aif.ru counter
299

Липецкий летчик Юрий Чурилов: «Не заставишь Родину любить»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 16. АиФ-Липецк 17/04/2013

Липецк, 30 апреля – АиФ-Черноземье

79 лет назад была учреждена одна из главных наград страны – звание Героя Советского Союза. Первыми героями стали семеро лётчиков, участвовавших в спасении челюскинцев. Потом Золотую Звезду получали участники войны, космонавты, учёные. Сегодня многих из них уже нет в живых. В Липецке осталось всего два Героя Советского Союза. С одним из них – лётчиком морской авиации Юрием Чуриловым – встретился корреспондент «АиФ-Липецк».

Взлётная полоса

АиФ: – Юрий Иванович, в советские времена половина мальчишек мечтала стать лётчиками, другая половина - космонавтами. Вы относились к первой?

Ю.Ч.: – Нет, никогда об этом даже не мечтал. Я рос в деревне и об авиации имел весьма смутное представление. Да и самолёт я впервые увидел, когда мне было пять лет. Помню, зрелище это произвело на меня неизгладимое впечатление. А в авиацию попал совершенно случайно. После школы устроился настройщиком контрольно-измерительных приборов на Воронежский авиазавод, и однажды, проходя мимо военкомата, увидел объявление о наборе на курсы пилотов. 

АиФ: – Помните свой первый полёт? Страшно было подниматься в небо?

Ю.Ч.: – Нет, я же был с инструктором. А вот впечатлений было море. Весь полёт прошёл буквально на одном дыхании. Конечно, когда впервые поднялся в небо самостоятельно, немного волновался. Но страха не было. В авиации главное делать, как учили, тогда всё будет нормально, а если станешь экспериментировать, обязательно что-то пойдёт не так. Очень многое зависит и от подготовки лётчика, к сожалению, сегодня она хромает. 

АиФ: – А нештатные ситуации в вашей практике случались?

Ю.Ч.: – Наверное, нет такого лётчика, у которого бы подобные ситуации не случались. В авиации это называется особый случай в полёте. У меня их было три. Первый произошёл над Атлантикой: при заходе на посадку отказали подъёмные двигатели. Самолёт стал падать, и нам пришлось катапультироваться. Второй – на Дальнем Востоке: в двигатель попали птицы, но мне удалось посадить машину. А в третий раз чуть было не сыграл злую шутку человеческий фактор: механики забыли закрутить гайку после техосмотра. К счастью, всё обошлось. 

Полёт по… вертикали

АиФ: – Вы были одним из первых лётчиков, освоивших самолёты вертикального взлёта. Что это за агрегаты?

Ю.Ч.: – Этот самолёт был очень необычен и в эксплуатации, и в управлении. Как бы вам объяснить… Управлять таким самолётом – всё равно что пытаться удержать шарик на острие иглы. Одно неверное движение рулей, и столб огня, на который опирается аппарат, выйдет из повиновения, погубит машину. Первое время даже конструкторам многое было неясно в новой технике. 

АиФ: – А звание Героя вы за что получили?

Ю.Ч.: – Вот за успешное освоение новой техники и дали. Мне тогда было всего 34, и я стал двадцать вторым лётчиком в СССР, который совершил полёт на таком самолёте. Кстати, нас было даже меньше, чем космонавтов. Космонавтов в то время было 42 человека, а нас – 22. Но, я считаю, звание Героя хоть и присваивается одному человеку, но является результатом труда многих людей – конструкторов, механиков, лётчиков-испытателей. 

АиФ: – Что оно для вас значит? 

Ю.Ч.: – Прежде всего, это огромная ответственность. Ты всегда должен осознавать, что являешься примером и в поведении, и в службе Родине. Молодое поколение смотрит на Героев именно так, и многие впоследствии совершают подвиги, боевые и мирные. Ведь героями, так же как и патриотами, не рождаются. Всё зависит от воспитания, от примеров для подражания. Можно сколько угодно издавать законы о патриотизме, но искусственно это чувство не привьёшь. Нужно заниматься подрастающим поколением, давать ему возможность себя реализовывать. 

Летать не на чем

АиФ: – Многие лётчики сегодня уверены: то, что происходит в авиации, её убивает. Вы с этим согласны?

Ю.Ч.: – Отчасти. Для того чтобы авиация развивалась, должно происходить обновление парка. А этого нет. Самолёты устаревают как физически, так и морально. У каждого агрегата имеется определённый ресурс, до тех пор, пока он есть, машина будет работать устойчиво и надёжно. Но когда он выработается, надёжности от этого агрегата ждать уже нельзя. То же самое и с самолётом. Сейчас число тех машин, которые можно эксплуатировать, неуклонно сокращается. 

АиФ: – Вы сказали, что у нас и подготовка хромает?

Ю.Ч.: – А с чего ей не хромать? Ведь тренироваться лётчикам не на чем. Этот провал случился ещё в период перестройки, когда многие асы ушли из авиации, а на смену им пришли молодые ребята, хоть и способные, но неопытные. И опыта им набираться негде. Это наглядно видно даже на примере Липецкого аэроклуба. Сейчас он дорабатывает ресурс, который остался ещё с советских времён. Даже на то, чтобы отремонтировать старую технику, говорят, денег нет…

АиФ: – Зато есть деньги, чтобы одеть всю российскую армию в форму от Юдашкина…

Ю.Ч.: – А у нас всегда так: как только приходит новый министр, принимаются шить новую форму. Нет, чтобы эти же деньги пустить на дело. Например, дать возможность тем же мальчишкам реализоваться. Если бы как в советские времена через аэроклуб проходило 400 пацанов за сезон, то и они были бы при деле, не пили бы пиво по подъездам, и с патриотизмом у нас было бы всё в порядке. Но я думаю, потихоньку и у нас всё наладится. У России всегда: то взлёты, то падения. 

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах
Роскачество