Примерное время чтения: 9 минут
676

Лесные легенды и тыквенная каша. Зачем туристы едут на Тамбовщину?

Троицкий собор в Моршанске – точная копия Спасо-Преображенского в Санкт-Петербурге.
Троицкий собор в Моршанске – точная копия Спасо-Преображенского в Санкт-Петербурге. / Юрий Голубь / АиФ

Чтобы открыть для себя Россию, не обязательно лететь на Камчатку, Байкал или в Калининград. Экзотику и уникальный колорит можно найти и в средней полосе – например, в таком своеобразном регионе, как Тамбовщина. О тамбовском волке слышали все, многие пробовали тамбовский окорок, но сегодня всё больше россиян отправляются на берега Цны, чтобы своими глазами увидеть места, вдохновлявшие Рахманинова, Чайковского и Боратынского, прикоснуться к культуре таинственного лесного народа – мордвы-мокши, а возможно, и подыскать место для собственной дачи.

Сосновая богиня

Однажды «офисный пролетарий» из мегаполиса поспорил с коллегой, что закроет глаза, ткнёт пальцем в карту России и проведёт в этой случайной точке весь двухнедельный отпуск. Перст судьбы указал на север Тамбовской области. Так начинается роман писателя Сергея Доровских «Шиндяй. Колдун тамбовских лесов».

Конечно, это художественный вымысел, но он не так уж далёк от правды. Статистика говорит, что в первой половине этого года количество туристов, посетивших Тамбовскую область, увеличилось на 17%, а размер их трат по банковским картам – на 30%. Всего же регион посетило 485 тысяч человек. Конечно, это не миллионы отдыхающих в Сочи, но тоже весьма прилично, ведь в самом Тамбове живёт меньше 300 тысяч.

Зачем же туристы едут в Тамбовскую область? Возможно, чтобы попасть в эталонную русскую глубинку, хотя русскими эти земли по историческим меркам стали не так уж давно.

Ещё три с половиной столетия назад здесь проходила граница государства: и сегодня, даже просто проезжая по трассе, можно увидеть вал, оставшийся от укреплённой линии – Белгородской засечной черты. К югу от этой «великой русской стены» простиралось Дикое поле, где хозяйничали татары, а к северу, в лесах жила цнинская мокша.

Мокша вместе с другой этнической группой – эрзя – составляет мордву, родственный финнам народ. И хотя сегодня практически никто из жителей области себя мордвой не считает, об их прошлом напоминают фамилии – Шиндин, Кирдяпкин, Вечканов и т.д. – и древние легенды.

Мордовская богиня леса Пич-ава – символ села Пичаево.
Мордовская богиня леса Пич-ава – символ села Пичаево. Фото: АиФ/ Юрий Голубь

По одной из них, рядом с селом Пичаево в Моршанском районе жил некогда мордовский князь. Однажды у него тяжело заболела любимая жена, и он принялся молиться сосне, которая по представлениям мокши, даёт здоровье и силу. Но жена умерла, а обезумевший от горя вдовец начал рубить сосну, как вдруг в очертаниях дерева проявился лик любимой. Сосна оказалась богиней леса Пич-авой, или «сосновой бабой».

В 2016 году в центре села жители на собственные средства установили изящный памятник Пич-аве, рядом с которым с тех пор проходят все значимые события. Например, сентябрьский гастрономический фестиваль «Пичаевская тыква» с песнями, плясками, яркими костюмами, множеством пузатых тыкв и, конечно, тыквенной кашей: в этом году было приготовлено больше 500 порций.

Романтика усадеб

А уже в XVIII-XIX веках, в эпоху расцвета русского дворянства, Тамбовщина стала краем усадеб - накануне отмены крепостного права их было 1190. Как правило, усадьбы располагались в живописных местах, в них копились богатства – и, прежде всего, культурные: библиотеки с редчайшими книгами, картины старых мастеров, старинная мебель.

Конечно, в годы революции многое было утрачено, но то, что осталось, сегодня стараются возродить – и небезуспешно. Так, в этом году исполнилось 150 лет Сергею Рахманинову, и его усадьба в селе Ивановка Уваровского района стала главным центром торжеств.

160-летие Владимира Вернадского прошло гораздо менее заметно. А ведь он вошёл в мировую историю не только как учёный и организатор науки, но и как философ, рассуждавший о месте человека в Космосе. Вернадский создал учение о биосфере – неразрывном единстве всей живой природы – и ноосфере – высшей стадии эволюции, когда коллективный человеческий разум творчески преобразует Вселенную.

Эти идеи были результатом многолетних размышлений и наблюдений – несомненно, одним из источников вдохновения стали леса вокруг усадьбы в Вернадовке, расположенной неподалёку от Пичаево. Деревянный дом с колоннами, парк с беседками, дубы и ивы над прудами – всё это напоминает здешний пейзаж начала XX века и совсем не похоже на то, что было тут ещё недавно.

