aif.ru counter
197

Константин Рубахин: «По ситуации с никелем есть три пути решения»

Воронеж, 31 января – АиФ-Черноземье

Как только стало известно о том, что в Воронежской области будет разрабатываться проект, связанный с никелем, у многих возникли сомнения, не навредит ли он окружающей среде и не будет ли опасен для здоровья местных жителей. В ходе развития проекта, войны активистов и представителей УГМК разгорались все сильнее и сильнее. Константин Рубахин, координатор движения «В защиту Хопра», рассказал «АиФ-Черноземье» обо всех перипетиях, связанных с борьбой активистов.

АИФ.:– Несмотря на то, что информации в интернете много, хочется узнать основные тезисы по поводу вреда никеля для экологии.

Константин Рубахин:– Вредных факторов много. Есть высокие экологические риски для Хоперского государственного заповедника, который находится примерно в 15 километрах от месторождений. Близко к рудопроявлениям находится Теллермановский лес, для которого загрязняющие вещества станут губительными и приведут к разрушению природных комплексов. Десять лет работы рудника может привести к образованию воронки, диаметром более 50 километров – это расчеты ведущих гидрогеологов МГУ. При падении уровня грунтовых вод, неизбежно произойдет осушение значительной части поймы Хопра, что просто приведет к исчезновению животных, обитающих там. Русская выхухоль, обитающая в пойменных озерах – главная драгоценность заповедника и первый кандидат на вымирание в случае начала работ по добычи никеля.

АИФ.:– Представители движения «В защиту Хопра» и активисты, участвующие в «никелевой» борьбе, говорят о нарушениях при проведении конкурса. Можете пояснить этот момент?

К.Р.:– Нарушения были на всех пяти этапах развития этого проекта. Во-первых, когда Путин 26 декабря подписывал документы о необходимости проведения конкурса, вообще не было никаких обоснований для этого – никакой экономики, никаких опросов населения, исследований по целесообразности не проводилось.

Во-вторых, на этапе подготовки конкурсной документации, запасы, уже зарегистрированные Мингеологии в 1990 году по результатам 30-летних исследований Елани и Елки, просто не были учтены. Но сейчас, как и 50 лет назад, месторождения снова оказались рудопроявлениями, образцы руды «куда-то делись». Не исключено, что это даст возможность УГМК отчитаться по якобы проведенной разведке – старыми скважинами и образцами.

В-третьих, конкурс был перенесен с 15 мая на 22. Никто не оповестил об этом, а потом не представил итоги конкурса в течение регламентированного времени. При этом никто не знает – на основании чего победил УГМК, никогда не имевший дело с никелем.

В-четвертых, серьезнейшее нарушение допущено при оформлении лицензии на Еланский участок: несмотря на жесткое ограничение на строительство металлургического завода (он должен быть за пределами Воронежской области), в лицензии просто обозначены обязательства по его строительству, а пункт насчет места строительства «потерялся». УГМК это объясняют ошибкой при составлении документации. Очень удачная ошибка, по нашим расчетам, экономящая миллиард долларов за время работы рудника на транспортные расходы. И, если такие ошибки делаются в ключевом документе, то какие «ошибки» окажутся в экологической части проекта?

И, наконец, в-пятых, это то, что работы так и не начались, хотя, согласно условиям лицензии, до 25 января 2013 года на территории горных отводов должно было начаться поисково-оценочное бурение. Но, как я говорил ранее, ни 25 числа, ни позже, никакой техники не обнаружено. И, согласно пункту 9.2 лицензий на освоение Еланского и Елкинского участков недр, нарушение сроков проведения работ может повлечь досрочное прекращение права пользования недрами.

Развенчиваем слухи

Слухов вокруг «никелевой» темы множество. Кто-то считает, что движение «В защиту Хопра» финансируется из США и гнет свою линию, кто-то стал ярым противником УГМК, а кто-то вообще не может понять, на чьей стороне он.

АИФ.:– А кто сейчас находится на месте проведения работ по поисково-оценивающему бурению?

