914

«Мне своих лавров хватает». Почему люди против главного архитектора Орла?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 16. АиФ-Орёл 20/04/2016

Ваагн Вермишян, главный архитектор области, в интервью корреспонденту «АиФ-Орёл» поделился своим мнением, почему люди стали собирать подписи за его отставку, рассказал о том, готов ли он покинуть свой пост.

Дели на три?

–  Ваагн Ваникович, ваш проект по изменению внешнего облика улицы Ленина наделал много шума. Особенно всех волнует «вопрос брусчатки».

–  Естественно, брусчатка никуда не денется. Я вам больше скажу, её никто и не собирался трогать. Наоборот, изначально мы думали о том, как распределить её таким образом, чтобы она устилала всю улицу. Примерно год назад мы обсуждали состояние Ленинской. Сейчас она одета в ужасные бетонные плиты, которые прослужили очень недолго. А в этом году Орёл празднует своё 450– летие, и, конечно, главная улица города не может быть в таком безобразном состоянии. Мы хотели эти 1500 квадратных метров, поделить на 500 метров, т.е. на длину всей улицы и получить площадь три метра шириной. И тогда, брусчатка равномерно распределилась бы по всей улице. Знаете, когда всё это обсуждалось, некоторые представители власти вообще высказывали мнения о том, что улицу можно просто взять и закатать в асфальт. Примечательно, что эту точку зрения выражали коренные орловцы.

–  Как вы считаете, почему же тогда ваши благие намерения вызвали такой общественный резонанс?

– Да, люди возмутились. Но причиной тому послужило недальновидное заявление господина Достовалова, который объявил, что брусчатка будет снята, а её место займёт плитка. Тут дело в том, что вопрос задали не по адресу.

Особый виток ситуация приняла, когда вмешались некоторые товарищи, которые прекрасно знали проект. Видимо, кому– то просто нужен пиар.  И вот такие люди сейчас строят погоду на общественных форумах. Ощущение, что им просто нечего делать. Вместо того, чтобы сесть и нарисовать что– нибудь для города, им проще писать в соцсетях обезличенные комментарии. За это же не надо нести никакой ответственности. Меня тут обвинили в том, что я 50 миллионов должен освоить, так сообщаю с полной ответственностью, что за этот проект я ни копейки денег не получил и не собираюсь. Он мною сделан из соображений энтузиазма и патриотизма. Не обязательно быть орловцем, чтобы быть патриотом Орла. Ими могут быть и армяне, и белорусы, и украинцы, и евреи, и все остальные. Если кто– то хочет монополизировать слово «патриот», то он очень сильно ошибается.

Смена есть?

–  То есть к вам не приходили с предложениями и не высказывали никаких мнений?

–  Ничего ни от кого не поступало. Проект висит в администрации уже 9 месяцев. Мне своих лавров хватает, я построил за жизнь около 5 миллионов квадратных метров всякой всячины. И аэропорты, и морские порты, и города. Но, естественно, мне как архитектору хочется, чтобы Орёл выглядел достойно.

–  Тем не менее, в ваш проект будут внесены изменения. Какие?

–  Да, конечно, внесём. Строительство –  это живой организм. Может, мы начнём там рыть и наткнёмся на какую-то вещь, которую нам придётся обойти. Это нормальное явление.

–  Многие считают, что проект мог бы выглядеть значительно проще. Почему бы не отремонтировать улицу, при этом сохранив всё, как есть?

–  Эта улица –  как больной просит её излечить, она нуждается в ремонте. Но восстановить её в том же виде –  это глупая трата денег.

Во– первых, там нужна ливневая канализация. Это основная проблема. По центру у нас пойдёт труба, чтобы собрать все ливневые стоки. В настоящий момент мы имеем разуклонку в сторону зданий. Это плохо для фундаментов построек. Мы же хотим сделать ливневые решёточки, чтобы туда стекали стоки и уходили. Во– вторых, провода осветительных приборов сейчас находятся непонятно где, потом они будут выложены под брусчатку. Все коммуникации необходимо привести в порядок. Кроме того, по проекту, должны стать ровными террасы. В углах, где у нас получается достаточно большая высота, будут газоны, а в дальнейшем появятся посадки деревьев. Почему мы убираем центральные клумбы? Когда двигаемся по пешеходной улице, мы делаем это не по прямой траектории, а зигзагами, переходя из магазина в магазин. Сейчас этого не получается, потому что в середине находится газон. Никогда в нормальной практике в центре не делаются клумбы, разве что –  кругообразные.

Это серьёзная работа, но мы к этому готовы. Не такие вещи я делал в своей жизни.

–  Вы думаете, что широкая общественность просто не поняла всех тонкостей этого проекта?

–  Сейчас крикуны, которые поднимают народ и собирают подписи за мою отставку, всё решают за других. Я понимаю тех, кто подписал эту петицию. Они и не обязаны были вникать. Но люди, которые сделали эту бумагу, прекрасно знали, что брусчатка никуда не денется. Просто они не любят свой город. Меня же обвиняют в том, что я не орловский, что полномочия можно передать кому– то из местных. Да ради Бога, но было бы кому. Если завтра объявится подходящий человек, я ему сразу же отдам свой портфель. Только сначала проведу экзамен, соответствует он этой должности или нет. Пока что в обозримом пространстве я человека на своё место не вижу.

Дождались

–  Изначально градозащитники ждали вашего появления на Орловщине. Все говорили о том, что у нас столько проблем из-за отсутствия областного архитектора. Но что-то пошло не так.

–  Я бы не сказал, что чего-то не получилось. За полтора года я создал управление, я с себя не снимаю эту ответственность. Была сделана огромная нормативная документация, которая регулирует градостроительную отрасль. К моему приезду в относительно хорошем состоянии был только Орёл. А что творилось в районах? Там везде одна проблема –  непрофессионализм. Если я расскажу, какие мне по наследству перешли решения, вы будете в шоке.

–  Расскажите тогда о самых впечатляющих примерах?

–  Между двумя пунктами расстояние 15 километров, а кабель положили аж на 48. Как вам такое? Я когда увидел, подумал, что где– то в цифрах ошибка. Но потом убедился лично, что глаза меня не обманывают. На пожарном гидранте, который находится на водоводе, люди взяли и построили общественное здание на 1 500 квадратов. Такие решения можно включить в Книгу рекордов Гиннесса.

В относительно нормальной ситуации находился город Орёл, но и здесь предостаточно ляпов и серьёзных градостроительных ошибок. Вы посмотрите на те дома, которые были построены до 2015 года, и те фасады, которые мы согласовываем сейчас. Иногда заставляем переделывать проекты по 10 раз. Раньше к этому относились спустя рукава. Пусть меня мои коллеги простят, но я им это всегда говорил в лицо и не постесняюсь сказать ещё раз.

Досье
Ваагн Вермишян родился 15 декабря 1964 года в городе Степанаван, Армения. Окончил Ереванский архитектурный университет. В должности главного архитектора Орловской области трудится с 2014 года.
Брусчатка на улице Ленина –  это важно, но есть вещи важнее. Необходимо привести в порядок документы территориального планирования, объездные дороги населённых пунктов. Происходит отток населения из села. В центре города мы имеем жилой фонд без коммуникаций –  в XXI веке люди пользуются колонками и не имеют канализации. Вот с этими проблемами мы тоже боремся.  В целом это называется градостроительство. Для тех, у кого возникают вопросы, я готов ещё раз на личном приёме всё объяснить. Пусть записываются, приходят, мои двери всегда открыты.

– Наших градозащитников волнует вопрос сохранности памятников архитектуры, которых, как вы знаете, у нас немало. Что вы думаете об этих болевых точках?

–  На мой взгляд, в реестр внесено много объектов, которые не должны были получить соответствующий статус. Застройщикам экономически невыгодно осваивать территории, зная, что там находится хотя бы один объектик, который является памятником. Я бы рекомендовал пересмотреть список этих объектов: создать спецкомиссию, привлечь экспертов, сделать паспортизацию. И если строение действительно является объектом культурного наследия, то хранить его, как зеницу ока. А если нет, то пустить в земельный оборот, продать на торгах. Так обычно делается в нормальных городах. А сейчас где– то 40% центральной части –  кварталы, в которых просто не может быть инвестиционных проектов. 

Если физически памятник утерян, конструкции пропитаны грибком, там всё сгнило, что там восстанавливать? Его в лучшем случае можно только воссоздать.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах