aif.ru counter
274

«Самоубийца» Сергея Женовача в Воронеже: «Дайте нам право на шепот»

Студия театрального искусства / из архива театра

«Жизнь, я требую сатисфакции!» - кричит со сцены воронежского Камерного театра маленький человек Подсекальников. Герой пьесы Николая Эрдмана в исполнении актера Вячеслава Евлантьева наивен, неуклюж, смешон, но в нужный момент не по росту возвышен и до боли правдив.

Фото: из архива театра/ Студия театрального искусства

«Что вы сделали для Подсекальникова?»

Два дня – 12 и 13 ноября - в Воронеже гостит московская «Студия театрального искусства» со своим спектаклем «Самоубийца». Столичные критики уже успели оценить спектакль, назвав его «едким» и сравнив с постановками по Чехову.

«В Москве выходили спектакли по «Самоубийце», в других театрах России, за границей. Мне всегда  казалось, что эта пьеса интересней, глубже и серьезней, чем те спектакли, которые возникали, - рассказал режиссер спектакля Сергей Женовач. - Очень много остроумного и веселого одновременно с грустным и страшным. Хотелось найти сочетание жесткости и юмора».

Воронежская публика на премьере 12 ноября приняла москвичей на «ура». Зал то взрывался от хохота, то зависал в глубоком молчании. История иждивенца Подсекальникова, который все три часа на сцене пытается свести счеты с жизнью, во времена кризиса, нового закона о банкротстве и импортозамещения действительно задевает за живое. И это несмотря на то, что пьеса была написана в 1928 году. Но тема бунта «маленького» человека против власти актуальна всегда.

«Это образ симпатичного человека, который не может найти свое место в жизни. Все у него поперек, не так, как ему бы хотелось. Мы тоже люди небольшие. У нас такие же интересы. Это можно назвать «маленький человек». А можно просто «человек», - рассуждает режиссер спектакля.

Вы думаете, когда человеку говорят: «Война. Война объявлена», вы думаете, о чем спрашивает человек, вы думаете, человек спрашивает - с кем война, почему война, за какие идеалы война? Нет, человек спрашивает: «Какой год призывают?» И он прав, этот человек.

Фото: из архива театра/ Студия театрального искусства

«Для чего же я жил? Для статистики»

Обаятельный герой не может не вызывать симпатию и сочувствие. Он живет с женой и тещей, по ночам жует ливерную колбасу, не может (да и не хочет) найти себе место и мечтает научиться играть на трубе. Молодой актер Вячеслав Евлантьев, по мнению режиссера пьесы Сергея Женовача, отразил того героя, каким рисовал его себе сам автор пьесы.

«Во всех театрах Подсекальникова играют немолодые артисты. А ведь пьеса то про молодую семью! – утверждает Сергей Женовач. - Главные роли обычно доверяют опытным, заслуженным артистам в возрасте. Эрдман писал историю про молодых ребят».

Как говорит сам 26-летний актер, в Подсекальникове он немного видит и себя.

«Я недавно выпустился из института, и Сергей Васильевич доверил мне большую работу. Это очень ответственно, - рассказал Вячеслав Евлантьев. - Семен Семеныч - наивный и простодушный. Я раньше как-то не задумывался об этом. Может быть, это мое по природе – наивное и простодушное. Это идет из детства. Я вырос в небольшом городе. Меня воспитывали три прекрасные женщины – мама и две бабушки. А женскому воспитанию не свойственно высокомерие и жесткость».

«Товарищи, я хочу есть. Но больше, чем есть, я хочу жить»

Изюминки спектаклю «СТИ» придают очень атмосферные декорации. На сцене – дюжина дверей, выстроенных в два этажа. Они скрипят, открываются туда-сюда, громко хлопают, создавая неповторимый музыкальный рисунок. Жизненности постановке придает звук спускаемой в туалете воды, с которого спектакль начинается и который периодически звучит в подходящие и неподходящие моменты.

Фото: из архива театра/ Студия театрального искусства

«Дверь – это такая штука, никогда не знаешь, что за ней. Это таинственная плоскость, за которой происходит жизнь, всякие истории, - объясняет главный художник спектакля Александр Боровский-Бродский. - И плюс еще дверное полотно, имеющее условные размеры два метра на метр, - это площадь, которую мы оставляем после себя. Это жизнь и не жизнь одновременно».

Интересно, что за каждой из дверей на сцене буквально есть своя история. Ведь раньше все они стояли в домах, в которых жили москвичи.

«Мы искали с их техническим директором Андреем Валерьевичем. Он говорил: «Давай сделаем новые. Это проще и надежнее по размерам». Но я такой неприятный художник – и мы пошли искать двери. Раньше было просто в Москве, много домов сносилось: пришел, взял дверь и ушел. А теперь все обносят забором, ходят охранники с собаками. Это было непросто, но зато ощущается, что они все настоящие».

Фото: из архива театра/ Студия театрального искусства

Помимо дверей, зрители увидели на сцене три табурета, унитаз и красный гроб, в котором главному герою пришел провести немало времени во втором акте.

«Я думал о том, как же я лягу в гроб, некоторое время, когда мы репетировали. Элементы декораций появлялись постепенно. И когда гроб появился, он лежал, стоял. Я обходил его стороной, - смеется актер Вячеслав Евлантьев. - Это работа. И ты как-то не задумываешься, стоит ли или не стоит. Я где-то слышал, что некоторые актеры кладут в гроб бутылку водки. Но я так не делал. И ничего не случилось».

Следующим событием в рамках международного театрального абонемента «Пунктир» станет показ спектакля «Книга Иова». Литовский театр «Мено Фортас» приедет в Воронеж 23-24 ноября.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах
Роскачество