aif.ru counter
291

Тамара Попова: «Власти меняются, ценности остаются»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 5. АиФ-Тамбов 28/01/2015

В конце 2014 года в нашем регионе вышел документально–публицистический фильм «Тамбовская рапсодия Державина». На днях эту ленту показали в Санкт–Петербурге, на научной конференции «XXVI Державинские чтения». Мы пригласили в редакцию Тамару Попову – председателя региональной общественной организации «Культурная инициатива», которая участвовала в создании этого фильма.

Учил чиновников законам

– Тамара Ивановна, не слишком ли мы превозносим имя Дер­жавина, говоря о тамбовском периоде его правления? Государственную службу у нас он нёс не так долго, и есть мнение, что здесь, как чиновник, потерпел поражение.

– Именно в Тамбове, служа в 1786–88 годах правителем наместничества, Гавриил Романович получил опыт государственного правления. К сожалению, его взгляды на государственное устройство тогда не воспринимались. Считавшийся бескомпромиссным государственником, стоявшим на букве закона, он намного опередил своё время. Но приехав в Тамбов, столкнулся с полным беззаконием. Ему даже пришлось просить друзей прислать из Санкт–Петербурга тексты законов. Державин заставлял чиновников учить и соблюдать их.

 А долго поработать здесь ему и не дали. Тогда процветали мздоимство и прочие грехи того времени, потому лица, заинтересованные в сохранении старых порядков, сделали всё, чтобы он уехал. Но для Тамбова он сделал много. Самое главное – заложил фундамент для развития культуры.

– Но согласитесь: тамбовчане знают об этом губернаторе не достаточно. В основном, только то, что его именем назван университет, да то, что он открыл училище, типографию и начал строительство театра. А кто–то и вовсе упоминает о нём, только как о поэте.

– Чтобы привлечь внимание к личности Державина, мы и решили создать этот фильм. Конечно, Гавриил Романович не отходил от политики Екатерины II, но при этом привносил свое видение проблем. Как администратор, навел в Тамбове порядок. Говорят, он вообще хотел сделать Тамбов маленьким Санкт–Петербургом. Даже просил своего друга архитектора Львова проектировать здесь некоторые здания. Можно сказать, что именно со времён Державина Тамбов стал городом. До его вмешательства не было не только никакой красоты, но и элементарной планировки улиц. Когда он взялся за дело, были разработаны правила градостроительства, где учитывался закон симметрии. Не зря же Лермонтов писал в «Тамбовской казначейше»: «Там есть три улицы прямые». Улицы были задуманы таким образом, чтобы чистый воздух с Цны сквозняком поднимался в город.

– Не считаете ли важным уберечь то, что свидетельствует о деятельности Державина? Прежде всего, каменный мост через реку Студенец по улице Советской, который строился под его руководством.

– Да, это единственное граж­данское строение, сохранившееся со времен его правления не только в Тамбове, но и в России. Но нам пришлось упорно доказывать это даже региональному управлению культуры. Чтобы выдержать такое противостояние, заказали на общественные деньги государственную историко–культурную экспертизу. Большую помощь оказал областной архив – с найденными им документами никто уже не спорил. Нам дали положительное заключение.

Идеи – «под сукно»

– Почему же так легко мы теряем культурное наследие? Не хватает политической воли или инициативы от населения?

– На мой взгляд, в России слабо разработана законодательная база по сохранению культурного наследия. В Тамбове до сегодняшнего дня нет единой политики по сохранению памятников истории и культуры. Нет единства между разными ведомствами, не разработана научная концепция сохранения наследия, в том числе охранных зон. Дошли до того, что стали нарушать генплан, а потом и пересматривать его.

 Многие сегодня живут одним днем и собственными интересами. Но что мы оставим после себя – мёртвый город? Одной инициативы от населения не достаточно, нужна и политическая воля. Тогда и деньги обязательно найдутся. Взять Асеевский дворец: его защитили только потому, что инициатива краеведов была поддержана сверху. А вот митинг по Студенцу остался не услышанным…

– Может, нужно как–то заранее обращать внимание властей на объекты, которые могут подвергнуться «нападению»?

– Совместно с Общественной палатой области мы провели экспертизу памятников Тамбова. Папку с её результатами и со своими идеями передали в областное управление культуры. Но весь материал «ушёл под сукно». А ведь там мы расписывали, на какие объекты стоит обратить внимание, с чем поработать.

Вот, к примеру, сейчас сносят старинное двухэтажное здание на Советской, 82, напротив дома–музея Чичерина. Нарушается архитектурный ансамбль, стирается историческое лицо центральной улицы Тамбова. И не только! Среди экс­курсоводов бытует мнение, что в этом доме какое–то время жил сын Льва Толстого. Но это предположение осталось не изученным. Что появится на месте этого здания, так и неизвестно.

Подобные объекты мы стали терять каждый год. Внимания требуют и те, что состоят в списке памятников, тем не менее, находятся в безобразном состоянии. Например, государственные конюшни на ул. Пролетарской, торговые ряды на Центральном рынке и др. Бывший губернаторский сад продолжают застраивать торгово–развлекательными цент­рами.

К сожалению, даже самые, казалось бы, мощные доводы, не действуют. Когда–то мы участвовали в проекте по сохранению и восстановлению Мамонтовой пустыни. Матушка Ксения, последняя монахиня, которая там жила, говорила: «Если мы восстановим храм, это будет защита всей Тамбовской земли». Но святыня там стоит не достроенной до сих пор.

Купить памятник

– Похоже, с такими подходами Тамбов не сможет быть привлекательным для туристов.

– А ведь могли бы… Тамбов не разрушался во время войны. У нас оставалось много памятников, и если бы многие из них были сохранены, к нам бы потянулись туристы. Экскурсоводы Липецка завидуют нам. У них уже в 80–е годы сносили старые купеческие дома с лабазами. В итоге на месте этих домов остались одни таблички, которые висят теперь на новых зданиях. А мы еще удивляем туристов, даже искушённых питерцев.

Когда заиграл Асеевский дворец, о нём заговорили за пределами региона. Жаль, что с кинотеатром «Модерн» нас не поддержали. Несмотря на то, что даже в Московском архитектурном институте его показывали как образец провинциального стиля модерн. Теперь этот объект – частная собственность.

– Как же можно взять и купить памятник?

– Просто – через торги. Сейчас можно всё продать. И совесть в том числе. Памятник продают с обременением – собственник должен сохранить его. В частные руки перешло и угловое здание напротив ГУМа, где раньше был салон красоты. Даже конюшни при доме–музее Чичерина продали. Несмотря на то, что вмешивались дипломаты – просили передать их музею семьи Чичериных. Но теперь там торговые точки.

– Поделитесь: над какой очередной «спасательной» инициативой работает ваше сообщество?

– Будем пытаться поставить на учёт историческую часть той территории, где протекает Студенец, как достопримечательность. Пока строители взяли в коллектор только часть реки, но дальше она открыта и её могут тоже затронуть. А ведь место, где Студенец впадает в Цну, историческое. Это ядро, где появился город…

Чиновники приходят и уходят. А культурные ценности должны оставаться. В городе Мышкине придумали создать музей мыши – и уже толпа туристов готова туда направиться. Мы же имеем богатейшее культурное наследие, но не можем распорядиться им по достоинству и сохранить. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах
Роскачество