586

Иглы, чернила и боль. Как Воронеж на два дня стал тату-столицей

Алина Полунчукова / АиФ

28 и 29 ноября, в Воронеже проходил Всероссийский фестиваль татуировки «Татумо».

На протяжении двух дней более сотни мастеров соревновались между собой в профессионализме, креативности и умение сделать этот мир (и тела друг друга) ярче.

Из подполья – в торговые центры

Искусство тату уже давно перестало быть чем-то запретным и вышло на абсолютно новый уровень. Различные конференции и фестивали тату ежегодно проходят по всему миру. В нашей стране они тоже есть. Традиционные места их проведения – Москва и Питер, но потихоньку присоединяются и другие города.

«Татумо» − фестиваль молодой. Весной прошлого года его провели в Старом Осколе, а теперь вот приехали в столицу Черноземья. В течение двух дней более сотни мастеров «игл и чернил» соревновались за престижные награды в умении украшать тело. Организаторами фестиваля были заявлены более 20 номинаций в различных стилях и направлениях, таких как: cover-up, портрет, ориентал, биомеханика, реализм, орнаментальная татуировка, чёрно-белая и цветная татуировка, neo traditional tattoo, old school и другие. Традиционно для международных конвенций самые престижные награды это − «Лучшая татуировка Дня» и «Гран-при».

Организаторы говорят, что в Воронеже такого масштабного фестиваля еще не было. 120 мастеров, десятки городов. Среди участников – татуировщики не только из соседних городов, но и из соседней Белоруссии, из Симферополя, Краснодара, Тюмени, Уфы. Десятки боксов расположились на втором этаже Сити-парка «Град».

Традиционно в жюри шоу-фестиваля были приглашены авторитетные тату-мастера. Среди них - неоднократный призёр отечественных и зарубежных тату-конвенций Павел «Ангел» Арефьев, а также Павел Зубков, Олег Иванов и многие другие мастера, завоевавшие признание своих коллег. Среди судей – целые семейные подряды. Например, Анастасия Вилкс, завоевавшая два первых места на фестивале тату-искусства Great British Tattoo Show 2015, приехала в Воронеж с мужем Яном.

«Я не трус, но я боюсь»

Как только заходишь на территорию фестиваля, начинает рябить в глазах от обилия разукрашенных тел. Уже спустя несколько минут нонсенсом начинает казаться чистая кожа. В десятках боксов кипит работа. Только жужжание машинок и слышно.

Мастера старательно дорисовывают эскизы, переносят их на кожу. С утра и до позднего вечера на протяжении двух дней мастера трудились над новыми работами. Даже над небольшим рисунком приходится сидеть по 3-4 и даже 5 часов.

Бывалые модели болтают или слушают музыку, внимательно наблюдая за появлением на теле нового рисунка. Кто-то возмущается, что «чистой кожи больше не осталось», а новое тату хочется. Ребята, которые решились на первое тату, нервничают. Впрочем, мастера их быстро успокаивают: да, немножко больно, терпимо, «были моменты, что здоровенные качки рыдали», но вообще нет, не больно.

Фото: АиФ/ Алина Полунчукова

«Терпимо, − морщится молодой человек в то время как мастер разукрашивает ему гигантский рисунок на груди. – Ради такой красоты можно немножко и потерпеть. Зато будет, что внукам показать».

Это что за покемон?

В европейских столицах даже пожилой человек с тату – далеко не редкость. Кто-то вкладывает в свои рисунки сакральный смысл и зашифровывает даты, кто-то рисует персонажей любимых комиксов. При этом в нашей среди некоторых слоев населения татуировка до сих пор ассоциируется с чем-то криминальным. Поэтому «забитые» молодые люди нередко сталкиваются с порицанием и убийственным вопросом: «А что означает твоя татуировка?»

Фото: АиФ/ Алина Полунчукова

Участники конвенции признаются, что высокий смысл в тату вкладывается далеко не всегда. Порой человек просто следует желанию украсить свое тело красивых рисунком. Одна из моделей первого дня фестиваля становится обладательницей портрета небезызвестной Матери Драконов из «Игры пристолов». Девушка признается, что тема тату – задумка мастера, которую она просто согласилась воплотить на своем теле.

Кто-то набивает портрет любимой жены, кто-то – музыканта или персонажа фильма. Нам встретилось как минимум два поклонника Мэрлина Мэнсона, один – Честера Беннингтона – фронтмена рок-группы «Linkin Park», фанат гения- циника Доктора Хауса и почитатель Стива Джобса. Кто-то вешает на стену постер, а кто-то набивает тату.

Мода «до гробовой доски»

Среди мастеров и зрителей фестиваля – обладатели настоящих нательных произведений искусства. Порой рисунки занимают большую часть тела человека.

«Первую тату я сделал в 21 год, − рассказывает ростовский мастер Денис Griff . − Очень долго выбирал. Хотелось, чтобы рисунок не потерял своей актуальности даже через долгие годы. В итоге выбрал кельтику. Буквально спустя полгода я набрался наглости попробовать себя уже в качестве мастера. Рисовал практически всю жизнь, думал тогда, что с художественными навыками у меня все нормально. С тех пор прошло уже шесть лет».

Фото: АиФ/ Алина Полунчукова

«В последнее время делать тату стало очень модно. Почему так происходит?»

«Возможностей стало больше, появились начинающие мастера, которым нужно на ком-то тренироваться. В итоге из разряда искусства, которое сначала считалось маргинальным, а потом высоким, оно стало общедоступным, модным. Интересная такая мода – на то, что останется с тобой до гробовой доски. Иногда ко мне приходят клиенты, которые даже не знают, что хотят сделать. Таких процентов 50. В этом случае некоторые мастера отправляют домой. Я пытаюсь поговорить с человеком, вложить в его голову знания и понимания, которых там раньше не было. Чаще всего мы вместе выбираем рисунок, стилистику, в котором он будет сделан. Я пока не выбрал какой-то один стиль, в котором мне бы хотелось работать. Сейчас интересна Япония, реализм и neotradition».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах