aif.ru counter
12604

Геноцид 42-го. Как фашисткие оккупанты расправлялись с мирными воронежцами

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 1-2. АиФ-Черноземье 11/01/2017
Чудом сохранилось фото Прасковьи Щёголевой, где она (на заднем плане) снята с семьёй своей сестры.
Чудом сохранилось фото Прасковьи Щёголевой, где она (на заднем плане) снята с семьёй своей сестры. © / из архива редакции

75 лет назад жители Воронежской области познакомились с «европейскими ценностями». За полгода на оккупированной территории погибло 198 300 мирных жителей. Было приложено немало усилий к тому, чтобы люди «забыли» об этом геноциде: трагедия в Песчаном логу, мученичество Прасковьи Щёголевой и её детей — пожалуй, на этом список общеизвестных фактов заканчивается. Судьбы других жертв — десятков тысяч мужчин и женщин, детей и стариков — так и остались неизвестными. В канун 25 января — Дня освобождения Воронежа — мы поимённо напомним об этих героях.

Двунадесять языков

Отечественную войну 1812 г. принято называть войной с «двунадесятью языками». Но и в Великую Отечественную вой­ну на нашу Родину двинулась немецкая армия с «двунадесятью языками» сообщников. Все они отметились зверствами над местным населением. Вместе с вермахтом Воронежскую область оккупировали 2—я венгерская и 8—я итальянская армии, отдельные румынские подразделения. Кроме того, в боях участвовали финские лыжные батальоны, хорваты, словаки, бельгийцы, поляки, военспецы из Португалии.

После освобождения области преступления оккупантов были тщательно задокументированы комиссией по установлению и расследованию злодеяний немецко—фашистских захватчиков. Эти документы невозможно читать со спокойным сердцем.

«В Коротоякском районе расстреляно 1 009 мирных жителей, в том числе 287 детей. Увезено на работу в Европу 36 041 человек, в том числе 10 752 несовершеннолетних. Подвергнуто пыткам и истязаниям 15 027 человек, в том числе 3 007 детей».

В Евдаковском районе повешено 145 человек, из них — пять детей. В Острогожске расстреляно 20 детей, в Нижнедевицком районе пять человек сожжено живыми, два человека заморожены (мать с семилетним мальчиком). И таких фактов по каждому селу целые тома на много сотен листов.

Читаем: «В село Урыв немцы и мадьяры вступили с боями 7—8 июля 1942 г. Жители, не зная языка, не понимали оккупантов и их распоряжения, за что и расстреливались на месте… Всех жителей согнали в Покровскую церковь, тех, кто по старости, болезни или слабости здоровья не мог идти на гору к церкви, убивали на месте. Так были убиты Сергиенко Татьяна Ивановна — 80 лет, Лиходедова Анастасия Власьевна — 92 года, Циблиева Варвара Павловна — 30 лет (слепая) и её сын Иван — 9 лет (её поводырь), Мельников Максим Иванович — 54 года (инвалид без ноги), Марченко Пелагея Сергеевна — 70 лет с внуком на руках — трёхлетним мальчиком Володей.

В маленькой церкви было собрано более 3 тыс. человек… С 11 по 15 июля держали людей без пищи и воды, от духоты, побоев, голода и жажды люди умирали, а над живыми гитлеровцы продолжали издеваться и убивать…

В Покровской церкви оккупанты расстреляли более 30 жителей, от издевательств умерло 8 человек. Особую жестокость палачи проявили при расстреле Портных Матвея Николаевича — 28 лет, Поторочина Якова Андреевича — 30 лет, Котенко — 30 лет, учительницы Акимовой Эмилии Петровны — 47 лет…

Немцы ранили мужа Акимовой — Акимова Антона Васильевича — 58 лет, инвалида труда, и, когда Акимова бросилась в защиту своего мужа, мадьярский офицер ранил её, она стала просить смерти. Тогда он ударил Акимову кинжалом, а потом, истекающую кровью, но ещё живую, схватил за волосы и потащил в могилу через всю площадь, туда же притащили раненого, но ещё живого Портных, а немцы вслед притащили легко раненного Котенко, а на них сверху, чтобы они не поднимались, свалили убитую лошадь, кроме них, в могиле уже находилось убитых 7 человек. Двум раненым красноармейцам немцы приказали живыми ложиться в могилу. Когда закапывали могилу, то слышался мужской голос, чтобы его убили, он кричал: «Товарищи, добейте меня, я легко ранен, мне тяжело».

Несколько семей были расстреляны все до единого: Землякова У. с тремя детьми, Колодяжная В. с двумя детьми, Буриков П., его жена и пятеро детей…»

Прасковья и её дети

Подвиг Прасковьи Щёголевой получил всероссийскую известность. Неудивительно, что в Семилуках не утихают разговоры о том, чтобы её канонизировать. А дело было так: осенью 1941 г. глава семейства тракторист Степан Щёголев ушёл на фронт. Прасковья осталась одна с шестью детьми: Татьяной, Александром, Анной, Полиной, Колей и Ниной.

В сентябре 1942 г. перед немецким наступлением вместе с другими беженцами семья покинула свой дом. Две недели Прасковья с детьми и матерью жила у чужих людей в селе Ендовище. Есть было почти нечего, и дети становились всё слабее. 15 сентября Щёголевы — кроме старшей дочери Татьяны — тайком пробрались в родное село и выкопали картошку.

Семья уже решила возвращаться, когда увидела, как по ближайшему бугру скользит подбитый советский самолёт Ил—2. Вместе с матерью Прасковья помогла выбраться раненому лётчику Михаилу Мальцеву. Вскоре дети услышали шум мотора — к огороду ехали немцы. Лётчик пополз через сад в ближайший овраг, но семья уйти не смогла: на пути встретились офицер и двое солдат с овчарками. Женщина приказала детям молчать о том, что случилось, и сама ответила: «Я не знаю. Не видела». Солдаты схватили старшего сына Александра, поволокли к дому и стали пытать, но мальчик так ничего и не сказал.

О том, что произошло дальше, можно узнать из справки майора КГБ Мартыненко: «Возвратившись во двор, учинили над Щёголевой, её матерью и пятью малолетними детьми зверскую расправу… Они натравили на них собак, которые искусали их, изорвали в клочья (при этом у Щёголевой были выбиты челюсти и оторваны груди), а затем все они были расстреляны, сброшены в погреб».

Степан так и не узнал о том, что случилось с его семьёй. 27 декабря 1942 г. он погиб в бою в Тверской области. Лётчика Мальцева выдала немцам другая женщина — Наталья Мисарова. Младший лейтенант грузил уголь в шахтах в концлагере под Эссеном. Бежать удалось только в апреле 1945 г. С места расправы удалось спастись только сыну Александру.

Вместе с женой он воспитал 12 ребятишек — значит, роду стоять на земле. Есть она, вселенская справедливость, и Бог, который воздаёт по заслугам — тоже есть. Наталья Мисарова, выдавшая лётчика, не выдержала людского презрения, пристрастилась к спиртному. Это и свело её в могилу.

«Гуманные» враги

И это лишь один из многих подвигов, совершённых мирными людьми. Так, Василиса Астошова из села Никольское—на—Еманче за укрывательство раненого бойца 5 июля 1942 г. была расстреляна вместе с четырьмя детьми у стен местной церкви. А в январе 1943 г., удирая из села Кравцовка Ольховатского района, немецкие танкисты схватили старика Михаила Скоробогатько и потребовали показать дорогу. Михаил Трофимович отказался и был забит до смерти.

Юг Воронежской области оккупировал итальянский корпус альпийских стрелков. В лагерях для военнопленных, созданных итальянцами в Острогожске, Кантемировке, Россоши, заключённые доводились до полного истощения. Мирные жители расстреливались за малейшее неповиновение.

Установлено, что 60% зверств на нашей земле совершили немцы, 30% — венгры, 5% — итальянцы, 3% — румыны, 2% — финны. Но при Хрущёве тему геноцида сняли с повестки дня, а Ельцин в 1992 г. даже реабилитировал палача Силарда Бакаи, главкома восточной венгерской оккупационной группы. А в 2003 г. с помощью местных чиновников в Россоши даже был установлен памятник в виде шляпы альпийского стрелка — не убран он и по сей день. В общественное сознание стал внедряться миф о «цивилизованных» оккупантах. Восстановление памяти о сотнях тысяч невинных жертв должно стать делом нашего поколения.

Защита от фальсификаций

Николай Сапелкин, историк:

«Враг, пришедший на русскую землю, воевал не только с нашей армией, он имел цель — уничтожить как можно больше наших сограждан, простых мирных жителей. На большинстве солдатских захоронений ныне установлены мемориалы и памятники, но почти все захоронения мирных жителей, ставших жертвами оккупантов, никак не отмечены. Чтобы исправить эту несправедливость, нужно выявить все места казней и мучений наших граждан, поставить там поклонные кресты и памятные знаки, разместить мемориальные доски. К сбору данных и картографированию можно было бы привлечь школьников, педагогов, краеведов. Факты озвученных злодеяний могли бы стать надёжной преградой для набирающей обороты фальсификации истории».

Оставить комментарий (3)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах