aif.ru counter
АиФ-Черноземье 146

В «пространстве». Почему Орел не замечает своего театрального богатства?

Что происходит в Орле с творческой жизнью, почему литературная столица не хочет помогать своим талантам и о многом другом мы поговорили с Валерием Лагошей, ведущим артистом театра «Свободное пространство».

Из личного архива

Артисты театра «Свободное пространство» уже длительное время кочуют по арендованным площадкам. А всё потому, что их «дом» закрыт на ремонт. И вместо обновлённого театра они довольствуются лишь обещаниями. 

Ломать, не строить

– Валерий, проблемы  со зданием и финансированием давно не новость. Не растерял ли за это время театр зрителя?

– Я не буду жаловаться на судьбу своего театра. Зритель у нас есть, в отличие от многих. Но бывает, что залы не заполняются, потому что сейчас у людей много других проблем. Конечно, людям из аппарата города и области стоило бы сейчас чаще у нас появляться, чтобы видеть, в каких условиях мы работаем. Ведь съёмные площадки специально не оборудованы для театральных постановок.

Год культуры закончился, 2015–й объявили Годом литературы. Когда это случилось, я пошутил о том, что теперь осталось только библиотеки «сломать» – и дело сделано. Я вообще не понимаю, кому пришла в голову такая блестящая идея – взять и закрыть на ремонт сразу 2 основных театра в городе. Мы все следим за ходом работ. Сейчас у нас нет сцены. Снаружи почти всё отделали, а внутри – разруха.  Клятвенно обещали, что в декабре мы туда войдем, но все понимают, что этого не случится.

– Такая «заинтересованность» властей театрами была  всегда?

– Конечно, нет. Раньше мы гораздо чаще могли позволять себе зарубежные гастроли, при определённой поддержке города. А теперь это стало невозможным, следовательно, особо не поездишь. Наш театр знают везде, кроме родного Орла. Я сейчас не про зрителя, а про представителей власти. Есть люди из администрации и города, и области, которых мы видим довольно часто, но не все они могут решить наши проблемы. «Свободное пространство» пользуется успехом во многих странах – от Украины, Беларуси и Польши до Испании, Израиля и Америки, включая Аляску. На международных  фестивалях,  если мы приезжаем, говорят:  «Орлы прилетели? – Будет что посмотреть!!!» Наш театр попал в топ–50 по России, а это о многом говорит.

Особой  проблемой, кстати, являются фестивали, потому что город не может их содержать. Если они и случаются, то приезжие артисты имеют возможность остаться не более одного дня. А это совсем мало. Что такое актёрский фестиваль – народ играет сам и смотрит на других. Нам без этого общения нельзя добиться прогресса, самосовершенствования.

Я не ханжа

– Помимо театра, вы ещё преподаёте актёрское мастерство в Орловском институте культуры. Как вы можете охарактеризовать нынешнее поколение? Талант сейчас редкость?

– Студенты, которые приходят поступать, иногда не знают, кто такие Евстигнеев и Смоктуновский, не говоря уже о Грибове, Меркурьеве или Раневской. У многих начитанность нулевая. Они не смотрят и не читают классику. Сейчас молодёжь «повёрнута» на гаджетах, многие забыли, когда держали в руках книгу. Это для нашей профессии очень важно. Мы должны читать, наблюдать, выхватывать из жизни какие–то вещи, это же актёрский багаж. Сейчас студент отыграл сцену – и побежал в «танчики» играть. Как так можно, как ты потом выйдешь к зрителям? Артист всегда должен быть в спектакле! Я вам честно скажу, что в любом, даже столичном  театральном ВУЗе, если на курсе из 25 человек выходят 2–3 хороших актёра – это большая удача. У нас в области, даже конкурса сейчас нет. Теперь берут всех, кто пришёл. У меня сейчас уже третий набор. И я вижу, что ребята подчас не понимают, куда они идут. Ведь наша профессия только на 10% – цветы и овации, а 90% – это нервы, истерики, слезы и бытовая неустроенность. Артист – нищенская профессия.

– А как вы считаете, вы сами сделали правильный выбор? Наверное, провинциальный артист много заработать не может?

– Честно, никогда не жалел, что работаю не в столице. Каждый год на встрече выпускников в «Щепке», слышу, как бывшие однокашники жалуются на то, что не могут играть роли, которые хотят. Они признаются, что завидуют нам – актёрам провинциальных театров. Я работаю в кайф! Здесь масса возможностей, именно в творческом плане. А другого счастья актёру не надо. 

Я, наверное, динозавр

– Возвращаясь к орловским проблемам, скажите, смогут ли артисты творить в нормальных условиях? Ведь если так продолжится город может потерять свой костяк талантов?

– Думаю, что такого не произойдёт. У нас же не профессия, а диагноз! Я, например, никогда не соглашусь на предложение в съёмках, если оно по графику совпадает со спектаклем или гастролями моей труппы. Я не могу подвести тех, с кем играю плечом к плечу уже почти 25 лет.  Конечно, хотелось бы, чтобы была возможность поощрять актёров не только зарплатой.

Финансирование из области есть, но оно периодически сокращается. У нас раньше была в театре «тургеневская премия» за лучшую роль сезона. Это огромный стимул, а сейчас этого нет из–за отсутствия средств.

Я считаю, что в первую очередь театр занимается вопросами становления нового поколения, а что может быть важнее?! Раньше, в школе, нам пытались привить чужое мнение и ругали за свои мысли. Теперь то же самое с молодёжью делает интернет и социальные сети. Классика и театр очень важны. Тургенева или Чехова ты не переделаешь, и только в театре это можно увидеть.

Есть жажда

– А что же происходят с театрами в России?

– Там просто катастрофическая ситуация, особенно с молодёжными. Их можно по пальцам пересчитать. Страдают от этого не только зрители, но и сами актёры. Им нечем заняться. Когда нет работы,  чувствуешь себя пустым. Но в том, что театральная жизнь России оскудела, виноваты не артисты, а сегодняшняя социальная среда, другая жизнь, можно сказать.

Если спросить старшее поколение, например Алису Фрейндлих, Алексея Баталова, то они уже про нас будут говорить плохо. По их мнению, мы недостаточно занимаемся своей профессией.  И это не наша вина, это наша беда! Актёрская  профессия не даёт денег. У нас в театре некоторые получают по 7 тысяч в месяц. И после спектакля бегут на подработку.

– Орловщина – это сельскохозяйственный регион. Наверное, поэтому акцент делается именно в этом направлении?

– Когда едем куда–нибудь, проезжаем колхозы и вид у них как после Второй мировой. Где в Орловской области сельское хозяйство? Наверное, есть одно образцовое, которое всем показывают. А все остальное – это хаты «крест–накрест». Деревень нет, село вымирает. Заводы закрываются, ничего не работает, дорог нет. Но зато у нас в городе один на другом строят гипермаркеты.

Я считаю, что нужно беречь то, что создавалось многими поколениями орловцев. Это касается не только культуры и искусства. Люди хотят нормально жить, работать и развиваться. А у них элементарно нет рабочих мест и средств для существования. Из–за ситуации, которая сложилась в нашей стране и области, люди перестали думать о прекрасном. Им не до того, и я их понимаю.

Сейчас трудно найти людей, которые знают, любят и хотят заниматься своим делом! Людей, которые не ждут пятницы как вселенского избавления от мук работы или службы. Актёры – одни из них! У нас и выходной–то один, да и тот в понедельник.

Каждого спектакля любой настоящий актёр ждет просто со звериным нетерпением. Когда в плотном графике актёра случаются выходные, он мечется, как тигр в клетке. Отпуск – так вообще каторга.

Так может, есть смысл поберечь и хоть как–то помогать этому виду человечества?!

Смотрите также:



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах
Роскачество