К.Р.:– Сейчас там казаки и эко-активисты. С начала января 2013 года мы наблюдаем за тем, что происходит. Никакого УГМК там нет, несмотря на их заявления в прессе о начале работ на участках. Могу легко объяснить, почему мы так уверены, что на участках, площадью 28 и 8 квадратных километров никто в январе не работал. Там снег, поэтому отследить все довольно легко. Мы видим только свои следы и, например, егеря, который тоже внимательно следит за ситуацией, кстати. Проезд любой машины, не то что буровой техники, скрыть на снегу нельзя. При этом лагерь стоит на высокой точке, с которой целиком виден один из двух участков. Поэтому, как и где работает УГМК– неясно, мы никаких работ не наблюдаем.

АИФ.:– Ранее представители движения «В защиту Хопра» заявляли о «подложном» социологическом опросе в Новохоперском районе. Как-то данная ситуация разрешилась?

К.Р.:– Разрешилась в нашу пользу. Они просто отказались от той части опроса, где были обнаружены заготовленные опросники с ответами. Но, как выяснилось, опрос проводился и в больнице, где главврач просто собрал персонал и сказал написать так, как надо. Говорить о каком-то честном социологическом исследовании в такой ситуации, как вы понимаете, не приходится.

АИФ.:– Как вы относитесь к слухам о том, что движение «В защиту Хопра» финансирует США и о том, что Татьяна Владимировна Каргина является так называемым «серым» кардиналом?

К.Р.:– Таким способом наши оппоненты пытаются каким-то образом отмыться. Они придумывают различные слухи с целью нас очернить. Но, как известно, «черную собаку не отмоешь добела». Я начал заниматься этим вопросом исключительно, чтобы защитить свою малую родину. Без этих мест я свою жизнь в России не мыслю. Татьяна Каргина была привлечена, как очень честный и опытный боец за экологию. Ни копейки мы не заработали на этом. Наоборот – я потратил все свои деньги, вырученные от продажи квартиры в Праге на свою деятельность по защите Хопра. Я занимаюсь этой проблемой включенно с марта 2012 года, не тратя свое время больше ни на какие проекты.

Пути решения проблемы

Главный вопрос, который интересует всех, – это конечная точка в «никелевой» теме, которая, по прогнозам активистов, все-таки скоро будет поставлена.

АИФ.:– Как вы думаете, митинги и пикеты смогли повлиять на общественное мнение?

К.Р.:– Да, конечно. Когда люди выходят на митинги или пикеты, они видят, что вокруг много единомышленников, они чувствуют поддержку. Любой, кто узнает о проблеме подробно, высказывается резко против добычи никеля в центре аграрного региона с такой прекрасной природой. Кроме того, люди видят, что реальное население этих мест ни в коей мере не поддерживает проект. А чтобы понять о чем речь, надо просто посмотреть на места, которые вдруг оказались под угрозой. Например, приезжает в Новохоперский район федеральный журналист, смотрит на эту землю, реку, лес, и говорить-то ничего потом не надо. Сразу все ясно, за что мы боремся.

АИФ.:– Каковы ваши прогнозы – чем все закончится в итоге?

К.Р.:– Закончится, я думаю, все положительно. Вообще, на мой взгляд, есть три пути, три варианта, которые разрешат данную ситуацию. Первый из них касается Путина, который может признать разработки нецелесообразными. Поскольку со стороны президента сегодня существует острый дефицит популярных решений, то это будет супервыигрышным поступком, который существенно изменит отношение к нему, в частности, у жителей Черноземья. Это помогло бы и губернатору на выборах.

Второй путь – Роснедра сами отзывают лицензию, признав ту массу нарушений, которые были допущены на всех этапах ее получения.

Третий вариант – это референдум. Но Новохоперский Совет народных депутатов 29 января отказал в проведении районного референдума о добыче никеля, поэтому вывод можно сделать только один – струсили. Депутаты должны отстаивать у власти волю народа, а получается совершенно наоборот. Сам председатель Новохоперского совета депутатов Калюжин открытым текстом заявил, что, во-первых, это решение «сверху», а, во-вторых, мы, якобы, работаем за деньги, а ему за это не платят. И в зародыше у них нет мысли, что они могут реально помочь, что от них что-то зависит, и что действительно можно бесплатно хотеть защитить свою землю... А ведь примеры есть – в 2008 году в Красном Чикое был проведен референдум, на котором большинство высказалось против добычи урана в их регионе. Итоги этого референдума ни один суд не смог отменить.

Смотрите также:

Оставить комментарий (16)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах
Роскачество