aif.ru counter
155

Как режиссёры читают пьесы? Воронежцы узнали секреты драматического театра

Ирина Евсюкова / АиФ

С 24 по 26 февраля в Воронеже проходила четвёртая Всероссийская научная конференция «Книга в современном мире: диалектика вербального и визуального». Её который год организует кафедра издательского дела филологического факультета ВГУ и Воронежская областная универсальная научная библиотека им. И.С. Никитина.

В заключительный день, 26 февраля, прошли сразу несколько лекций для молодёжи. Первые были о том, как режиссёры читают пьесы и как потом для этих уже переработанных пьес делают декорации.

Чтобы всё было просто

Первым выступил режиссёр Воронежского драматического театра им. А.Кольцова Никита Рак. Его постановки  обычно вызывают у публики двоякое впечатление. И зал, бывает, делится ровно пополам: на тех, кому безумно понравилось и тех, кому было всё непонятно. Но между тем спектакль, который поставил Никита Рак по пьесе Ивана Вырыпаева «Танец Дели», долго шёл в театре и собирал почти полные залы. И современная постановка «Метели», премьера которой состоялась не так давно, тоже проходит при аншлагах.

На лекции режиссёр рассказал о том, что есть несколько вариантов прочтения пьес. Точнее, есть разные театральные школы и каждая по-своему позволяет вычленить из пьесы главное. Никита Рак начинает обычно с события.

«Событие в пьесе часто одно, и оно влияет на всех персонажей. Самый мой любимый пример - «Безумный день или женитьба Фигаро». Событие в названии, режиссеру здесь просто. От этого можно отталкиваться. Событие есть, и следом тут появляется то, что называется обстоятельством. Их может быть много разных.  Основное событие -  свадьба. Оно касается всех, но отношение к событию разное. И здесь появляется третье основное движущее звено – конфликт. Видите, какой путь прошел режиссёр и еще измучил этим актеров, которые просто хотели знать, слева или справа им выходить».

У Никиты Рака есть интересный способ оценки своей работы:

 «Часть работы с текстом - определить, вычленить, и чтобы всё было просто. Проверять цепочку событий нужно на бабушке. Нужна такая цепь событий, которую вы можете рассказать бабушке на кухне. И она всё поймет, и ей станет интересно».

«Вечер пятницы что-то сулит»

По словам Рака, есть пьесы, в которых очень сложно вычленить событие. Например, в пьесе Вампилова «Старший сын». Этот спектакль не шёл в Воронежском театре, его Рак поставил для камчатской сцены. В Воронеже режиссёр работает только с 2013 года. В самом начале пьесы две девушки бросают двух парней, с которыми до этого гуляли.

«Ну что тут играть, если девушки появляются на несколько секунд и потом вообще исчезают? Я долго вертел сцену. А потом понял! Тут очень простое и мощное для русского человека событие. Это советское время, вечер субботы. И здесь появляется код, который срабатывает, люди откликаются. Вечер субботы сулит что-то. Они все живут этим событием. Девушки туда бы не поехали и не познакомились, если бы не субботний вечер  - завтра выходной. Васенька ждет Макарскую – потому что субботним вечером можно позвать ее в кино. Макарская идет и грустит, потому что субботний вечер, завтра выходной, а мужика нет – «я одна». Мужика нет, один этот Васенька. Конфликт».

Рассказал режиссер и о своей новой постановке «Метель»:

«Перед походом в театр нужно себя немножко подготовить. Например, «Метель» -  произведение, основанное на повести Пушкина. Но важно, что саму пьесу написал современный драматург – Василий Сигарев. У вас все сойдется, если вы более или менее представляете, кто такой Сигарев и кто такой Пушкин. Я видел, школьники хорошо воспринимают спектакль. Они радуются, когда главные герои в конце встречаются и удивляются, что в церкви были именно они. Но если вы прочтёте пьесу, у вас не будет вопроса, почему главная героиня то Светлана, то Татьяна, то Маша. Светлана из поэмы Жуковского, которая является эпиграфом к произведению, Татьяна из «Евгения Онегина» – и пазл складывается. Перед походом в театр главное - быть открытым». 

Художник облегчает восприятие

Художник Воронежского драмтеатра Алексей Мочалов уже давно работает в театре и может похвастаться не одной постановкой. В том числе, он придумывал декорации для последних премьер: «Море» и «Метель».

«Я занимаюсь пространством, в котором существуют артисты. Так, чтобы образ соответствовал целям и задачам режиссера. Театр - это вообще авторитарная структура. Но режиссер занимается литературной трактовкой, а мне нужно создать пластический образ спектакля, который будет облегчать зрителю восприятие и доносить до них мысли режиссера. Но напомню: главное, чтобы никого не убило, чтобы артисты остались живы».

Алексей с улыбкой заметил, что многие режиссёры как дети. Они могут нафантазировать грандиозные декорации, которые невозможно воплотить в жизнь. Например, тросы могут не выдержать актёра, и он может покалечиться.

Помимо этой заботы есть еще одна – определение жанра. Часто пьесы существуют на стыке комедии и трагедии. В синтетическом жанре нужно выделить главное настроение и от него отталкиваться. А затем уже определять место действия.

«В современном театре место условно,  - говорит Алексей Мочалов. - Вы приходите, например, на пьесу «Метель», зная, что дело происходит на дороге и в церкви. А у нас на сцене стоят чёрные кубики с белыми подушечками, построенные амфитеатром».

Как в «Метели», в других спектаклях художник тоже придерживается эстетики минимализма. Например, постановке «Скрипка, бубен и утюг» есть только одна дощатая площадка, приподнятая над сценой, откуда поднимаются различные плоскости. Причём столы не всегда играют роль именно столов. Всё пластично.

«Бывает, что недовольные артисты шепчут:  «Напридумывали костюмы, не повернуться».  Или чаще монтировщики говорят: «Эх, декорации надо ставить». Театр - это такая структура, где все находятся в таком философски расслабленном состоянии, постигая сущность бытия. Заставить кого-то работать в театральном пространстве бывает сложно».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах