aif.ru counter
299

Режиссер Евгения Беркович: «Дети чувствуют, когда мы держим их за идиотов»

Сюжет Детский фестиваль Маршак в Воронеже
Даже в очень хороших театрах люди просто боятся говорить о важном
Даже в очень хороших театрах люди просто боятся говорить о важном © / Алина Полунчукова / АиФ

Дети - самые любопытные существа в мире: они не боятся задавать самые сложные и самые глобальные вопросы. Что такое Бог и существует ли он на самом деле? Молодой московский режиссер Евгения Беркович не побоялась говорить с маленьким зрителем на равных: честно, интересно и с изрядной долей юмора.

«Библия – лишь завязка»

Спектакль Пингвины
Спектакль Пингвины Фото: фестиваль Маршак/ Андрей Парфенов

Досье
Режиссер Женя Беркович окончила Школу-студию в МХАТ в 2013 году. В «Гоголь-центре» поставила «Русскую красавицу» по роману Виктора Ерофеева и «Марину» по пьесе Любы Стрижак, работала как автор перевода над мюзиклом Кирилла Серебренникова «Пробуждение весны». Активно участвует в театральных фестивалях и лабораториях по всей России.

Три смешных, трогательных, глуповатых пингвина угодили в самый центр Великой Истории Мира. Ровно в восемь их ждут у ковчега, чтобы они смогли пережить всемирный потоп. На первый взгляд - это очередной пересказ библейского мифа о всемирном потопе. На волне все более оглушительных религиозных споров в обществе спектакль, пусть он и детский, может задеть за живое. Первоисточником его послужила пьеса немецкого драматурга Ульриха Хуба «У ковчега в восемь». Но режиссер Евгения Беркович успокаивает: библейский сюжет - не более чем завязка.

«В пьесе есть только отсылка к библейскому сюжету: бог обрушил на землю всемирный потом, все потонут, кто парами не пойдет на ковчег. Была задача рассказать историю, и это история совершенно не из Библии. Она имеет отношение к религии как таковой, также точно как она имеет отношение к любой идеологии, которая требует от любого существа, пингвина или человека, не решать самому, а подчиняться правилам, - рассказала Евгения Беркович. -  Это не про потоп, это про любовь, дружбу, понимание добра и зла, про свободу. Это про собственный нравственный выбор, про умение, способности и возможности оглядеться вокруг, понять что-то о мире про себя».

«В детских театрах бояться говорить о важном»

Спектакль Пингвины
Спектакль Пингвины Фото: фестиваль Маршак/ Андрей Парфенов

Три пингвина играют в музыкальной группе, цитируют Бродского и вспоминают про Достоевского и Шопенгауэра, искрометно шутят и затевают спор на вечную тему «Что есть Бог?» Но тут вдруг весть - грядет потоп, а билетов на спасительный ковчег всего два.

Автор не навешивает на своих героев ярлыки. В спектакле нет ни святош, ни грешников. И даже Голубка, которая, по идее, противопоставляется неуклюжим и глуповатым пингвинам, не «умница-отличница», а всего лишь птица (пусть и с огромным чувством ответственности) со своими слабостями.

«В России стороной обходят гигантский пласт современной европейской драматургии для детей и особенно для подростков. Эта драматургия делает упор на то, чтобы говорить с людьми - не важно, пять им лет или 15 - о каких-то проблемах, которые их волнуют. Часто это проблемы острые, больные, сложные, и непонятно, как к ним подходить, - говорит режиссер. - Мы же живем в ситуации, когда режиссер даже до директора не донесет эту пьесу, просто потому что испугается кого-то оскорбить или нарушить возрастной ценз. И даже в очень хороших театрах люди просто боятся. А если с человеком не говорить о важном - о смерти, о теле, которое меняется, о боге, о сексе, об отношениях с родителями, о травле в школе - в 5, 8, 15, 18 лет и показывать ему только «колабайки-балабайки», откуда он должен об этом узнать и как он должен это переживать?»

«Шутить на тему бога сегодня много не стоит»

Спектакль Пингвины
Спектакль Пингвины Фото: фестиваль Маршак/ Андрей Парфенов

«Пингвины» почти наверняка заслужили звание одной из самых стильных детских постановок. Такая подача помогает говорить режиссеру с публикой на одном языке. Если бы не название спектакля, вряд ли бы удалось отличить пингвинов от городских хипстеров.

Алина Полунчукова, «АиФ-Черноземье»: Такая подача призвана привлечь рассыпающееся внимание маленького зрителя?

Евгения Беркович: Мне нравится работать с детьми, потому что ты сразу получаешь реакцию. Это реакция не опосредованная, не через критиков. Мне ближе мгновенный обмен. Человеку, которому восемь лет, просто либо интересно, либо нет. Говорят о том, что для детей все должно быть красочно, как в Диснейленде. А им абсолютно все равно. Дети чувствуют, когда мы держим их за идиотов.

- А как бы вы в общем оценили ситуацию, которая сегодня складывается в театре: и в детском, и во взрослом?

- С художественной точки зрения, мне кажется, все становится круче и круче. С точки зрения реальности, в которой мы существует, - очень страшно и тревожно. То чувства оскорбишь, то какие-нибудь казаки придут, то деньги в стране заканчиваются.

- Вы сталкивались с подобными случаями?

- История до сих пор продолжается. Удивительное для меня открытие было в том, что это была не страшная сила, прилетевшая со стороны Кремля, а какие-то конкретные люди, которым не нравится, завидуют, им чего-то не додали и они сразу же бегут писать доносы. Ставя «Пингвинов» мы были практически уверены, что на следующий же день будет лежать пачка писем в прокуратуру, но пока как-то обходилось. И все же шутить на тему бога сегодня много не стоит.  

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах