aif.ru counter
30.10.2012 14:54
Лара ЧАЙКА
55

Милиционер со стажем – о престиже профессии, палачах и смертной казни

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 43. АиФ-Тамбов 24/10/2012

Тамбов, 30 октября – АиФ-Черноземье

Кражи куриц поднимали показатели

«АиФ»: – Александр Степанович, известно, что когда вы только приняли полномочия начальника ОВД, наша область по всем показателям, в том числе – по количеству и раскрываемости преступлений, находилась на 85-м месте в Советском Союзе. Через два года удалось перейти на пятое место. Как добились таких невероятных результатов?

А.К: – Да, тогда из столицы специально присылали «бригады», чтобы узнать, проследить, что мы делаем. Думали, что мы скрываем преступления. Не понимали, как я, никого не увольняя, смог добиться таких показателей. А я всего лишь попытался милицию связать с обществом. Издал приказ, чтобы все правонарушения рассматривались прежде всего в трудовых коллективах. Таким образом, за два года сократили преступления на треть. Случалось, что специально искали мелкие правонарушения, чтобы хоть как-то увеличить негативные показатели. Прокурор удивлялся – никогда такого не было. Доходило до смешного. Ставили на учёт кражи куриц, гусей, баранов. 

«АиФ»: – Но ведь жизнь не стоит на месте, виды преступлений меняются. Что можно сделать сейчас?

А.К: – Нужно разбудить гражданское общество, одни работники полиции этого не сделают. И сегодня немало тех, кто может прийти на помощь – ведь есть и партийные организации, и профсоюзные ещё сохранились. А работникам органов правопорядка нужно сосредотачиваться на проблемных участках. Добиваться профессионализма. 

Как-то меня пригласили на викторину в УВД, и я спросил у одного конкурсанта: какие виды преступлений были в 20-е годы и какие сейчас? Оказалось, что он знает о революционном времени больше, чем о нынешнем.

Когда я был начальником областного УВД, то заставлял политотдел составлять творческие планы. Важно расширять свой кругозор. Полицейские должны совершенствоваться не только в профессии, но и других сферах: ходить в театры, читать книги и так далее.

Прежде понять, а потом судить

«АиФ»: – Александр Степанович, как вы относитесь к такому виду наказания, как смертная казнь? 

А.К: – Общество наше не готово к отмене смертной казни. По опросам, большинство – «за». Думаю, что нам нужно пойти по опыту других стран. Например, американцы ввели её в некоторых штатах. Что мы уцепились за конвенцию? Созреет общество, этот вопрос отпадёт сам собой. Убил человек нескольких граждан, принёс горе семьям. И живёт… Здесь тоже нужно слушать и слышать общество. Оно не подведёт. 

«АиФ»: – Правда ли, что вы встречались с человеком, приводившим в действие приговоры?

А.К: – Пришёл как-то ко мне гражданин на приём с просьбой, не совсем входящей в круг вопросов начальника УВД: помочь установить оградку на могиле жены. Спрашиваю: 

– Где работал? 

– В НКВД, – отвечает он. 

– Кем?

– Исполнителем… Расстреливал людей.

Отказать в его просьбе я не мог. Стало интересно: что испытывает человек, не боялся ли осуждения? Он рассказал, чувствуя полностью ответственность, где и как всё происходило… Говорит, разные люди были: и дезертиры, и убийцы, и предатели. Сначала страшно было. Но служба есть служба. Это ноша, лёгшая на плечи... Последствия - профессиональная деформация. Рассказывал, как идёт по улице и в каждом встречном видит жертву…

«АиФ»: – По долгу службы с разными людьми встречались? Что главное для себя уяснили?

А.К: – Конечно, с разными. Были и дезертиры. Видел их сам. Какие бы мысли те люди ни высказывали, их нужно слушать. Осудить человека проще, а понять – сложнее. Так и в милиции – прежде нужно понять, а потом судить. 

Полицейский должен стать другом

«АиФ»: – Александр Степанович, как вы относитесь к реформам в МВД?

А.К: – Хорошо, что начали с зарплаты, но реформу провели с опозданием… на 20 лет. Ушли профессионалы. Система начала давать сбой. Я не спорю, реформы необходимы в этой сфере. Другой вопрос: продуманы они или нет. Органы – махина, связанная с конкретными людьми, с обществом. В первую очередь, хотели сделать оптимальной эту службу. Задумка правильная, но решения неверны. Например, объединили ряд райотделов, превратив их в отделы или управления. В результате произошёл разрыв: милиция – сама по себе, общество – само по себе. В районах не осталось ни сил, ни средств, ни полномочий. А милиция призвана охранять свободу каждого. Собирают сегодня сходы - встречи населения с работниками полиции. Даже художественную самодеятельность к этому привлекают, а народу-то приходит мало, потеряно уважение…

«АиФ»: – А что насчёт переименования скажете?

А.К: – Большинство было против этого начинания. Полиция ассоциировалась у нас с перевёртышами, служившими фашистам. Не послушались. Переименовали. Что произошло? Ничего! Это ещё раз говорит о разрыве дистанции между обществом и органами правопорядка. 

«АиФ»: – Что бы вы сделали в первую очередь, вернувшись сейчас в органы? 

А.К: – Совершенно по-другому расставил бы приоритеты в работе МВД. В своё время я хотел, чтобы работник ГАИ был «другом» водителя. В этом отношении тогда со мной был согласен и бывший начальник ГАИ Шубин. Сейчас ведь что происходит: выскакивает из-за кустов «гаишник», палкой пугает. Остановитесь, ребята! Хватит палками махать! Помню, едем как-то в Москву в командировку. И никак не можем перестроиться. Останавливает нас пожилой сотрудник ГАИ, спокойно так говорит: «Нарушаете». И начал писать бумагу в тамбовский обком, чтобы там подумали, как морально повлиять на водителя. Сейчас профилактической работой практически никто не занимается, главное – наказать. 

«АиФ»: – А как же цифры, количество?

А.К: – Отменить их!

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах
Роскачество