aif.ru counter
20.02.2014 15:04
678

Воронежская область рискует потерять чернозёмы

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 8. Аиф-Черноземье 19/02/2014

Эталонные воронежские чернозёмы с каждым годом «худеют». Мелкие хозяйства в стремлении выжить, а крупные – в погоне за прибылью живут одним днём и не берегут плодородие почв. Мы рискуем потерять редкое национальное достояние, так и не распорядившись им как следует.

В память о «царе почв»

Национальное достояние
Владимир Шевченко, профессор ВГАУ: - Необходимо коренное изменение практики использования чернозёмов. При современном положении дел они могут быть разрушены уже через 15-25 лет, что поставит нас в тяжёлую ситуацию. Нужно запретить выделение чернозёмных почв под строительство; в случае отвода их для особо важных объектов хозяйства увеличить сумму компенсации; организовать службу мониторинга почв и инфоцентр с банком данных о трансформации земельных угодий и изменении свойств почв. Районы распространения особо ценных чернозёмных почв следует объявить почвенными заповедниками и запретить отводить их для несельскохозяйственных нужд. А ещё нужно определить стандарты почв, чтобы вовремя принимать меры по расширенному воспроизводству плодородия. В наше время, когда почвенный покров является главным объектом труда в сельском хозяйстве, неизмеримо возросла значимость докучаевских идей по правильному использованию природных ресурсов и обеспечению высокого плодородия почв. Русский чернозём - наше главное национальное богатство. И, может быть, самый высокий наш нравственный долг перед будущими поколениями - сделать всё, чтобы этот драгоценный дар, преподнесённый человеку природой, верно и безотказно служил и нам, и нашим внукам, и нашим правнукам.

Василий Докучаев, отец–основатель научного почвоведения, именно чернозём называл главным русским богатством, которое «дороже золота, нефти и металлических руд». И не случайно кубическая сажень воронежской земли вызвала фурор на всемирной парижской выставке – содержание гумуса в наших почвах достигало 10–13%. В прошлом году в Панино был установлен памятник «царю почв» – чёрный гранитный куб. Но чем сегодня могут похвастать воронежские поля?

По данным областного центра агрохимической службы, только в четырёх районах области – Панинском, Новоусманском, Верхнехавском и Эртильском –почвы содержат больше 7% гумуса. В южных районах этот показатель опускается ниже 4%. В среднем в почвах области сегодня 5,7% органического вещества.

Исчезать гумус начал ещё в 30–е гг. Ведь если крестьянин рыхлил землю сохой на 10–15 см, то техника стала вскрывать слой в 20–30 см. Конечно, если заботиться о почве, гумус исчезает не бесконечно – достигается равновесие, и плодородие сохраняется на стабильном уровне. Увы, современное положение дел в сельском хозяйстве надежды на это не внушает. 

Тысячелетие насмарку

– Единственная причина утраты чернозёмов – дикое хозяйствование, – уверен Константин Стекольников, профессор Воронежского агроуниверситета.

Уже много лет самый типичный сельский пейзаж региона – простирающиеся до горизонта поля подсолнечника. Иначе как варварством специалисты это не называют – мощные корни выжимают почву до нитки. А ведь известно, что, применяя севообороты, можно не только сохранить, но и увеличить плодородие. Так, бобовые, усваивающие азот из воздуха, могут улучшать структуру почв, компенсируя недостаток и минеральных удобрений, которые слишком дороги для мелких хозяйств, и органических, о которых в области в последние годы вообще забыли.

Серьёзные разрушения причиняет вода. Казалось бы, способы защиты от эрозии известны, но в большинстве хозяйств о них даже не задумываются. Так, на полях постепенно исчезают лесополосы.

– Наш профессор Михаил Лопырев в одном из хозяйств Кантемировского района пере–устроил территорию в согласии с природой: там посадили лесополосы, барьеры из кустарников, –

продолжает Стекольников. – В 2008 г. в этих местах за 30 минут выпала месячная норма осадков. Последствия мы видели своими глазами. Там, где внедрена новая система, эрозия развиться не смогла. А в соседнем хозяйстве мало того, что распахали склон крутизной не меньше 7 градусов, так ещё и кукурузу посеяли. Почву там смыло вплоть до мела, а слой чернозёма в 1,2 м (!) оказался на дне балки. Тысячелетняя работа природы была уничтожена за полчаса.

Действительно, когда влаги не хватает, лесополосы помогают её сберечь – об этом говорит опыт Каменной степи: поля заказника давали неплохой урожай даже в самые засушливые годы. Впрочем, деревья могут представлять и серьёзную опасность. Ведь брошенные земли покрываются не только бурьяном. Недалеко от Воронежа уже есть поля, полностью заросшие лесом, – теперь их придётся раскорчёвывать.

Без воли и хлеба

официально
Перегиб с подсолнечником - Зачастую землепользователи не задумываются о том, что возможности почвы небезграничны, - отмечают в региональном управлении Россельхознадзора. - Нужно грамотно размещать сельскохозяйственные культуры в севообороте, точно определять потребность в семенах, правильно планировать количество вносимых удобрений, а также повышать эффективность производства. По закону подсолнечник должен занимать не более 15% площади пашни и возвращаться на одно и то же место не ранее, чем через шесть лет. Но установлено, что в структуре посевных площадей некоторых хозяйств площадь подсолнечника достигает 70-100%. Аграрии «забывают», что это способствует распространению вредителей и возбудителей болезней растений, приводит к деградации земель. В некоторых хозяйствах в почву не вносятся минеральные и органические удобрения, не делают агрохимические обследования. Но если на землях сельхозназначения в течение всего лишь нескольких лет не проводятся агротехнические, фитосанитарные и другие мероприятия, на них начинают бурно разрастаться сорняки, деревья и кустарники. В итоге, земли с каждым годом теряют своё плодородие. Кроме того, ввести их в сельскохозяйственный оборот будет намного сложнее: деревья и кустарники придётся раскорчёвывать, в результате чего наносится ещё больший вред плодородному слою почвы. Кстати, в связи с изменениями в законодательстве право пользования земельным участком при ненадлежащем его использовании прекращается принудительно.

По большому счёту, сегодня до судьбы чернозёма никому нет дела, кроме учёных и немногих хозяев–энтузиастов. Мелким фермерам не до теории – хватило бы денег очередной кредит вернуть. Крупные хозяева ориентируются на сиюминутную прибыль. Следить за состоянием почв тоже некому – действовавшая когда–то система НИИ Гипрозём почти уничтожена.

– Мы – единственная страна с огромными почвенными ресурсами, которая не имеет службы охраны почв, – говорит учёный. – В США она была создана после того, как в распаханных прериях началась ветровая эрозия. Сегодня эрозия практически прекращена. Фермер там должен иметь высшее образование. Если через 5 лет состояние почвы ухудшилось, землю забирают  и восстанавливают плодородие за деньги нерадивого хозяина. Разве это у нас возможно? Да никогда.

Сегодня мощнейшее строительное лобби всё активнее застраивает чернозёмные окраины Воронежа. По закону, слой гумуса при этом нужно укладывать в бурт и сохранять. Но, как правило, его вывозят. Те же газоны активно посыпают неизвестно откуда взятым чернозёмом. Да что газоны? Воронежские чиновники довозят чернозём даже до своих сочинских дач – видимо, чтобы отдыхая на тёплом берегу, помнить о родном крае.

– Чтобы спасти чернозёмы, нужна воля руководства страны, а её нет, – уверен Константин Стекольников. – Одно из доказательств – планы по добыче никеля. Население пытается бунтовать. А что толку? Ведь добычу, ещё будучи премьер–министром, разрешил нынешний президент.

Мы так и не сумели воспользоваться даже ничтожной долей нашего богатства. По расчётам учёных, имеющая 55% мировых чернозёмов Россия может и должна кормить 500 млн человек. Вместо этого мы ввозим половину продовольствия – продукцию, специально предназначенную для стран третьего мира. Лучшая воронежская пшеница уходит за рубеж, а наши заводы пекут хлеб из фуражного зерна, используя заменители и улучшители. Неудивительно, что буханки быстро покрываются плесенью и становятся несъедобны уже через день.

Но ведь учёными доказано: плодородие земли только в наших руках. Мы можем как спасти чернозёмы, преобразив с помощью науки ландшафт, так и пустить богатство по ветру, навсегда попав в кабалу к более расчётливым соседям. 

Мнения

Понаехали наёмники

Николай Паринов, заслуженный работник сельского хозяйства:

– С землёй сейчас практически никто не работает, только берут из земли. В некоторых районах есть поля, где подсолнечник сеют несколько лет подряд.  С ликвидацией мелких ферм навоз вообще перестал вноситься. Когда–то сеяли многолетние травы. Трава побыла два–три года – очистила поля, накопила органические вещества. А сегодня применяют только гербициды и минеральные удобрения. Кроме того, на поля вышла современная техника – КамАЗы, мощные трактора – у них страшное давление на почву.

Раньше были деревеньки, маленькие фермы, вокруг которых ютился народ. Была какая–то преемственность. А сегодня – что? Наёмники: приехали – посеяли, приехали –

убрали, приехали – вспахали, и всё… Что им земля?  Им не дороги поля. А местное население деградировало, спилось. Оно и не нужно – сегодня вместо 10 тракторов работает один, мощный.

Надо возрождать деревню, делать оптимальные размеры акционерных и фермерских хозяйств. Нужен севооборот, хотя бы восьмипольный. Там должна быть и многолетняя травка, и травы на сено, и на зелёный корм. Тогда и органика будет вноситься. Можно было бы и солому превращать в органические удобрения. Но у нас в лучшем случае её измельчают и запахивают.

Землю спасут только люди – кто на ней родился и там живёт. Ведь нужно любить землю и следить за ней. Тогда она тоже ответит любовью. Это асфальт – везде один и тот же. А каждое поле – особенное. К каждому нужно подходить индивидуально, а не как сейчас.

Спасёт органика

Ольга Мощенко, фермер:

– Конечно, почвы истощаются. И в первую очередь из–за того, что не соблюдается севооборот. Достаточно проехать по области, чтобы увидеть: подсолнечником засеяно больше полей, чем зерновыми. Ведь он даёт большую прибыль. Но он столько высасывает из почвы, что нужно вносить очень много минеральных удобрений, чтобы после него что–то выросло. Раньше колхозы вывозили на поля органику. Сейчас её практически не применяют.

После вступления в ВТО качество зерна должно быть очень высоким. Это правильно, ведь никто не будет покупать зерно без клейковины. Но у мелких фермеров нет денег на минеральные удобрения и пестициды. Я считаю, что малый бизнес должен больше ориентироваться на органику. Ведь сейчас на Западе растёт популярность экопродуктов. В нашей области лучший чернозём. Пусть мы получим меньше зерна, зато оно будет натуральным и экологически чистым.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах
Роскачество