Всё началось в 1850 году, когда отец учёного Иван Васильевич женился на юной Марии Шигаевой и получил в приданное Шигаевский хутор с крестьянами: всем им новый барин дал вольную за пять лет до отмены крепостного права. А заодно – и землю в аренду, чтобы было чем кормить семьи.

Будучи профессором политэкономии, Иван Вернадский видел перспективу и безвозмездно выделил землю под строительство железной дороги, добившись, чтобы новая ветка прошла по границе хутора. Пассажирский поезд «Москва-Вернадовка» ходил вплоть до 2003 года.

До революции ветка соединяла 20 станций и только в Вернадовке был медицинский пункт. Благодаря железной дороге местная экономика процветала вплоть до недавнего времени: здесь были нефтяная и торговая базы, хлебоприёмное предприятие. К сожалению, 90-е годы они не пережили.

В 1886 году, после смерти родителя, Владимир Иванович приехал сюда, чтобы вступить в наследство. Учёный хотел было продать отцовское имение и потратить деньги на экспедицию, но, послушав жену, отменил решение и принялся за реформы: посадил 120 видов фруктовых деревьев, построил в ближайшем селе Подъём школу и библиотеку, которые содержал за свои деньги.

А в 1891 году Черноземье охватил страшный голод – у всех приезжих женщины и дети на коленях просили хлеба. Вернадский вместе со своим студенческим братством открыл в нескольких уездах Тамбовской и Пензенской губерний сто столовых, где бесплатно кормили крестьян. От гарантированной голодной смерти были спасены шесть тысяч человек.

Пруды – немногое, что осталось от дореволюционной Вернадовки.
Пруды – немногое, что осталось от дореволюционной Вернадовки. Фото: АиФ/ Юрий Голубь

Но XX век Вернадовку не пощадил – от неё остались только пруды и липовая аллея. В 1994 году на эти места обратил внимание учреждённый «Газпромом» Фонд им. Вернадского.

«Завязалась дружба, подключился Тамбовский технический университет – решили создать на месте имения научно-культурный просветительский ноосферный центр, – рассказывает директор музея Виктор Кулначёв. – Очень помог Владимир Лютиков, который недавно стал лауреатом экологической премии им. Вернадского. В годы, когда восстанавливалась усадьба, он работал в администрации Пичаевского района, сегодня же возглавляет Моршанский лесхоз. Здесь в то время были дебри – непроходимый кустарник, три года ушло только на расчистку. Но в 2005 году наш центр был открыт. Сейчас это филиал областного краеведческого музея, а на втором этаже университет проводит научные конференции, в том числе международные.

В музее воссоздана атмосфера, в которой жил и работал учёный, а окружающий пейзаж – прекрасная иллюстрация к рассуждениям о гармонии природы и человека.

Собор, как в Петербурге

Дворянские усадьбы были примером для богатых купцов Моршанска. В городе производили полотно для парусов. Товары из чернозёмных губерний – зерно, муку, скот, сало, пеньку, махорку – везли баржами по Цне, а дальше по Оке и Волге в Рыбинск, Нижний Новгород, Москву.

И сегодня здесь сохранилось немало купеческих особняков. Местные предприниматели старались не отстать от столичных веяний и в 1857 году построили Троицкий собор – копию Спасо-Преображенского собора в Санкт-Петербурге. А в здешнем краеведческом музее наряду с богатой коллекцией мордовских древностей, можно увидеть мебель, картины и другие предметы дворянского и купеческого быта.

Серп и шашка

А чтобы познакомиться с крестьянской жизнью, достаточно поселиться в одной из ближайших деревень. Например, в «Казачьем курене» Валерия Скобы в селе Серповое.

Покормить свиней, подоить корову, прокатиться верхом на лошади, а вечером попариться в баньке и кинуться с головой в холодную речку Серп – для многих сегодня это настоящая экзотика. А Валерию и его жене Наталье уже не верится, что 15 лет назад они были столичными жителями.

Мечтая о сельской жизни, Валерий и Наталья поначалу искали подходящее место к северу от столицы, но встречали лишь опустевшие деревеньки. Так продолжалось, пока одна из сотрудниц Валерия не пригласила их погостить на родную Тамбовщину. Возвращаться они не стали.

Валерий и Наталья Скоба уже почти забыли, что когда-то были столичными.
Валерий и Наталья Скоба уже почти забыли, что когда-то были столичными. Фото: АиФ/ Юрий Голубь

Сегодня в семье четверо сыновей, старшие уже выросли, а младшие и не знают городской жизни. А «Казачий курень» стал центром культурных событий: за год здесь проходят несколько фестивалей, самый известный из которых – «Песни над Серпом».

Сюда же приезжают не только музыканты, но и реконструкторы, ведь сам Валерий гордится своими казачьими корнями, любит надеть кольчугу и умело обращается с мечом и шашкой. На фоне здешней природы и истории это выглядит вполне органично.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах