aif.ru counter
119

Что сделано? Насколько эффективно сработали «народные избранники» Тамбова

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 17. АиФ-Тамбов 27/04/2016
Руслан Ишмухаметов / АиФ-Казань

Как всегда перед выборами, политические партии неожиданно вспомнили про обиды и чаяния народа. Вновь появились листовки и газеты с лозунгами и критикой, участились митинги, в обиход вернулись слова «электорат», «кандидаты», «праймериз». У большинства же возникает вопрос: «Можно ли кому–то верить?»

Будем судить по делам?

По словам тамбовского политолога Владимира Пенькова, работа депутатов  Государственной Думы нынешнего созыва во многом определялась рамками  политического русла, заданного посланиями первого лица государства. Если оценивать деятельность депутатов Госдумы с позиции направлений внутренней и внешней политики, то здесь можно отметить полную синхронизацию с деятельностью Президента. Особенно, когда речь шла о вопросах международной политики. Что касается депутатов от Тамбовской области (или тех, кто от фракций курировал регион), эксперт высказался так: «Я даже не берусь оценивать Дмитрия Гудкова (в Думе с 2011 года, – здесь и далее прим. ред.). В целом фракция «Справедливой России» в Госдуме – это фантом, где нет самого элементарного: партийной дисциплины и эффективной работы. Очевидно, что господин Миронов не в состоянии удержать свою колесницу, за пять лет депутаты–«эсеры» не раз отметились в скандалах, «разбродах и шатаниях», но так ничего толком и не добились. Фракция «Единой России» в Госдуме в целом задавала тональность, что вполне объяснимо. Но не все партийные обещания депутаты смогли выполнить. Конечно, этому есть объяснение: во многом сказались кризисные явления, которые было трудно спрогнозировать». Работу отдельных депутатов–«единороссов» Владимир Пеньков оценивает так: «Виктор Кидяев (в Думе с 2009 г.) сделал многое для того, чтобы такая «чёрная дыра», как местное самоуправление, хоть немного начала затягиваться. Наиболее ясное представление о работе Марины Назаровой (в Думе с 2011 г.), она занималась решением проблем в сфере образования, в частности, вопросами оплаты за общежитие студентов. На первый взгляд он – этот вопрос – не такой значительный в рамках страны, но в целом он вызвал резонанс. О коллегах представителях КПРФ лучше говорить по принципу «или хорошо, или ничего». Не потому, что работа Тамары Плетневой (в Думе с 1993 г.) ничем не отличалась. Ее заявления, что «всё плохо, всё не так» звучат более двадцати лет, но ответы на вопрос «а как решить?» мягко говоря, не выдерживают бюджетной нагрузки». 

По мнению Владимира Пенькова, на сентябрьских выборах ЛДПР будет стремиться к повтору своего успеха середины 1990–х годов, когда в Тамбовской области чуть ли не треть населения отдавали им голоса. Впрочем, внезапный выход из партии куратора местного отделения ЛДПР, депутата Романа Худякова (в Думе с 2012 года, избран по партийному списку) вряд ли положительно отразится на авторитете либерал–демократов. Возможен ли успех у новых партий? «Многопартийность, особенно в нашем регионе – миф, пустышка, фантом – отмечает политолог. – Несмотря на то, что зарегистрировано без малого полсотни отделений партий, участвовать в муниципальных и региональных выборах, как правило, заявляются не более десяти, а до финишной прямой доходят только известная четверка парламентских партий. Мне кажется, хватит «играть в многопартийность». Ни на федеральном, ни местном уровнях пока нет харизматичных лидеров, нет ни идейных, ни финансовых ресурсов, а организационная импотенция партийных новообразований просто поражает».

Отчего так много «варягов»?

