195

Что там, в «Зазеркалье»?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 52. Аиф-Черноземье 25/12/2013
из архива редакции

Наверное, в детстве все с огромным удовольствием слушали сказки. Ведь каждая волшебная небылица – это путешествие в неведомую страну. С годами большинство перестаёт верить в загадочные истории, но кто–то задерживается в мире чудес и даже творит их своими руками.

Накануне новогодних праздников мы побывали в гостях у Веры Кац, художественного руководителя музыкально–драматического театра «Зазеркалье».

И взрослые, и дети

досье
Вера Кац родилась в с. Садовое Аннинского района Воронежской области. Окончила Воронежское музыкальное, затем театральное училища. Работала преподавателем в музучилище им. Ростроповичей. С 1989 г. - худрук театра-студии «Зазеркалье». Президент Воронежского областного молодёжного фонда поддержки молодых актёров.

Ева Бурнос, АиФ-Черноземье: – Вера Ивановна, у вас уникальный театр – он непрофессиональный, любительский, но при этом очень известный и популярный в Воронеже. Как же всё начиналось?

Вера  Кац: – «Зазеркалье» начиналось со студии, которая была создана в 1989 году во Дворце пионеров, ныне – Дворце творчества детей и молодёжи. Поначалу ставили только сказки. Причём на наших спектаклях всегда было полно народу. А в 2002 году, когда почувствовали, что выросли из студийного формата, стали самостоятельным театром и образовали фонд поддержки молодых актёров. Так что сейчас театр существует за счёт собственных средств: мы арендуем во Дворце помещения под репетиции, спектакли, гримёрку и т. д.

– В труппе «Зазеркалья» играют и взрослые, и дети. Как к вам попадают актёры?

– Основной костяк сформировался ещё лет 20 назад. Те люди, что пришли к нам детьми, получали образование – бывало, что и актёрское, но сцену многие так и не бросили. Играют до сих пор и теперь приводят своих детей. Кто–то попадал к нам по–свойски: например, приходил со знакомыми. Сидел, присматривался, потом напрашивался на репетиции. Затем брал эпизодическую роль, вслед за ней – роль побольше. Так и втягивался в эту закулисную суету и оставался с нами. Весь основной актёрский состав – это не профессионалы. Но это никак не сказывается на том, как эти люди работают на сцене.

Хочется пошалить

– Многие ваши спектакли отличаются от оригинальных сценариев. Например, в постановке «И опять Красная Шапочка пошла к бабушке» появляются новые персонажи: Баба–яга, Кикимора и другие. Вам нравятся эксперименты?

– Действительно, ставить сказки по оригиналам бывает скучно. Говоря словами Карлсона, мне частенько так хочется пошалить! Вот и случается, что от известных сказок остаются только «рожки да ножки». Но если брать какие–то серьёзные вещи, к примеру «Барышню–крестьянку» Пушкина или «Мышеловку» Агаты Кристи, то тут я стараюсь не проявлять новаторства. Есть целая программа «Театр и школа». Учителя приводят к нам учеников, и те видят на сцене то, что проходят на уроках литературы. Постановки максимально приближены по действию к авторскому тексту. На мой взгляд, гораздо занимательней вовлечь зрителя в ту эпоху, где происходили события, чем осовременить их. Что происходит здесь и сейчас – мы и так видим каждый день, а вот что бывало тогда – узнать очень интересно.

В любом случае – все спектакли разные. Две постановки одного и того же произведения никогда не похожи. У каждого режиссёра своё прочтение. Скажу больше: во многих театрах один и тот же спектакль проходит по–разному. Это не зависит от репетиций. На сцене порой случаются непредвиденные ситуации, и актёр должен суметь сымпровизировать так, чтобы зритель даже не догадался, что что–то пошло не по сценарию. Очень многое зависит и от публики. Актёры, возвращаясь за кулисы после первой сцены, всегда говорят – хороший зритель в зале или нет. И вот если зритель хороший, то и спектакль проходит успешней.

– Правда, что иногда к музыкальным спектаклям вы сами пишете песни?

– Это на самом деле так. Некоторые люди, когда у них спрашивают, как они «творят», начинают говорить о сложном процессе и т. д. А у меня всё получается без всяких творческих потуг. Я не приписываю это к каким–то особым талантам, но, думаю, что без какой–то божественной силы тут явно не обходится. Я написала тонны три стихов, и при этом очень легко. Если мне надо что–то срочно сочинить к спектаклю, то я просто сажусь и пишу – всё!

Волшебство – да и только!

– А почему театр называется «Зазеркалье»?

– Название пришло в голову само по себе, интуитивно. Ведь всё начинается с детства – все мы когда–то верили в чудеса. Я до сих пор люблю сказки. А Зазеркалье – это та страна, где герои живут по сказочным законам. Возможно, сейчас я назвала бы театр по–другому, не по–детски – спектаклей для взрослых у нас теперь столько же, сколько и для детей. Но, несмотря на это, нас до сих пор воспринимают как театр, где начинается детство.

– А сами в чудеса верите?

– Конечно, верю. Ведь самое главное чудо в театре – это когда на сцене рождается спектакль. А «Зазеркалье» в повседневной жизни постоянно сталкивается с чудесами. Вот, например, в труппе кто–то заболел или что–то случилось, и актёр вышел из строя. Вдруг совершенно непонятным образом, накануне спектакля, свершается такое, что иначе как чудом и не назовёшь. Например, открывается дверь, раздаётся «здравствуйте», и на пороге возникает паренёк, который у нас когда–то играл. Оказывается, шёл мимо, решил нас проведать, а, получается, вновь попал на сцену.

Или вот ещё свежий случай. Мы каждый год «морозим» на новогодних ёлках. Недавно приходит наш основной Дед Мороз и говорит, что завтра не может быть на утреннике. Я в ужасе. Что делать? И тут же, ни с того ни с сего, звонит старый знакомый, который когда–то играл в нашем театре, но так сложились обстоятельства, что куда–то исчез на несколько лет. И вот прямо на следующий день у нас уже новый Дед Мороз! Разве не чудо?!

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах