aif.ru counter
159

Пример - с китайцев

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 7. Аиф-Черноземье 11/02/2015

«В политике нашего регионального руководства мне нравится отсутствие фантазий. Там  понимают: продукты питания – товары неэластичного спроса. Инвестиции сюда всегда окупятся», – считает  Дмитрий Ломсадзе, учёный–экономист.

В три смены

– Дмитрий Георгиевич, какие отрасли областной экономики пострадают в кризис больше других? И где они – точки роста?

досье
Дмитрий ЛОМСАДЗЕ род. в 1963 г. в Воронеже. Окончил экономический факультет ВГУ в 1985 году. Работал на промышленных предприятиях и в бизнесе. С 2002 года преподаёт в ВГУ. Кандидат экономических наук, ведущий профессор Международной школы аналитики - межвузовского российско-украинского проекта.
– Импортозамещение – стратегическая задача. Недостаточно просто поменять на полке чужой товар отечественным. Стратегического подхода нет. Посмотрите, какие шаги предпринимает правительство в антикризисном пакете. Это, в первую очередь, помощь банковскому сектору. Но тот до сих пор занимал паразитическую позицию. На год в американских банках можно привлекать кредиты под 0,62% годовых, в банках ЕС – под 0,29% годовых, в Банке Англии – под 0,96%. А у нас – под 23,28%! Понятно, почему мы не можем тягаться с западными производителями.

В политике нашего регионального руководства мне нравится отсутствие фантазий. Там  понимают: спрос на основные продукты питания никогда не падает. При любом экономическом раскладе мощности в мясном кластере, в растениеводстве будут востребованы. Инвестиции сюда всегда окупятся. Поэтому приоритеты – поддержка оборонных предприятий и сельхозпроизводителей. Да, конечно, было бы здорово развивать обрабатывающую промышленность и машиностроение. Но они как раз требуют огромных инвестиций – и желательно под низкий процент.

А оборонные предприятия загрузят за счёт оборонзаказа. И я подозреваю, что, как и в советское время, они будут работать в две, а то и в три смены. Будут развиваться и смежные отрасли – ВАСО получило заказы на изготовление самолётов для министерства обороны и МЧС. Что касается агропроизводства – если целевые федеральные и региональные программы обеспечат развитие, результат не заставит себя ждать. Есть шанс у предприятий малого и среднего бизнеса, связанных с оборонзаказом, нефтяной и газовой отраслями. Но фирмам, которые занимаются производством товаров народного потребления и услуг, будет очень сложно. Под ударом – наш строительный кластер. Например, огромные инвестиции в загородное коттеджное строительство могут не оправдаться.

Какое–то время наша область будет двигаться по инерции, но в дальнейшем понадобится стратегическая региональная программа импортозамещения, которая подскажет, куда именно надо направлять усилия и очень ограниченные деньги.

Сэкономим на «распиле»?

– Дефицит областного бюджета – почти 8 млрд рублей. Как найти эти деньги?

– Министр финансов Антон Силуанов сказал, что в результате санкций и падения цен на нефть прямой ущерб составил 200 млрд долл. Так что дефицит регионального бюджета, видимо, не будет покрыт за счёт федерального центра. Значит, надо пересматривать финансирование каких–то проектов, но не социальных – они в приоритете. Как это будет делаться? Понятно, что надо сокращать расходы на аппарат и «транзакционные издержки» – так культурно у нас называют коррупцию. Ведь «распил» есть всегда. Даже распиливая доску, надо заложить потери, связанные с толщиной циркулярной пилы. Но это должны быть доли процентов. Потому и звучит в послании: «Ребята, снизьте объём необоснованных покупок, перестаньте барствовать».

– Опасен ли огромный госдолг Воронежской области – около 27 млрд рублей?

– Разве это критичная сумма по отношению к объёму нашего ВРП – 621 млрд в 2013 году? К тому же это не проеденные деньги, а инвестиционные вложения. Мы же не берём, как наши друзья на Украине, кредиты, чтобы гасить другие кредиты. Мы берём деньги на развитие, а не на выплату зарплат чиновникам.

– Повсюду – сокращения. Пойдут ли офисные работники на стройки вместо гастарбайтеров?

– Офисный планктон – люди, не определившиеся с профессией. Сегодня он может продавать экскаваторы, а завтра – скрепки. Но будут уходить мелкие банки, компании, ориентированные на растущий рынок – сейчас он «схлопывается». Например, до Нового года все расхватывали автомобили, теперь автоцентры будут закрываться. Чем будут заниматься люди – осваивать производство войлочных изделий или делать натуральное мыло –  я не знаю. Центробанк иногда предлагает нестандартные схемы. Например, чтобы люди, которые, потеряв работу, не могут выплачивать ипотеку, получали за казённый счёт рабочую специальность и шли на стройку достраивать замороженные объекты. Проблему надо решать не ситуативно, а долгосрочно. Небольшие производства в промышленных зонах не могут дать нужного количества рабочих мест. Но пока, я думаю, кроме агропроизводства и агропереработки, ничего значительного создано не будет.

Где завод – там ларёк

– С одной стороны, говорят о сохранении социальных выплат, а с другой – сокращают список льготников, пострадавших от чернобыльской аварии, предлагают уменьшить пенсии для женщин и т.д. Насколько велик простор для подобных манипуляций?

– Если всё отдать на откуп чиновникам, предела не будет. Да, социальные выплаты остаются, но не для всех. Кого–то выгонят на улицу – в итоге может выйти даже некий рост зарплат. В госструктурах есть механизм паразитирования. В том же ВГУ только половина сотрудников – профессорско–преподавательский состав. Вопрос: кто все остальные?

Число пенсионеров у нас с каждым годом растёт, и это усиливает нагрузку на тех, кто работает сейчас. Средняя зарплата у нас не самая низкая – 22 тыс. руб., но если перевести эту сумму в доллары, то покупательная способность резко уменьшилась. Уже на 15–20% подорожала одежда, а до конца года она станет вдвое дороже.  Лекарственные препараты на 90% – импортного производства.

Отличие нынешнего кризиса от кризиса 1998 года в том, что мы не сможем быстро  восстановить экономический рост за счёт мощностей, которые остались с советских времён. Этих предприятий нет. Там, где был мой родной завод, моя «Энергия», теперь большой многофункциональный ларёк по продаже китайского шмотья. Но за счёт накопленных резервов точки роста в стратегических отраслях обеспечат нам полное импортозамещение. Да, ориентироваться надо на 7–10 лет серьёзной работы. Но что такое 10 лет с позиции российского государства, которое существует целое тысячелетие? Это ерунда.

Давайте учиться у китайцев. Мы боимся понятия «экономика мобилизационного типа», а в Китае – именно она. И частный, и госсектор чётко понимают свои задачи, есть некий план развития. И если мы радуемся, что у нас прекрасная энергетическая система, даже Чубайсу было, что «пилить», нужно понимать: в основе – план ГОЭЛРО по созданию того, чего в России никогда раньше не было. Такой же план нужен и сегодня.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах