aif.ru counter
Елена ГОДЛЕВСКАЯ 49

Как спасти город Лескова

Наша газета в последнее время превратилась в хронику исторических потерь: строительные фирмы, озабоченные получением...

 

Ужесточение

АиФ: – Виктор Анатольевич, вам не кажется, что в Орле наступил кризис управленческих решений по сохранению исторического лица областного центра? При этом он привёл в движение достаточно «компромиссную» орловскую интеллигенцию, которая неожиданно громко заявила о своём праве жить в городе, вдохновлявшем Лескова и Бунина, Леонида Андреева и Тургенева, а не в торгово-развлекательной «коммуналке».

В.Л.: – Наступил. И привёл в движение. Но «вдруг» ничего не бывает. Обратите внимание: именно в этом году государство, ещё недавно снявшее историко-культурный статус с большинства российских городов, до того признаваемых историческими, вносит поправки в законы, ужесточающие ответственность за уничтожение и повреждение памятников истории и культуры. Да как ужесточает! Раньше за нарушение требований сохранения, использования и государственной охраны объектов культурного наследия размер минимального штрафа был 500 рублей, теперь – 15 тысяч. Уничтожение или повреждение памятников архитектуры теперь карается штрафом от 500 тыс. до 20 млн рублей для юрлиц. И работников государственных органов тоже будут штрафовать, если их действия привели к разрушению объектов культурного наследия.

Подчеркну: ещё три года назад, когда мы с вами горевали по поводу намерения областной власти снести здание кинотеатра «Родина», об ужесточении государственного подхода к сохранению памятников можно было только помечтать. И вот переворот в государственной политике. Значит, закончился так называемый переходный период, и государство пришло к тому, что надо не только строить, но и укреплять, что имеем.

Теперь дело за облсоветом, который должен внести поправки в местный закон и по примеру федерального центра ужесточить ответственность за сохранение памятников регионального и местного значения.

АиФ: – Вы полагаете, лозунг «…до основанья, а затем…» больше не актуален?

В.Л.: – Думаю, что нет. Оглянитесь назад. До революции считалось, что нам нечего хранить. Европа – та прозрела раньше, она уже в начале XVIII века задумалась, например, о необходимости сохранить для потомков античные реликвии.

После революции в стране вовсе возобла­дал принцип, который вы озвучили. Казалось, что новая жизнь должна начаться только с чистого листа, и на слом пошло буквально всё. Осознание необходимости сохранить ценности прошлого пришло по окончании второй мировой и окончательно сформировалось как принцип дальнейшей жизни после выхода человека в космос. Мир осознал это как новый виток цивилизации и озаботился сохранением прошлого. В том числе в нашей стране. К сожалению, нас отбросила назад коммерциализация сознания в последнее 20-летие. Но теперь, судя по всему, возвращаемся в «цивилизованное» русло.

АиФ: – Что-то по Орлу не заметно…

В.Л.: – Не только по Орлу. Сносят центр Ливен, зарастает лесом Сабурово, требуют спасения сотни объектов культурного наследия. Но в отличие от многих других городов – Москвы, Суздаля, Ярославля и т. д., у нас нет отдельного органа специальной компетенции по охране культурного наследия. А то, что есть, – отдел из четырёх человек в управлении культуры, – несерьёзно. Во-первых, потому, что отдел малочислен, во-вторых, потому, что там нет специалистов, разбирающихся в данных вопросах: искусствоведов, историков, архитекторов, археологов и т. д. Не хочу никого обидеть, но о серьёзной работе по охране памятников в этом случае можно только мечтать.

А потому первое, с чего надо начинать у нас, – не со штрафов даже, хотя и это не повредит, а с учреждения компетентного органа или подведомственного управлению культуры учреждения, которое бы профессионально оценивало все имеющиеся проблемы и на профессиональном уровне предлагало власти способы их решения.

Кто спасёт Орёл?

АиФ: – И где брать профессионалов? Насколько мне известно, во всей области, к примеру, есть только один историк архитектуры – Ксения Седойкина, которой больше 80…

В.Л.: – Но давайте с чего-то начинать! Может быть, с кадров. Возобновить обучение по реставрационным специальностям в профтехучилищах, сделать заявки в наши вузы, худучилище на подготовку необходимых специалистов. Это не может сделать ВООПИиК, общественность, это должна делать власть – правительство области и облсовет. Опять же: можно пригласить профессионалов из других регионов: посмотрите на Белгород – там же половина специалистов – приезжие. Дайте людям жильё, и они приедут спасать Орёл!

АиФ: – А что спасать, известно? Абсолютное большинство наших памятников не имеет паспортов, документально не оформлены границы территории историко-культурных объектов и т. д. и т. п. Мне кажется, такого бардака с памятниками нет ни в одном регионе.

В.Л.: – К середине 90-х было сделано очень многое. Тогда работал Научно-производственный центр по охране памятников, и без его одобрения никто не смел снести памятник. Однако он был ликвидирован экс-губернатором Строевым. Сожгли и разворовали и весь архив, а это – тысячи документов, в том числе паспортов, на изготовление которых были потрачены колоссальные государственные деньги.

Тем не менее, вопрос правильный: что охранять? Необходимо полное обследование того списка памятников, который есть, и того, чего в этом списке нет, но оно может представлять ценность. Но эту работу, опять же, должны сделать специалисты того органа, которого у нас пока нет.

И ещё одно принципиальное соображение: надо уходить от точечной охраны.

Есть пример!

АиФ: – Что вы имеете в виду?

В.Л.: – Надо определить исторические достопримечательные места и список региональных исторических поселений, приведя, наконец, в соответствие с федеральным законом терминологию региональных и муниципальных актов. На мой взгляд, историческим можно назвать город Болхов, историческим поселением – Сабурово. Нужно создавать комплексы исторической застройки. Вот Иркутск – современный многоэтажный город. Но там взяли квартал деревянных домов, реставрируют его, переносят из других мест здания, представляющие архитектурную или историческую ценность, – и город не потерял своей истории! А рядом, пожалуйста, стройте высотки. То же самое делают в Минске, в городах Европы.

И нам надо определиться, что для нас важно. Может быть, сохранить всю улицу Карачевскую, может, сделать литературный квартал, объединив литературные музеи, дом Лизы Калитиной, парк и перенеся на это место десяток других особо ценных домов. Всё это надо обсуждать. И здесь тоже проблема: у нас это не принято.

АиФ: – Но потребуются колоссальные деньги!

В.Л.: – А вы как думали? Конечно! Надо переселять людей, ремонтировать, реставрировать, реконструировать. По-другому - никак. Москва нам не поможет, поскольку у нас, в основном, памятники регионального и местного значения. Но мы можем сделать их федеральными! Давайте создавать региональные музеи-заповедники, а затем переводить их в федеральные. У нас есть пример – музея Спасского-Лутовинова: он «накачал мышцы» и заявился на федеральном уровне, и убедил, что важен, и область больше не ломает голову, где взять деньги на его содержание.

Надо брать на вооружение эту тактику и начинать делать дело!

Смотрите также:



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах
Роскачество