294

Несладкая жизнь пчеловода

Тамбов, 19 марта – Аиф-Черноземье

Пчёлы – как люди

АиФ: – Максим Вадимович, как перезимовали тамбовские пчёлы?

М.Ч.: – В этом году не доживут до конца зимы примерно 20-30% пчелиных семей. Гибель пчёл – это самая главная проблема. В основном они погибают от болезней. Не даёт нам покоя клещ варроа, которого завезли в Россию в 1974 году. Бороться с ним всё сложнее и сложнее. Те лекарства, что помогали им раньше, теперь не действуют: пчёлы, как и люди, привыкают к медикаментам.

АиФ: – А есть положительные моменты?

М.Ч.: – Да, пчеловоды перестали ломать голову над тем, где достать корм полосатым работницам. Большие медосборы последних лет позволяют нам кормить пчёл натуральным мёдом. Но есть и обратная сторона медали. Это проблема сбыта. В регионе около 900 тонн непроданного мёда «висит» с прошлого года. Благо, что этот полезный продукт долго не теряет своих полезных качеств. По госстандартам хранить и реализовывать его можно на протяжении 10 лет.

Мёда стало больше

АиФ: – Перепроизводство связано с увеличением числа пасечников?

М.Ч.: – В определённом смысле - да. Растёт численность профессиональных пчеловодов. Те, кто раньше держал

10-15 пчелосемей, либо отказываются от пасек, либо расширяются. Это подтверждается большим количеством специализированных организаций. По числу пчеловодческих сообществ Тамбовщина лидирует во всей России. Для сравнения, в Москве всего три юридических лица, занимающихся пчеловодством. Разумеется, рост предложения, как правило, сказывается на цене продукта - она падает.

АиФ: – Известно, что в 37 регионах действуют местные законы о пчеловодстве, которые регламентируют деятельность пасечников. Но Тамбовщина в их число не входит. Нужен ли нам аналогичный закон?

М.Ч.: – Сначала наши бортники загорелись идеей выйти с инициативой о принятии местного закона. Но потом «остыли», когда всё просчитали. Во-первых, может появиться налоговое бремя. Во-вторых, сразу же возникнет ограничение по содержанию ульев на определённой площади. У нас и так проблем хватает. Нередко приходится судиться из-за столкновений с хозяйствами, которые обрабатывают свои земли пестицидами, отчего гибнут наши пчёлы. Хотя есть постановление губернатора о том, чтобы предупреждать заранее о проводимой обработке земель химикатами. Бывают и курьёзные случаи. Соседи частенько подают в суд на пасечников, когда их жалят пчёлы.

Ярмарки помогают

АиФ: – В последнее время всё больше тамбовских пчеловодов можно увидеть на ярмарках?

М.Ч.:– Да, в этом, в отличие от стационарной торговли, есть своя выгода для пчеловодов. С нас не берут плату за аренду. Очевидны и положительные результаты Покровской ярмарки. Если в 2011 году палаток с мёдом на ней выставлялось 10, то в прошлом – уже 30. И только за один день продавалось около полутора тонн продукта. Конкретный интерес к ярмаркам есть у местных производителей, т. к. приезжие пчеловоды, как правило, продают мёд дороже. Ярмарочную систему хотим развивать по всей Тамбовщине.

АиФ: – А вам удается завоёвывать другие регионы?

М.Ч.:– Без лишней скромности могу сказать – да. Нередко привозим тамбовский мёд в Москву. В одном только «Манеже» выставляем 20 палаток. Другим регионам мы интересны и в плане обмена опытом. Нередко в Тамбовское общество пчеловодов приезжают на семинары даже без приглашения, чтобы поучиться у нас вести хозяйство. Мы открыты и готовы помогать тем, кто обращается за помощью.

На равных

АиФ: – Говорят, что интересно наблюдать за тем, как работают пчёлы.

М.Ч.: – Пчёлы – не просто труженики. Каждая пчелиная семья, по сути - грамотно организованное «государство». Всё у них распределено очень чётко. Некоторым чиновникам нужно поучиться у них рационально распределять время и обязанности. Есть пчелы, обогревающие расплод, т. е. пчелиных деток; есть охранники, не пускающие посторонних. Забавно рассматривать, как вылетают пчелы – задом наперёд. Так они запоминают путь, по которому нужно возвращаться в улей. А цветов различают больше, чем люди. Только красный цвет не знают. Пчелы лучше нас определяют, какой будет зима. Если много прополиса закладывают – холодной.

АиФ: – Вы всегда знаете, как себя с ними вести?

М.Ч.: – Да, когда подхожу к улью, чувствую настрой. Но работаю с ними, как правило, без сетки – на равных.

АиФ: – А агрессию что может у них вызвать?

М.Ч.: – Запах спиртного не переносят.

АиФ: – Может, применять их в борьбе с алкоголизмом?

М.Ч.: – Можно! (улыбается. – Ред.). Выпустить целый рой куда-нибудь в злачное местечко, где злоупотребляют вредными напитками.

АиФ: – Это точно. А взамен вредной привычке развивать у соотечественников культуру потребления мёда?

М.Ч.: – Да, это сегодня важно. Ведь, по сути, больше всего его едят люди пожилого возраста. А молодежь – неискушённая. Порой кидаются на экзотические названия сортов мёда, не зная, что там в основе.

АиФ: – А что, встречаются подделки?

М.Ч.: – Бывает. Например, добавляют в мёд муку, выдавая полученный продукт за мёд с маточным молочком. Но деятельность таких «находчивых» мы сразу пресекаем – убираем с ярмарок без возврата вырученных денег. Поэтому, выбирая мёд, помните поговорку: «Что выдаёт мёд? Глаза продавца!»

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах