aif.ru counter
135

Эко невидаль: Что скрывается под маркой экологичности?

Бум на экотовары в России начался несколько лет назад. Но тогда законодательного регулирования в данной сфере не было и соответствие «эко» никак и никем не проверялось. С тех пор ничего не изменилось, утверждают эксперты.

«Эко» на рынке маркетинга

Мода на «эко» пришла к нам с Запада. В какой-то момент местные производители подхватили эту тенденцию и стали успешно ее развивать. Окружение человека всем, что гармонизирует с природой, несет здоровье, молодость, долголетие, стало неким культом и в России. Успешно стала продаваться загородная недвижимость в лесной глуши, популярными стали фитнес, а затем и велнес клубы, и прочее. Еда как источник жизни и здоровья обрела особую значимость, и интерес к кулинарной экзотике сменился потребностью в экологически чистых продуктах, желательно, «родом из глубинки». На прилавках воронежских магазинов стали появляться экохлеб, экоовощи, экомясо, экояйца и многое другое.

Эксперты к российским экотоварам относятся, мягко говоря, скептически и утверждают, что главное их отличие от продуктов неэкологичных только лишь в цене.

- Мода на «эко» в продуктах началась давно. Уже пять лет назад рекомендация по эко-позиционированию части продуктовой линейки обязательно содержалась в любой маркетинговой стратегии, - поясняет экономист Евгений Гаврилов. - Общественные организации по всему миру поддерживают этот тренд. Я бы сказал, что сейчас скорее трудно не найти образ экологичности на продуктах - либо в бренде, либо в дизайне, либо в слогане. Сейчас в большинстве случаев это чисто маркетинговый ход - потребитель сам ответственен за изучение информации о продукте.

Беззаконье и «экопрохиндеи»

Владимир Шевченко, профессор, заведующий кафедрой селекции и семеноводства полевых культур ВГАУ характеризует такой маркетинг как «полукриминальный», поскольку «производители таким образом зарабатывают на незнании потребителей».

- У нас даже нет правового поля для производства такой продукции, - отмечает он. - В Европе, где экологичность товаров регламентирована законодательством, к такому производству очень высокие и жесткие требования. Например, если трава, растущая возле трасс, попадет в корм животного, то фермеру грозит не просто штраф, а уголовная ответственность. То же самое - в случае, если он кормит корову, дающую молоко на швейцарский сыр, силосом. У нас же несколько лет в Госдуме лежит проект по регулированию экотоваров и продуктов ГМО, который так и не рассмотрен.

По мнению профессора, возможность даже в аграрном черноземном регионе производства экопродуктов сомнительна и в самой далекой перспективе. Прежде всего, потому что оно требует больших затрат: вырастить что-то без обработки и удобрений если и можно, то очень затратно и по времени, и по финансам.

- Невозможно получить нормальный урожай без химических веществ, - отмечает Владимир Шевченко. - Поэтому производители, которые позиционируют свою продукцию как экологически чистую - это просто «экопрохиндеи».

И даже сами производители не отрицают, что маркировать местную продукцию как «эко» по меньшей мере неправильно.

- При сегодняшних болезнях и вредителях в сельском хозяйстве никак нельзя обойтись без средств защиты. Как же можно тогда утверждать, что это продукция эко? У нас ее просто нет, - заявляет Николай Паринов, владелец фермерского хозяйства в Воронежской области. - Может, и есть где-то биологические средства защиты, но нам они неизвестны. И если бы мы даже смогли производить экопродукты, то они стоили бы баснословных денег.

Чистые ГМО

Вторая причина, по которой местные производители не могут заниматься экоземледелием, - отсутствие материальной базы.

- Массово уничтожены деревни и сельхозугодия, губятся черноземы, - заявляет Владимир Шевченко. - Компании Мосанто (США) и Сингента (Швейцария) тратят на научные разработки 2,4 млн долларов в день. Мы же на науку уже лет 20 вообще ничего не тратим. Потому и не можем ничего создать. Да, у нас нет ГМО. Но все, что привозится с Запада и используется в качестве сырья для продуктов питания, априори с ГМО.

Так, по данным профессора, 64% сортов сои в мире производит Монстанто, продукция которой - генно-модифицированная.

- Для того, что бы проанализировать состав сырья, нужны специальные лаборатории, где есть чипы на определение белковости ГМО. Каждый такой чип стоит порядка 14 долларов. И таких лабораторий должно быть минимум две в каждой области - чтоб успевать проанализировать то, что привозят, и промаркировать. Мы сами производим чистую сою, но не умеем делать соевый изолят, поэтому используем, например, в производстве колбасы, тот, что привозят из-за рубежа. В итоге, продукцию местных производителей нельзя считать даже экологически безопасной. И в обозримом будущем любые попытки производить экологически чистые продукты будут сворачиваться в виду отсутствия законов, кадров и должного финансирования.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах