А вот обращение жителей трёх деревень Орловского района – Башковки, Гуреевки и Ананьевки, расположенных возле нашего полигона бытовых отходов, который в прямом смысле отравляет им жизнь. Все давно знают, что надо его давно закрыть, он переполнен, постоянно горит, но другого места для складирования отходов пока нет. Что делать? Буду просить природоохранную прокуратуру в очередной раз вмешаться.

– То есть вы фактически – переговорщик, а не страж прав человека?

– Можно и так сказать. Нередко выручает то, что я знаю кадры, а они – меня, и есть взаимопонимание. Безусловно, помогает тот высокий статус, который имеется у уполномоченного и относительная независимость. Как говорит Элла Памфилова, уполномоченный по правам человека РФ, у нас нет обязанностей, но есть полномочия вмешиваться в решение проблем. Этим и пользуемся.

К тому же нам очень помогают общественные организации, занимающиеся защитой прав человека. Тот же Совет солдатских матерей под руководством Валентины Старовойтовой, Общество защиты прав потребителей (Альбина Сотникова), общество инвалидов (Николай Столяров) и многие другие.

Нужна реформа

– А вам не кажется, что этого мало? Что необходимо дать более серьёзные полномочия тем, кто на государственном уровне защищает права человека?

– О реформировании института уполномоченных по правам человека говорится давно. Элла Памфилова, к примеру, хочет создать единую систему уполномоченных, пробивает принятие закона о региональных уполномоченных, где бы чётко были прописаны их права и обязанности, чтобы нас воспринимали как реальных стражей прав человека, чтобы территориальные органы федеральной власти имели перед нами обязательства, и мы не зависели бы от их желания–нежелания нас слушать. Я не могу пожаловаться на то, что кто–то не идёт нам навстречу, но отношения выстраиваются пока в рамках двусторонних договоров, что больше похоже на жест доброй воли со стороны федералов, чем на реальное партнёрство.

Новые вызовы

– Вы решаете только локальные проблемы, или берётесь и за массовые нарушения прав человека? Одно время народ волновался по поводу диких начислений за электроэнергию в местах общего пользования, потом сходил с ума из–за отказов страховщиков выдавать ОСАГО, – вы участвовали в решении этих проблем?

– И обсуждали, и ставили вопросы. Но решили их суды и прокуратура, и это было только им под силу. Другой вопрос, что остроту проблем можно было, на мой взгляд, снять в более короткие сроки.

Сейчас, кстати, нарастает новая, как вы выразились, массовая проблема, которая связана с потоком трудовой миграции и переселенцев. Это не только Украина, но и Азия. Уже сейчас в некоторых районах области переселенцы с иной культурой, ментальностью, религией составляют значительную часть населения. Насколько они готовы принять наши традиции и порядки? Желают ли ассимилироваться, или настроены на культивирование своих национальных и религиозных особенностей? Это очень серьёзная проблема, и мы видим, к чему она привела даже такие богатые и продвинутые страны, как Германия, Франция, Великобритания. Нам надо учесть их ошибки.

Мы должны сделать всё, чтобы защитить права и коренного населения, и переселенцев.  И мы уже ставим вопросы о необходимости создания центров культуры по обучению русскому языку и русской истории, возвращения в органы госвласти структуры типа уполномоченного по делам религии, общественного совета по национальным проблемам. Всё это очень серьёзные вопросы! Не случайно наши сотрудники вот уже пятый месяц дежурят в миграционной службе, стараемся помочь и тем, кто приезжает, и тем, кто их принимает.

Есть и более привычные, но не менее серьёзные проблемы. Одна из них – обеспечение социальным жильём. Вы знаете, к примеру, сколько люди стоят в очереди на получение квартиры в Орле? Под номером один стоит орловец с… 1961 года! А всего в этой очереди – 5 тысяч человек! Как защитить их права, если вокруг строится только коммерческое жильё? Слава богу, что на федеральном уровне приняли программу по ветеранам и участникам Великой Отечественной войны, узникам, сиротам. Но остальные социально незащищённые слои населения ещё ждут, когда на них обратят внимание.

– Какую проблему сегодня будете решать?

– Ко мне обратилась женщина из Орловского района. Она две недели мыла подъезды по договорённости с конкретной частной фирмой. Однако за работу не получила ни копейки. Говорит, что это не случайность, а продуманная схема – якобы так уже многих обманули. Буду разбираться…

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах
Роскачество