aif.ru counter
1747

Свекла вместо конфет и одна фуфайка на всех. Как жили дети во время войны

Нина Землянская пережила две войны: Великую Отечественную и афганскую. В первом случае – как ребёнок, свидетель жуткого голода, холода и страданий, во втором – как военный медик, спасавший жизни советских солдат.

Каждый год Нина Землянская в рядах «Бессмертного полка»  несёт портрет своего отца – участника войны.
Каждый год Нина Землянская в рядах «Бессмертного полка» несёт портрет своего отца – участника войны. © / Анастасия Ходыкина / АиФ

Председатель воронежской региональной общественной организации «Дети Великой Отечественной войны» Нина Землянская поделилась с «АиФ-Черноземье» воспоминаниями о страшных годах войны и рассказала, зачем она отправилась в Афганистан, когда там шли боевые действия.

Голод, холод, смерть

Анастасия Ходыкина, «АиФ-Черноземье»: Нина Павловна, чем вам запомнились военные годы?

Досье
Нина Землянская родилась в 1941 году в Тамбовской области. Окончила факультет биологии ВГУ, Московский государственный медицинский университет им. Сеченова и Санкт-Петербургскую государственную медицинскую академию им. Мечникова. Четверть века отработала в Воронежском областном клиническом центре профилактики и борьбы со СПИД. Сейчас врач-методист Воронежского областного центра медицинской профилактики. Награждена медалью «За трудовое отличие».

Нина Землянская: Голодом, холодом, титаническим трудом. Мои родители – учителя – работали в школе в районном центре Ржакса Тамбовской области и получали хоть какую-то заплату, но и мы ели лебеду и жмых. Спасала свёкла – её резали на маленькие кусочки, а потом ставили на противень и в печь – она становилась как конфетка. Многие дети были постоянно голодные. Помню, как соседка Рая Исаева вдруг начала полнеть и полнеть. Оказалось, что она пухла от голода…

Замерзали чернила в классе, потому что холод был невообразимый. В семье маминого ученика Вити Киселёва, сына конюха, была одна фуфайка на троих детей. Витя приходил домой и передавал её сестре, потом – брату, и тогда те шли в школу. Учился Витя очень хорошо. Как-то мама поинтересовалась у него: «Витя, а куда ж ты будешь поступать?» Он ответил: «В МГУ на философский факультет». Так он и сделал, а потом даже стал профессором.

Хорошо помню, как на поездах в 1945-м году возвращались домой тяжело раненные, искалеченные войной бойцы – у кого-то не было руки, у кого-то – ноги. Жёны и дети радовались каждому, главное – вернулся…

– Наверное, среди детей войны есть настоящие герои?

– Таких много. Знаю удивительного человека – Анну Ивановну Корневу. В 1942 году, когда фашисты пришли в Семилуки, ей было восемь лет. На её глазах стали убивать дядю. Она мне рассказывала: «Я вцепилась зубами в сапог фашиста и стала его грызть. Он отбросил меня пинком, а я опять подбежала и впилась зубами… Мне так было жалко дядю! Затем они скинули его, полуживого, в могилу и стали зарывать. Я снова бросилась в атаку. Как не убили – непонятно». А через несколько дней подошла к ней бабушка и попросила: «Тебя немцы, может, и не заметят, а там, за кустами, прячутся партизаны, надо их спасти». Дело в том, что Анна Ивановна знала, где на Дону есть брод. И маленькая девочка перевела партизан на правый берег, где не было фашистов. Так она спасла 30 человек. Разве можно не рассказать об этой женщине? Да, она дитя войны, но разве она не героиня?!

Алексей Стефанович Босых рассказывал мне, что, когда фашисты вошли в Семилуки, местных жителей сразу выселили в землянки, холод там был невероятный. На огороде оставалась мёрзлая картошка, так они, малыши, тайно, чтобы никто не увидел, ползли на грядки, чтобы хоть что-то положить в рот. Сейчас ему за 80, и он без слёз не может вспоминать это тяжёлое время.

Ещё одна моя знакомая, Тамара Геннадьевна Борзых, вспоминала, что до войны в их семье было восемь мужчин, но никто не вернулся с фронта – все сложили головы за освобождение Родины. Горе было страшное. Но сейчас о том, что пережили дети войны, забыто.

– Вы про социальную поддержку?

– И об этом тоже, льгот у «детей войны» на государственном уровне нет. Не раз от нашей организации выдвигался в Госдуму законопроект, чтобы ввести льготы для этой категории – скидки на коммунальные платежи, 500 руб. к пенсии ежемесячно и 5 тыс. руб. как одноразовая помощь. Но этот закон каждый раз отклоняют. Тем не менее в некоторых регионах «детей войны» всё-таки поддерживают – например, в Новосибирске, хотя там не упало ни одной бомбы, или в Белгороде – там к пенсиям детям войны добавили 600 рублей. Воронеж же пострадал больше всего – он был почти полностью разрушен. Сейчас это самый красивый город Центрального Черноземья, и в этом есть заслуга и детей войны, которые его восстанавливали.

Сейчас в нашей общественной организации состоит на учёте 81 тыс. 747 человек. А вообще в регионе более 200 тыс. «детей войны» – это те, кому 80 и более лет. Мы одни из последних свидетелей тяжёлых и грозных событий, и с каждым годом нас становится всё меньше…

Думать было некогда

– Вы были в Афганистане в 1987-89 годах. Как вы решились поехать на войну?

– В СМИ тогда, надо сказать, замалчивалась реальная обстановка в Афганистане. Но мы и не думали об опасности. В 1987 году меня пригласили в военкомат и коротко обозначили задачу: «Идёт война, а врачей не хватает». Отказываться у меня и в мыслях не было: надо – значит, надо. Направили меня в самое пекло событий – провинцию Кандагар, что на границе с Пакистаном, в 710-й военно-полевой госпиталь. Добиралась туда на военном самолёте глубокой ночью, днём ведь могли сбить. В Кандагаре на солнце +35°С, в тени +30°С. Но страдать от жары было некогда – надо спасать раненых бойцов. Наши врачи не только оперировали, но и сами сдавали кровь для солдат.

В Воронеже живёт Ольга Грачёва, удивительный человек, врач – она столько раз сдавала кровь, у неё была редкая 4-я группа. Измождённая, попьёт сладкой водички, полежит – и сразу за работу. Она всегда говорила: «Надо!» Несмотря на спартанские условия, у нас не было ни одной диагностической ошибки – а там встречались и брюшной тиф, и кишечная инфекция, и дифтерия, и сотни инфекций. Наши врачи – настоящие герои. Как-то поступил в госпиталь солдат с застрявшей в плече не взорвавшейся гранатой. Так хирургам ассистировали сапёры! Смогли вытащить и обезвредить гранату, солдат остался жив. Эта операция заняла 13 часов!

– Вас саму там не ранили?

– Было дело. Обстрелы шли постоянно. А однажды я подорвалась на мине. Ранение ноги, операция. Доктор Корпейкин лечил меня месяц, в то же время я продолжала работать, заменить меня как врача-бактериолога было некому.

У нас в крови

– Как вы считаете, современная молодёжь способна на те подвиги, которые совершали их ровесники в Великую Отечественную войну?

– Сейчас поменялось время – был Советский Союз, теперь Россия, но на генетическом уровне, уверена, всё осталось по-прежнему. Почему у нас, детей войны, развито чувство патриотизма? Потому что мы смотрели на своих отцов и дедов. Мой дед, Тихон Петрович Савельчев, участвуя в Первой мировой войне, спасал армян от турецкого геноцида. Отец, Павел Семёнович Землянский, отважно сражался в Великую Отечественную войну. 10 апреля 1942 года, защищая Севастополь, он был тяжело ранен, вернулся домой с ампутированной рукой. А первая моя учительница, Нина Барковская, защищала Воронеж, сражалась на Курской дуге. Я всегда гордилась и горжусь своей страной. И сегодня наша молодёжь, я вижу, тоже любит свою Родину.

С патриотическими занятиями мы, дети и ветераны войны, выступаем в школах, колледжах, вузах. Подчёркиваем, что самое ценное в человеке – это любовь к Родине. Хотим, чтобы такой страшной войны больше никогда не повторилось.

– Как вы будете отмечать День Победы?

– Со слезами на глазах. Каждый год мы идём в рядах «Бессмертного полка» и крепко прижимаем к сердцу портреты своих близких. Я несу портрет папы. Думаю, в Воронеже нет ни одной семьи, у которой бы не сражались на фронте брат, отец или близкий родственник. Для всех для нас день Великой Победы – это общий большой праздник…



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах
Роскачество