aif.ru counter
214

Почему птицы покидают Воронеж?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 37. АиФ-Черноземье 11/09/2013

В канун Международного дня охраны озонового слоя, который отмечается 16 сентября, о проблемах флоры и фауны Воронежской области и о том, как нам найти компромисс с природой, рассказал Александр Нумеров, профессор-орнитолог, доктор биологических наук.

Что одним хорошо…

АиФ: – Воронежцы подмечают, что из города стали исчезать некоторые виды птиц, с чем это связано?

А.Н.: – Изменяется городская среда и вместе с ней численность животных и птиц. К примеру, люди перестали делать скворечники – и скворцы уже расхотели селиться в городе. В советские годы только на 16 улицах Коминтерновского района было 1225 скворечников, а уже в 2001 году – ноль. Раньше даже культивировалась традиция: встречаешь весну – повесь скворечник, но сейчас об этом забыли. 

То же и с городской ласточкой. В 70-х годах на главном корпусе ВГУ насчитали 250 ласточкиных пар, зато сейчас нет ни одного. Долго думали – с чем это связано? Тем же вопросом, кстати, озаботились и в Западной Европе, но там учёные пришли к выводу, что у них просто нет грязи, и птицам не из чего лепить гнёзда. У нас же с грязью проблем никогда не было.

В итоге мы выяснили, что на численность ласточек в городе повлияли деревья, которые за 30 лет успели разрастись и блокировать птицам путь к домам. Но главное, у ласточек стало меньше еды – популяция мух возможно сократилась из-за того, что люди начали выбрасывать мусор в пакетах. Так что всё в этом мире взаимосвязано. Пожары – плохо, а дятлам от них только лучше, их численность возросла, так как для них появилось много «работы» в тех местах, где полыхал огонь.

АиФ: – А каково сегодняшнее состояние флоры и фауны региона? Есть ли критические места?

А.Н.: –  Может, это покажется странным, но думаю, что всё пребывает в относительной гармонии. Главное, если где-то есть животные и птицы, то там уже можно жить, и это место можно назвать комфортным. 

Однажды мы проводили исследования и выяснили, что яйца синицы в обычном виде имеют жёлтую крапинку, а на территории заводов они просто белые. Или, к примеру, на биостанции из яиц вылупились все птенцы, а рядом с крупными заводами большинство птенцов погибли ещё в яйце.

Естественно, это заставляет задуматься. Потому как птицы и млекопитающие – наилучший индикатор состояния среды. Их смену поколений можно увидеть быстро, а у человека на это уйдут десятилетия. И если проблемы проявляются у животных, то у человека они тоже гарантированно будут. То есть наличие или отсутствие тех или иных видов всегда говорит о комфортности среды.

Ищите компромиссы

АиФ: – Как влияет изменение инфраструктуры города на экосистему?

А.Н.: – Ну вот, к примеру, точечная застройка – явное варварство! Вырубаются целые парки. А ведь каждое дерево в городе стоит гораздо больше, чем в лесу. Оно здесь выжило, а это куда труднее, чем вне города. 

И даже система штрафов малоэффективна. Должна быть компенсация – вырубил одно дерево – посади рядом два. Лес – удивительный организм, его цену невозможно измерить валютой. К сожалению, для большинства – это неважно. Люди знают цену никелю, но не представляют, какова цена чернозёма, на котором они собираются его добывать. Не говоря уже о цене людского здоровья. А оно, разумеется, будет подорвано, об этом даже рассуждать не стоит!

АиФ: – Получается, люди никогда не найдут компромисса с природой?

А.Н.: –  Просто не нужно идти с лопатой против эволюции! Любые попытки борьбы с природой оборачиваются ещё большим ущербом. Нужно всегда искать компромиссы.

Вот пример – Кольцовский сквер несколько лет назад заселили вороны, грачи и галки. Никто не задумался – почему. Чиновничье мышление: «Я написал распоряжение, чтобы ворон не было, а они там есть». Но приказать птицам улететь нельзя!

Скорее всего, на окраине города, где ночевали вороны, вырубили деревья, поэтому им просто некуда было деваться, и они прилетели к этому скверу. Для того чтобы птиц оттуда прогнать, нужно было создавать на пути их следования комфортные условия – вплоть до подогрева, чтобы они не летели вперёд, а обосновывались там. И это будет значительно дешевле, чем какие бы то ни было меры. Но чиновники никак не могут понять, как это – делать для ворон присады с подогревом!?

Откуда зараза?

АиФ: – А как быть с загрязнённостью водохранилища? На проблеме, по-моему, поставили крест…

А.Н.: – Воронежское водохранилище – это водоём высокого уровня очистки, в котором несколько раз в год должна сменяться вода. А это происходит только после половодья. Нужны устройства, которые собирают водоросли в береговой зоне, она ведь самая грязная. Если её очистить, то вода будет едва не питьевая. Но этого никто никогда не делал. 

И часто принимаются меры, которые никому не нужны. Люди решают, к примеру, копать водоём, и убивают в нём все организмы. А те же улитки в сутки перегоняют через себя весь объём водохранилища. Без них это была бы просто зловонная яма.

АиФ: – Всех сейчас волнует проблема африканской чумы свиней. Откуда эта напасть?

А.Н.: – Как я и говорил, всё взаимосвязано. Возможно, причины не в самой инфекции, а в отсутствии баланса в природе.

К примеру, в прошлом веке в Воронежской области перестреляли почти всех волков. Они, мол, резали скот. И что в итоге? Во-первых, появились гибриды собаки и волка, которые значительно опаснее, потому как если волк, почуяв дым от жилищ, сразу бежал наутёк, то гибрид этого не испугается, он меньше боится человека и точно так же убивает скот. Во-вторых: истребили волка – увеличилась численность других животных – лис и кабанов. В итоге у лис бесконечные вспышки бешенства, а у кабанов – АЧС. Всё это происходит, потому что сама природа пытается как-то регулировать численность животных. Но чего в результате добились мы?  

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах
Роскачество