aif.ru counter
Юлия КОРОТЧЕНКОВА 406

Роберт Леви: «Сдаваться – это не в моих принципах»

2 августа Книга Почёта города Орла пополнилась ещё одним широко известным за пределами Орловщины именем. За весомый вклад в...

А 1 августа Роберт Григорьевич отметил свой 80-летний юбилей. За долгую, непростую жизнь с военным детством, спортивной карьерой и удивительными путешествиями он исколесил Россию вдоль и поперёк, снял несколько десятков документальных фильмов, поднимался на Эльбрус и проверял резервы человеческого организма в пустыне Каракумы.

Военная закалка

Роберт Григорьевич, у вас необычное имя.

– Я родился в Брянске. Робертом назвала меня мама в честь любимого героя романа Жюля Верна «Дети капитана Гранта». Во дворе меня часто из-за этого дразнили.

Может, именно такое имя предопределило вашу страсть к путешествиям?

– Возможно. Ещё в детстве из-за начавшейся войны мне довелось побывать в разных городах и сменить не одно место жительства. Это меня закалило и научило самостоятельной жизни.

А какой вам запомнилась Великая Отечественная война?

– Она застала нас в пяти километрах от границы с Польшей, в городе Белосток. Отчим был военным и находился там на службе. Ночью 22 июня я проснулся от жуткого грохота, с потолка сыпалась штукатурка. Бомбили город. Нас с матерью какой-то военный отвёз на вокзал. Вокруг всё горело, валялись трупы. Первые человеческие жертвы на всю жизнь въелись в память. Двое суток ехали на поезде в Минск. Несколько раз наш состав расстреливали немецкие самолёты. Чтобы спастись от пуль, пассажиры делали настил из гравия и песка, который собирали на насыпи. Было очень много жертв. Людей закапывали тут же, на путях.

Дни по дороге в эвакуацию были самыми страшными. Кругом царила разруха. Помню, как однажды на меня летел немецкий самолёт. Я успел только увидеть мелькнувшие красненькие огоньки. Это оказались трассирующие пули, которые просвистели совсем в паре сантиметров от моей головы и застряли в деревянных брёвнах. Я потом эти пули отвёрткой выковыривал.

Навстречу приключениям

А как же вы стали заниматься автомототуризмом?

– Я был крепким и любознательным парнем. Началось всё с футбола. Чтобы купить свой первый мяч, мы с ребятами собирали и продавали бутылки. В 15 лет поступил в ремесленное училище под Брянском, где занимался различными видами спорта, участвовал в соревнованиях.

А после того как пришёл из армии, в 1954 году, я увлёкся мотоциклами. Тогда-то впервые на «Явах» мы с другом отправились в Карпаты. После этого я просто заболел подобными путешествиями, в которые стал ездить несколько раз в год с такими же энтузиастами и экстремалами.

Самое красивое место, где вам удалось побывать?

– Это озеро Байкал зимой. Чтобы оно покрылось льдом, нужны сильные морозы и тихая погода. Но как только дует ветер, лёд ломается и наслаивается на скалы. Причём за год там случается более 2000 землетрясений. А лёд на Байкале необычайно прозрачный. Если накрыться тулупом и посмотреть сквозь него, то можно увидеть, как на глубине плавают рыбы. И воду мы пили прямо из озера, ведь она там наичистейшая.

На пределе человеческих возможностей

А в чём заключался эксперимент «Человек в пустыне», в котором вы приняли участие?

– Так получилось, что корреспонденты передачи «Клуб путешественников» известного журналиста Юрия Сенкевича, с которым мы дружили, отказались снимать фильм в Каракумах. Ведь для неподготовленного человека жара в 55 градусов в тени – это самоубийство. И он попросил об этом меня. Я согласился.

По пустыне наша группа прошла около 50 км. Самый главный вопрос - сколько человек может обходиться без воды. Мы были под наблюдением медиков. Приборы на такой жаре выходили из строя, а люди шли. При нормальных условиях можно выпить около 3 литров тёплой воды, в Каракумах в сутки нам требовалось до 12 литров.

Нигде грань между жизнью и смертью не находится так близко, как в пустыне. Если воды нет, то человек обречён. Но нигде нет и такого удивительного контраста. Когда умираешь от обезвоживания, воля и желания отсутствуют, появляются галлюцинации. Стоит выпить воды - жизнь сразу же приобретает смысл и играет новыми красками.

Роберт Григорьевич, а как появилась идея подняться на Эльбрус?

– Мы, также при поддержке Юрия Сенкевича, хотели поставить эксперимент о привлечении мотоциклов для спасения людей в горах и доставки грузов. Вертолёт не всегда может сесть где-нибудь на вершине и снять с маршрута заболевшего альпиниста. Поэтому мы с группой студентов-энтузиастов готовились к подъёму 2,5 года, лазили по откосам, отрабатывали страховку. Правда, я долго восстанавливался после перелома ноги в одном из путешествий. Мне даже грозила первая группа инвалидности. Но сдаваться – это не в моих принципах. Конечно, подъём был очень тяжёлым, на грани сил, мотоциклы то и дело застревали во льдах. Но через неделю нам удалось одолеть высоту в 5 000 метров.

Такие путешествия - всегда риск. Зачем вам жить на пределе человеческих возможностей?

– Я могу гордиться тем, что за все годы поездок у нас не было ни одного несчастного случая. Подготовка к очередному походу всегда очень серьёзная и тщательная.

Автомототуризм позволяет посетить удивительные места, встретить необычных людей. И ни за какие деньги чувства, которые ты испытываешь в путешествиях, купить нельзя. Понимаете, это как наркотик, как состояние постоянной влюблённости. При экстремальной ситуации выделяется адреналин, и ты чувствуешь не только стресс, но и эйфорию, наслаждение. И каждый раз хочется ещё и ещё.

Смотрите также:



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах
Роскачество