aif.ru counter
25.12.2013 15:26
Елена ДЕРЕВЯНКИНА
4715

Как сиротам получить квартиры?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 51. Аиф-Черноземье 18/12/2013
Александр Горбунов / АиФ

Трудно быть сильным, когда остался совсем один. Без мамы и папы, без бабушки и дедушки, без семьи. Особенно, если ты ребёнок. Однако на деле всё не так гладко, как в отчётах управлений и департаментов. Так что скрывается за благими намерениями чиновников?

официально
По словам Натальи Самойлюк, руководителя департамента труда и социального развития области, ежемесячно департаментом ставится на жилищный учёт от 50 до 100 сирот. В этом году количество детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, увеличилось. Это произошло из-за изменений федерального законодательства: теперь право на жильё имеют сироты старше 23 лет. Из-за низкой стоимости 1 м2 жилья, установленной для Воронежской области, областным правительством было принято постановление о дофинансировании программы строительства жилья для сирот. Так, в 2013 году объём финансирования из областного бюджета по сравнению с прошлым годом был увеличен более чем в 8 раз.

В Воронеже сейчас живёт более 1,5 тыс. детей–сирот. Когда им исполняется 18 лет, они пускаются в самостоятельное «плавание»: учёба, работа, попытка устроить дом. А вот с этим у большинства проблемы, тут и нужна помощь государства: сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, должно быть предоставлено бесплатное жильё. Правда, чтобы его получить, бывает, приходится пройти семь кругов ада…

Борьба за крышу

Лена Жеребятьева попала в интернат, когда ей было семь. Своего отца она никогда не видела. Жила в деревне в Хохольском районе с мамой, бабушкой и младшей сестрой. А потом мама девочек начала пить, бросила детей и уехала.

– До шести лет мы жили у бабушки – она о нас заботилась, учила читать и писать, – вспоминает Лена. – Когда мы подросли, на семейном совете со всеми тётями–дядями нас решили отдать в интернат. В селе школы не было – её давно разобрали по кирпичикам. Так в семь лет я оказалась в интернате, через год, когда и сестре исполнилось семь, она присоединилась ко мне.

Вскоре тётя девочек взяла над ними опекунство: забирала их на выходные к себе в Воронеж, на каникулы возила к бабушке в деревню.

– Мама не приезжала, не узнавала про нас – не нужны мы ей были, –с горечью рассказывает Лена.

После интерната девушка поступила в колледж в Семилуках. Училась хорошо, занятия не пропускала, жила в общежитии при колледже. До 18 лет за ней числился бабушкин дом, поэтому она не могла претендовать на жильё от государства. Но ситуация изменилась, и на третьем курсе Лена узнала, что может получить квадратные метры по программе помощи детям–сиротам. К тому времени она уже успела влюбиться, выйти замуж и родить сына Михаила. Молодая семья ютилась на съёмных квартирах.

– Мне уже стукнуло 22 года, а значит 23 на носу – если не успею подать документы, то о жилье можно забыть, – рассуждает Лена. – Сама бы не справилась – на помощь пришли сотрудники Семилукского интерната, в котором я когда–то училась.

И девушка пустилась собирать бумаги из длинного чиновничьего списка. Когда документы были готовы, Лену поставили в очередь – её номер переваливал далеко за тысячу. Через три месяца Лена продвинулась примерно на сто человек. А ещё через пять очередь снова сдвинулась, только почему–то в обратную сторону.

– Тогда мы подали в суд, – продолжает девушка. – Через месяц состоялось слушание, там нам обещали, что жильё мы обязательно получим. Нас сняли из очереди для сирот и поставили в общую – для всех социальных категорий. Почему–то люди, которые становились после нас, получали квартиры раньше, чем мы. Мы снова подали в суд, но проиграли дело.

В суде Лене сказали, что жильё будет к концу года. Но неожиданно уже через четыре месяца после заседания ей позвонили из соцзащиты и предложили квартиру в Боровом. Радости не было предела! Лена с мужем посмотрели квартиру – в новом доме, двухкомнатная, 54,3 м2 – и, конечно, согласились.

Новый закон

Вообще, по закону жильё сироты должны получать, когда им исполняется 18 лет. Документы начинают собирать ещё в интернате, в этом обычно помогают социальные педагоги. Претендовать на жильё могут не все. Так, детям, у которых осталась квартира или дом от родственников, квадратные метры не дают. А ещё до 1 января 2013 года в очередь не ставили тех, кому исполнилось 23 года. Закон был неумолим – кто не успел, тот опоздал. Правила изменились только в этом году – теперь документы можно подавать всем, независимо от возраста.

Сиротам должны выдавать только новые квартиры и в том районе, где они хотят. С райцентрами и сёлами свои проблемы – жильё там дешевле, но вот строят новые дома далеко не везде. Так что можно годами ждать, когда появится новый дом где–нибудь в Каменке. Вот и рвётся большинство сирот в Воронеж – здесь и работу легче найти, и возможностей больше. Правда, в Воронеже не приходится рассчитывать на центр – сирот расселяют по окраинам: Шилово, Боровое, ул. Зеленко и т. п.

А ещё в городе очень дорогое жильё, а средства выделяются согласно тем цифрам, которые даёт Минрегионразвития. Оно высчитывает стоимость квадратного метра только по ему известной формуле. Так, стоимость квадратного метра жилья в Воронежской области на третий квартал 2013 года установлена в размере 29 626,70 руб. Реальная же цена переваливает за 40 тыс. руб. Что интересно, само министерство занимается мониторингом цен на квартиры в регионах и выдаёт совсем другую цифру – 39 771 руб. на первичном рынке и 47 717 руб. –на вторичном. То есть там, наверху, в курсе, что за 30 тыс. руб. за квадратный метр в Воронеже квартиру не купить. Тогда к чему в расчёт берутся заранее неподъёмные обязательства?

Бумажки и букашки

мнение
Илья Сиволдаев, юрист Воронежского дома прав человека: - В последнее время ситуация с жильём для детей-сирот несколько улучшилась. В 2013 году жалоб на этот счёт не было. Есть только жалобы на непризнание нуждающимися в улучшении жилищных условий. А вот ещё пару лет назад дела детей-сирот гремели в прокуратуре области. Губернатору даже выносили представление о том, что из областного бюджета нужно выделять достаточно средств на обеспечение жильём всех нуждающихся. Правда, в реальности квартиры получали далеко не все - многим приходилось добиваться положенного по закону в суде. Суды выносили положительные решения, а те исполнялись в течение полугода. Сейчас власти вроде бы стараются, и прокуратура как будто этот процесс контролирует, но проблемы остаются. По Жилищному кодексу есть три категории людей, которым жильё должны выдавать вне очереди. Это люди, которые живут в ветхом и аварийном жилье, дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, и инвалиды, которые страдают тяжёлыми формами хронических заболеваний. Предоставление жилья без очереди предполагает, что квартиру должны дать сразу, как только возникает на неё право. Я бы посоветовал сиротам, если жильё своевременно не дают, жаловаться в прокуратуру, а если уже и там не помогают, то обращаться в суд.

Но не всё, конечно, так плохо. Например, в одном из интернатов Воронежа нас уверили, что все их выпускники по достижении совершеннолетия без проблем получают квартиры. Видимо, сотрудники интерната знают какие–то особые подходы к чиновникам.

Но тяжелее всех приходится детям, которым совсем некому помочь. Таким, как Олеся Гусева.

– Мамин первый муж погиб, – рассказывает Олеся. – Потом она встретилась с моим отцом. Но у них всё не слишком удачно получилось – он уехал, и она осталась с нами одна – у меня ещё есть два старших брата и сестра. Однажды ночью к нам залезли в дом воры, и маму убили…

После этого Олеся попала в интернат, пробыла там около года, а потом её забрала к себе на попечение тётя. Это время Олеся вспоминает с неохотой – отношения с тёткой не сложились. Хоть Олесе и полагалось жильё от государства, в очередь её не ставили – родственнице было не до этого. Когда девочке исполнилось 18, она узнала о законе и начала сама собирать документы.

– Это очень сложно, – откровенничает Олеся. – Приходится долго ждать каждую бумажку, многие из них действительны только неделю или две. Иногда требуют такие справки, которые мне просто не дают. Например, у моего папы был ещё один ребёнок, и я должна была собрать документы на него. Но когда я попыталась это сделать, мне сказали: а кто вы вообще такая, и почему мы должны давать вам чужое свидетельство о рождении?

В конце концов Олеся всё–таки собрала весь необходимый список. Подала бумаги в соцзащиту, чтобы встать в очередь. Ей выдали справку о том, что документы приняты. Долгие месяцы девушка думала, что стоит в очереди, но оказалось, что это не так. В одну из многочисленных бумажек вкралась ошибка – напутали с датой рождения Олеси. Решать проблему пришлось с помощью суда, и к тому моменту, когда всё исправили, документы пришлось собирать заново и опять становиться в очередь. Вся эта бумажная возня заняла больше двух лет. Сейчас Олеся по новой подала документы и вот уже два месяца ждёт, что чиновники поставят её в очередь.

Но даже если и так, то что потом? Долгие годы ожидания, когда до тебя дойдёт очередь? И то, если не выяснится, что в документах опять есть ошибка…

Шанс для опоздавших

Юрий Китаев, директор Семилукской санаторной школы–интерната:

– То, что теперь сироты, которым уже исполнилось 23 года, тоже смогут получить жильё – очень положительное нововведение! Это хорошая возможность для тех, кто не успел в своё время встать в очередь. Сегодня это дело нелёгкое – чтобы тебя поставили на учёт, нужно собрать множество бумаг!

В региональном законе от 20 ноября 2007 года «О специализированном жилищном фонде Воронежской области» указано около десяти документов, которые нужно иметь претендентам на соцжильё. А в департаменте труда и соцразвития, куда эти документы сдаются, требуют ещё около десяти дополнительных бумажек. Многие из них дублируют друг друга и, на мой взгляд, абсолютно не нужны. Эту кипу документов сам воспитанник никогда не соберёт. Вот и получается, что некоторые вообще так и остаются без жилья.

Очередь станет больше

Виктор Ильин, директор школы–интерната №1 для детей–сирот и детей, оставшихся без попечения родителей:

– Из–за нового закона, по которому государство обязалось выдавать жильё детям–сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, которым больше 23 лет, добавится проблем. Особенно у выпускников следующего года, потому что если бы не новый закон, они бы шли по своей очереди и получали жильё по достижении 18 лет. Но из–за того, что очередь увеличится, всё может быть не так гладко.

В этом году в нашей области выделялось достаточно средств на всех выпускников, которые стали совершеннолетними. А вот найдутся ли средства теперь? Думаю, что нелегко будет отыскать в бюджете «лишние» деньги. Разве что федеральный центр возьмётся помочь. Самому же региону справиться с проблемой будет сложно.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах
Роскачество