Доктор политических наук, профессор Дмитрий Сельцер убеждён, что судить о том, насколько эффективно работали депутаты и что они реально дали Тамбовской области, не столь просто: «Как ни странно, эта информация не очень публична. Мы скорее можем говорить о внешней активности депутатов, но она не всегда отражает реальность;  часто – не отражает вовсе». Действительно, можно дать несколько эффектных интервью федеральным и региональным СМИ, где показать проблемы области и свой вклад в их решение, укрепив собственную репутацию и прибавив в медиарейтинге. Можно солидарно с властями области лоббировать её интересы. Можно тихо и спокойно заниматься законо– и нормотворчеством, объективно работая, в том числе, на регион. «На мой взгляд, эффективный депутат не может не быть публичным, и, в то же время, он должен вносить вклад во вполне определенное позитивное развитие территории, – убежден Дмитрий Сельцер. – Какова наша ситуация? Область и её политическое руководство, не обладая существенными внутренними ресурсами, исключительно зависимы от решений центра, а оттого среди наших депутатов много «варягов». Надеюсь, что влиятельный Виктор Кидяев немало сделал для региона. Во всяком случае, долгие годы он был одним из его решенческих лидеров. О деятельности Александра Бабакова (депутат с 2003 года, с 2011 г. – от Тамбовской области) ничего сказать не могу. Однако, что–то мне подсказывает, что делами области он не занимался. Дмитрий Гудков, депутат от «Справедливой России», пытался демонстрировать активность, но она объективно носила исключительно политический характер. Депутат от ЛДПР Роман Худяков действовал активно, принял участие в губернаторских выборах, но складывалось ощущение, что всё это не выходило из круга политтехнологических действий. Владимир Симагин (депутат от КПРФ по объединенному списку Пензенской и Тамбовской областей с 2011 г.) нашей областью не занимается. Так получилось, что собственно тамбовскими могут считаться лишь Марина Назарова («Единая Россия») и Тамара Плетнева (КПРФ). Причём последняя хотя и депутат всех созывов от нашего региона, в последнее время практически потеряла связь с Тамбовской областью. Назарова в границах своих возможностей делала, что могла, но возможности эти не столь и велики». По мнению политолога, интересы области должны защищать её уроженцы: «Мне представляется, одна из ключевых задач губернатора в этой сфере – обрести самостоятельность при выборе фигур думских депутатов от «партии власти». В идеале это должны быть деятели местные, с которыми можно было бы солидарно заниматься формированием и реализацией нужных региону проектов».

А что, если выбрать от сохи?

Любопытно,что в Государственной Думе Российской империи Тамбовскую губернию представляли не только дворянские, но и крестьянские депутаты, причём последние нередко выступали с трибуны с острой критикой. «Депутаты–крестьяне прежде всего выражали деревенские нужды, – говорит кандидат исторических наук Антон Кузьмин. – Крестьянские общества, провожавшие своих представителей в парламент, зачастую снабжали их программой требований или наказами. Отсутствие навыков ведения парламентской работы не помешало крестьянским депутатам в ярких и искренних речах на всю страну заявить о тяжёлых и нестабильных отношениях в деревне». Так, избранный от губернии депутат Евдоким Попов в июне 1906 г. обрушился с критикой на Крестьянский банк, называя его главным средством народного обнищания.  Ещё один тамбовчанин – Иван Лосев в мае 1906 г.  произнес яркую речь о том, что в Думе под давлением «тучи золотых мундиров бюрократии» интересы 100–миллионного сословия опять окажутся неучтенными.  Тамбовчанин Василий Окунев, выступая в Государственной Думе в июне 1906 г., говорил о порочности отношений в деревне между крестьянами и помещиками, не претерпевших серьёзных изменений со времён отмены крепостного права. Он отмечал, что на смену личностной зависимости пришли меры экономического принуждения. «Крестьянские депутаты в большинстве своем не обладали нужными навыками для ведения парламентской работы, – отмечает Антон Кузьмин. – Однако они знали проблемы изнутри, и им удалось высказать своё мнение о наболевших проблемах деревни и предложить способы их устранения исходя из действительных крестьянских нужд». Кто знает, может быть, и нынешней Думе также не помешали бы современные «депутаты от сохи»?

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах