aif.ru counter
24.06.2015 16:02
Ольга МИРОШНИКОВА
367

Чем грозит застройка на берегах рек?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 26. АиФ-Черноземье 24/06/2015
Анна Дроздова / АиФ

По запросу «участок на берегу реки» поисковые системы в интернете выдают сотни предложений о продаже живописных уголков вдали от городского шума на лоне природы, да ещё у прохладной воды. Правда, многие и не подозревают, что постройка одного только домика в таком «раю» может нарушать сразу несколько законов. Впрочем, соблюдение всех требований законодательства для строителей сейчас, скорее, исключение, чем правило.

К воде не подойти

Посёлок Луч, расположенный в Новоусманском районе Воронежской области, – чрезвычайно популярное место у дачников, причём как у хозяев простецких домишек, так и у городской элиты, коттеджи которых больше напоминают архитектурные шедевры. Понятно, что в разгар жары те же дачники, как и все прочие жители, тянутся к водоёмам. Однако позагорать и поплавать в речке не всегда получается.

– Скоро мест у реки не останется совсем – все подходы к воде огорожены и застроены, – рассказывает Елена Грачёва, жительница посёлка Луч. – Некоторые соседи строят дома вплотную к воде, так что к реке никак не подобраться, а другие и вовсе выбирают себе понравившийся участок на берегу, огораживают его высоким забором и вешают на воротах замок. И повлиять на таких «захватчиков» никак не получается.

Стоит отметить, что река Усманка, на которой и стоит посёлок Луч, – одна из наиболее «страдающих» от прибрежной застройки. Вдоль популярного у воронежцев водоёма расположилось немало селений и дачных посёлков, и люди всё ближе подбираются к воде, пытаясь «урвать» у природы лично свой участок. К счастью, закон не на их стороне. А беззаконие порой встречает сопротивление.

Например, жители села Рыкань Новоусманского района долгое время пытались бороться с незаконным ограждением, установленным у берега реки. По данным регионального Управления Росреестра, коллективное обращение жителей этого села стало поводом для организованной ведомством проверки.

– Было выявлено, что на пути к водоёму установлены заборы и ограждения и забетонирована береговая линия. И всё это – на протяжении более чем 250 м, – сообщили в ведомстве. – Собственники земельных участков, на которых обнаружили нарушения, привлечены к административной ответственности в виде штрафов. Ограждения, в итоге, были снесены.

Всех не проверишь

Ещё не так давно застройка на берегах рек и установка всяческих ограждений были запрещены не только по Кодексу об административных правонарушениях, но также и по Водному кодексу. Однако с 2007 года правила существенно изменились. Так, согласно нынешним законам, водоохранная зона начинается от 50 метров – в зависимости от длины реки. При этом, по существующим правилам, в границах этих зон можно делать всё, что душе угодно.

«Проектирование, размещение, строительство, реконструкция, ввод в эксплуатацию, эксплуатация хозяйственных и иных объектов» – такой перечень озвучен в водоохранном кодексе. Правда, всё это возможно только при наличии различных очистных сооружений, обеспечивающих охрану от загрязнения, засорения и истощения вод. По сути, это предполагает наличие у владельцев участков заключения экологической экспертизы о том, что объект оборудован всеми нужными очистительными приборами и полностью безопасен для реки. Но на деле провести проверку всех домов, многие из которых были построены ещё в советские годы и до сих пор не имеют даже нормальной канализации, практически невозможно.

А кроме того, как поясняют в региональном Росприроднадзоре, зачастую владельцы новых строений хотя и предоставляют документы о том, что участки оборудованы очистительными приборами, тем не менее предпочитают идти по лёгкому пути, например, незаконно подключаются к ливневой канализации, которая иной раз просто не способна выдержать объёма сточных вод.

Дурное влияние

Подобраться как можно ближе к воде особенно стремятся застройщики коттеджных посёлков и элитных дач. Ведь такая благость резко поднимает цену земли и расположенной на ней недвижимости. Неудивительно, что на берегах рек Воронеж и Усманка застроено колоссальное количество участков. В итоге, год от года число «элитных» дач растёт, а состояние этих рек, как отмечают специалисты, только ухудшается.

Ещё одно популярное место для застройки – берега реки Дон, на которой практически стоит город Павловск. Вполне легальное, по закону, «освоение» берегов исключительно пагубно сказалось на самой реке. Экологи отмечают, что Дон в Воронежской области стал стремительно мелеть. И там, где ещё несколько лет назад находились пляжи, теперь – сплошная пустыня.

В прошлом году жители посёлка Масловка задыхались от жуткого зловония, исходящего от вод Тавровки, что протекает через посёлок. На речку тогда было страшно взглянуть – сплошная зелёно–фиолетовая жижа. Версий о том, почему вдруг «испортилась» река, было немало – хозяева частных домов ругали Масловскую промзону и расположенные неподалёку высотки. А жители последних, в свою очередь, бранили частников, льющих в воду что ни попадя. Вот и большинство специалистов подтвердили версию о том, что в реку систематически сбрасываются обычные бытовые отходы, и та уже не может самостоятельно справляться с таким количеством нечистот.

Сейчас в Воронежской области насчитывается больше 1 тыс. рек и ручьёв. Правда, за последние несколько лет из–за вмешательства людей водоёмы переживают не лучшие времена – загрязнение, обмеление и т. д. По подсчётам воронежских учёных, в регионе за пару–тройку десятилетий попросту исчезли около 30 небольших речушек.

– У каждой конкретной реки своя история загрязнения, – говорит Юлия Плахотина, кандидат биологических наук. – Где–то стоит понтонный мост, по которому идёт сплошной поток автомобилей, где–то поставили переправу, и река начала заболачиваться, где–то жители попросту сливают в воду нечистоты. Одно точно – если близ реки расположено какое–либо поселение, то речные экосистемы будут гарантированно нарушены. Даже небольшое строительство у водоёма может самым худшим образом сказаться на его состоянии. Нужно понимать, что река – это живой организм, разрушить который можно очень просто, а вот восстановить вряд ли удастся.

Вот и получается замкнутый круг: чем больше мы стремимся к воде, тем меньше её становится. И далёк ли тот час, когда места у реки, как и самого чистого водоёма, будет попросту не найти?

Дыры на всех уровнях

Анна Воронина, общественный деятель, руководитель «Центра экологической политики»

Любая стройка будет негативно сказываться на состоянии воды. Это неоспоримо. Хуже, когда дома, которые построены в пределах водоохранных зон, имеют огороды и сады, ведь вся химия, используемая для удобрений, в итоге оказывается в водоёмах. Таким образом, вода систематически получает дозу вредных веществ. И всё это сказывается на её качестве.

Нелегальное строительство для нас - отнюдь не редкость, потому что застройка часто ведётся так, что сначала возводят здание, а уже потом через различные органы владельцы признают его легальным. И такая практика широко распространена. Причём речь идёт не только о водоохранных зонах, но и о других местах, где строительство вестись не должно. Это, можно сказать, классика жанра. И проблема не только в том, что правоохранительные органы закрывают глаза на такое строительство, но и в том, что к ним попросту никто не обращается. Хорошо, если бы заявления о незаконных  стройках делали уполномоченные надзорные органы. Но чаще всего они являются одним из звеньев в цепочке по легализации этих самых строительных объектов. То есть нередко даже надзорные органы злоупотребляют правом, не говоря уже о самих застройщиках.

Вообще, проблема эта проявляется на всех уровнях - от застройщика до судов. Если нелегальную стройку хотят остановить, её остановят, а если нет, то она будет признана легальной или надзорными, или правоохранительными, или судебными органами.

По коррумпированным схемам

Виталий Агеев, председатель правления воронежской региональной экологической общественной организации «В защиту Черноземья»:

- Река Воронеж, как и река Усманка и множество других рек, на территории пригородов уже застроены. И добиться того, чтобы на этих участках сносились жилые дома или подобные постройки, практически нереально. Ведь в большинстве случаев у людей есть документы, дающие им права владения, и для того, чтобы снести хотя бы одно строение, нужно пройти массу судебных процессов.

Проблема в том, что строительство на берегах продолжается. Всё это противоречит водоохранному кодексу. И за этим нужен серьёзный контроль, потому что разрешения на строительство таких участков либо выдаются по известным коррумпированным схемам, либо они вовсе никем не выдаются, и дома вырастают на берегах самовольно.

Закон, что дышло

Андрей Рашевский, руководитель общественной правозащитной приёмной:

- Сначала дома возводятся, и никому до этого дела нет, а потом спохватываются: «А строить-то было нельзя!». Для обычных людей это - проблема, потому что средства в строительство вкладывались реальные, а собственность получается мифическая. Многим участкам, которые сейчас по новым законам стали нелегальными, уже не один десяток лет. В своё время они считались вполне законными, а теперь - нет.

Проблема и в том, что права на застройку участков на берегах рек выдаются по тёмным схемам. Кто даёт эти разрешения, и на каких основаниях - непонятно. Однако за деньги у нас можно всё - в том числе получить любой документ. Бывает и так, что участки простых людей сносят под благими предлогами - мол, здесь водоохранная зона, это нарушение и т. д. А потом на этих же местах вырастают дворцы и коттеджи. Потому что закон у нас - что дышло. Для несостоятельных людей он работает исключительно в наказательном порядке: «отнять и урезать». А если деньги есть, то и закон развернётся  в твою сторону.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах
Роскачество