aif.ru counter
69

Филолог: «Введение ЕГЭ резко снизило грамотность»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 20. АиФ-Черноземье 15/05/2013

Воронеж, 21 мая – АиФ-Черноземье

Новые законы и депутатские инициативы, касающиеся великого и могучего языка, мы обсудили с Иосифом Стерниным, профессором, заведующим кафедрой общего языкознания и стилистики ВГУ, заслуженным деятелем науки РФ.

Запретить ругательства?

АиФ: – Недавно был принят закон о запрете нецензурной брани в СМИ. Нужен ли он современному обществу?

И.С: – Именно такой закон – нужен. Нецензурная лексика – это слова, которые полностью запрещены к публичному употреблению. Есть грубые слова, типа «сволочь», «дрянь», «мерзавец» – они тоже не рекомендуются, но не подпадают под полный запрет. Мат оскорбляет общественную нравственность, если звучит публично. Публично выругался – штраф!

АиФ: – Как определить: какие слова нецензурные? Наверняка возникнет много споров вокруг некоторых выражений…

И.С: – Я, как лингвист-эксперт, считаю, что нужно создать список. По моему мнению, нецензурных слов в русском языке всего пять: это обозначение мужских и женских гениталий, оскорбительное название распутной женщины и акта совокупления. Но от этих слов есть огромное количество производных, и все они нецензурные. Вот если мы примем этот список, например, в Верховном суде, то у нас не будет проблем с применением закона. А пока возникает много вопросов. 

Прощай, парламент – здравствуй, дума!

АиФ: – Жириновский предложил штрафовать за использование иностранных слов, не имеющих общеупотребительных аналогов в русском языке. Что скажете по этому поводу?

И.С: – Это такой бред! Предлагаются штрафы для физических лиц до 3 тыс. рублей, а для юридических – до 50 тыс. А что это за выражение «общеупотребительный аналог»? Это субъективное понятие. В лингвистике такого нет, есть синонимы, но они всегда различаются по значению. Кто будет определять, есть ли у слова общеупотребительный аналог – полиция? Будет масса недоразумений! Невозможно составить список всех заимствованных слов и запретить их употребление. Пример: слово «дума» русское, но у него есть синоним «парламент». Значит, за «парламент» надо штрафовать! И, кстати, само слово аналог – иностранное. Так что этот закон совершенно неприменим. 

Меня вообще настораживает такая активность в области русского языка у нас в Думе. Сейчас такая тенденция – в языке все разбираются, как в футболе. Мне кажется, у нас есть куда более важные проблемы: ЖКХ, дороги, которые исчезают вместе со снегом, пробки! А Дума обсуждает русский язык. Депутаты просто идут по пути наименьшего сопротивления.

АиФ: – Говорят, иностранные слова засоряют язык..

И.С: – Понятие засорения языка ненаучное. Это метафора. В лингвистике такого термина нет, есть культура речи. Язык – это как бы огромный супермаркет, на полках которого лежат слова и правила. Человек идёт в супермаркет и берёт то, что ему сейчас нужно. В супермаркете есть всё: оружие, патроны, хлеб, масло… Если человек ходит туда только для того, чтобы взять биту и колотить окружающих, разве это вина супермаркета? Это выбор человека. 

Есть люди, которые выбирают только бранные и нецензурные слова. Это их «культура речи». Их надо учить и воспитывать. Как говорил профессор Преображенский в «Собачьем сердце»: «Кризис не в стране, а в головах».

АиФ: – Сейчас язык переживает кризис?

И.С: – Он переживает период интенсивного развития. Такое было при Петре I – при нём возникла военная, шахтёрская, промышленная иностранная терминология. Потом при Пушкине русский язык обогатился множеством иностранных слов: «Панталоны, фрак, жилет – всех этих слов на русском нет». Сейчас мы переживаем такой период. 

Речевая игра

АиФ: – Сегодня многие люди специально коверкают слова. Почему общество упорно не хочет говорить грамотно?

И.С: – У нас, филологов, это называется речевая игра. Это стало модой у интеллигенции, в рекламе, у молодёжи. Почему не хотят говорить грамотно? Не могут. Нынешние условия ведут к снижению грамотности. Во-первых, Интернет, где можно писать, как хочешь – программа всегда исправит ошибки. Во-вторых, мода на языковую игру: «аффтар, пеши исчо». И, в-третьих, конечно, ЕГЭ. Там нет творческой работы, нужно только выбирать ответы и ставить галочки. Введение ЕГЭ резко снизило грамотность. 

АиФ: – Есть мнение, что норма языка определяется не словарями и авторами, а народом. Вы согласны с этим? 

И.С: – Да. Если народ начинает как-то иначе говорить, филологи должны это заметить и отразить в словарях. Например, в XIX веке говорили «музЫка», потом стали употреблять два варианта «мУзыка» и «музЫка», потом рядом с «музЫкой» появилась пометка – устаревшее. Сейчас это слово вообще не употребляется. 

АиФ: – То есть через какое-то время все будут говорить «дОговор»?

И.С: – Все нормы формирует народ, но принимает или не принимает их интеллигенция, образованные люди. «Ихний» или «дОговор» никогда не станет нормой. Вот и другой пример: кофе. В некоторых словарях появляется пометка, что средний род допустим. Но разве кто-нибудь из образованных людей скажет «моё кофе»? Значит, норма осталась. А вот, например, сегодня многие образованные люди говорят «закончить», а не «окончить институт». Значит, это нужно отражать в словарях. Это становится допустимо. 

АиФ: – Сменой языкового поколения называют 25 лет. Как вы считаете, чего нам ждать, скажем, через полвека?

И.С: – Период интенсивного развития языка, который начался с перестройкой, сейчас заканчивается. Заимствования ещё будут приходить, но не так активно. У нас около 5 тыс. языков, только 300 из них имеют письменность. Главные перспективы есть у не более десятка языков, в том числе и у нашего, русского. И во всех этих языках наблюдается тенденция появления одинаковых слов, типа: компьютер, блендер, миксер. Усиление контактов между людьми, открытость общества, возможность путешествовать, единый рынок – всё это приводит к тому, что люди начинают говорить одинаковыми словами. Это путь сближения и создания единого языка. 

Также, видимо, будет увеличиваться число жаргонов, потому что территориальные диалекты постепенно исчезают, а у людей обязательно должны быть подъязыки: профессиональные, возрастные, гендерные. Территориальные диалекты нивелируются, а социальные – расширяются. Конечно, будет развиваться и язык Интернета. Там формируются свои традиции, законы и жанры.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах
Роскачество