aif.ru counter
Ирина КОСТЕНКО 585

Чем до революции славились воронежские миллионеры?

Часто приходится слышать, как современные нувориши покупают дворцы, самолёты, газеты, а то и целые футбольные команды. А вот о том,...

Воронеж, 26 февраля – АиФ-Черноземье

Но в конце XIX – начале XX века наши крупные промышленники, банкиры, купцы не только умели зарабатывать капиталы, но и были великими меценатами, благотворителями, жертвователями. Воронежцы – не исключение.

Первый «водопроводчик»

Яркий пример – семья крепостных крестьян Кряжовых. Им 14 февраля 1841 года дали вольную и причислили к купеческому сословию за заслуги, верное служение и честность. Глава семейства, Лукьян Артемьевич, не владевший грамотой и умевший только поставить подпись, за несколько лет сколотил невероятное состояние. Оказалось, что бывший крестьянин прекрасно разбирался в коммерции виноделия. Он открыл свой винокуренный завод и очень хорошо повёл дело.

– У каждого богатого человека в те времена была своя область благотворительности,– говорит Ольга Рудева, краевед.– Кряжовы хотели напоить горожан чистой водой. Представьте, в городе питьевая вода была только на Девичке – улица Сакко и Ванцетти, район Алексеево-Акатова монастыря, – и то за счёт родников.

Сам Лукьян Артьемьевич много сделать не успел. Но завещал начатое дело сыну Степану. И тот на свои деньги построил водопровод. До этого лично побывал в Лондоне, осмотрел там систему водоснабжения и выписал из Туманного Альбиона водопроводные трубы. Работа у предприимчивого купца спорилась – в городе уже через несколько месяцев появился водопровод. Его проложили от Митрофановского монастыря (район ВГУ) по Большой Дворянской. Впоследствии Лукьян Степанович завещал:

«… построенный мною водопровод, а также дом, где помещается водоподъёмная машина, желаю навсегда и безвозмездно предоставить городу Воронежу…». Далее даритель указывал, что очень бы желал назвать новое сооружение именем Лукьяна Кряжова и 10% от ежегодной прибыли, которую приносит водопровод, отделять на образование детей бедных граждан Воронежа.

Но жизнь человеческая коротка, а людская память ещё короче. Сейчас о желании жертвователя никто и не вспомнит. Его могила на Чугуновском кладбище утрачена. Но удивительным образом сохранилось надгробие – его в советские времена зачем-то перенесли на Коминтерновское кладбище – возможно, хотели приспособить на погост какому-то партийному деятелю.

Как зеницу ока

В середине XIX века купцы Клочковы считались основными поставщиками продовольствия в губернии. Значительную часть их бизнеса составило мукомольное производство и хлебопекарная промышленность. Были активны бизнесмены и в политике: многие отпрыски семейства занимали в городе высокие посты. Но, оказывается, работали не только на свой карман и славу.

– Ко всем хорошим делам, которые творились в городе, Клочковы были причастны, – утверждает краевед.

Под началом местных олигархов создавались лечебницы, приюты, школы, театры. Клочковы прославились даже тем, что собирали приданое бедным невестам. Причём занимались таким необычным видом благотворительности всерьёз, выделяя для этого отдельную статью расходов.

Яркий представитель рода, Николай Алексеевич Клочков, был человеком весьма образованным. В начале XX века он занял пост городского головы. При нём было построено Николаевское училище.

Строительство бесплатной Александро-Мариинской глазной лечебницы стало значимым событием в жизни города. Первая такая больница открылась в Воронеже в 1898 году, правда, она была маленькой – всего на пять мест, а страдающих болезнями глаз было гораздо больше. И вот в 1911 году меценаты Клочковы решили построить новую лечебницу – уже на 32 места. Известный воронежский архитектор Замятнин создал проект и подарил его городу. В этом здании до сих пор лечат глаза – тут расположена Воронежская областная клиническая офтальмологическая больница.

Следы щедрого купеческого рода можно отыскать и на улице Никитинской: дом № 50 когда-то принадлежал Клочковым. А на месте домов 41 и 43 ещё кое-что осталось от некогда пышной купеческой усадьбы.

Необычный приют

Имя Вильгельма Столля, несомненно, особая гордость Воронежа. Этот крупнейший промышленник и незаурядный коммерсант получил великолепное техническое образование, прошёл стажировку в Европе и уже в 27 лет открыл свою первую мастерскую, где производили орудия труда для сельского хозяйства. Не кто иной как Столль впервые в Воронеже установил паровой двигатель, построил чугунолитейный цех, наладил выпуск маслобойного оборудования, двигателей, паровых машин, насосов и электрооборудования. В конце концов его заводы протянулись от Варшавы и до Владивостока.

При всём своём предпринимательском размахе Вильгельм Столль прослыл человеком широкой души и разнообразных интересов. Он не забывал об общественной деятельности – например, на свои средства основал богоугодное заведение «Столлевское убежище», стал первым воронежским велосипедистом, любил фотографировать. А ещё он глубоко верил в Бога и, будучи лютеранином, активно участвовал в жизни воронежской лютеранской общины.

– В один момент Вильгельм Германович понял, что его призвание – благотворительность, – поделился с нами Владислав Безрядин, потомок промышленника. – Под конец жизни он всё больше отходил от дел, а потом и вовсе уехал в своё имение в Графском.

Там он создал первый приют для слепых девушек. Воспитанницам богоугодного заведения специально выписывали учителей, которые готовили девочек в том числе и к обычной жизни. В список преподаваемых предметов входили чтение и письмо. Девочки вместе со своими воспитателями создали под крышей приюта театр. Зрители поражались лицедейским талантам воспитанниц, они не верили, что актрисы незрячие – так профессионально они играли.

Чтобы полностью обеспечить своих воспитанниц, супруги Столли решили удочерить всех девочек и официально сделать их наследницами. Правда, удочерить удалось только одну – Агриппину Скрипникову. В 1918 году завод национализировали, всё имущество Столлей конфисковали, а приют закрыли. Сейчас у Владислава Безрядина хранятся фисгармония, столик, зеркало и часы для слепых с выпуклыми цифрами и надписью «От дорогого папочки» – подарок Вильгельма Германовича своей приёмной дочери Агриппине.

– Он воплотил в себе лучшие черты буржуа, – рассказывает потомок промышленника. – Необычайно богат и при этом высокодуховен, щедр, умён, спортивно развит – это ли не идеал?

Повезло Вильгельму Столлю – о нём есть кому сказать доброе слово. В отличие от многих других воронежских меценатов, благотворителей и жертвователей, о которых мы знаем очень мало. Вспомним ещё, например, великих меценатов Сомовых – они участвовали в строительстве железной дороги и построили в Воронеже музыкальное училище. Что с ними стало после 1917 года – неизвестно. Кажется, сама история укрыла их в своих лабиринтах – от преследований при жизни и незаслуженных обвинений после смерти.

Смотрите также:



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах
Роскачество