aif.ru counter
130

Театр «вздохов» и «ахов». Воронежцы увидели норвежскую «Сванхильд»

Сюжет Платоновский фестиваль искусств - 2019

Незаконченную пьесу Генрика Ибсена «Сванхильд» в Воронеж привез норвежский нетрадиционный «Грюсомхетенс Театр» в рамках Платоновского фестиваля искусств. Театральная компания стала первой, кто поставил неопубликованную пьесу своего земляка.

«Это наш второй визит в Россию. В 2011 году мы были в Москве и тоже показывали незаконченную пьесу Ибсена «Горная птица». А сейчас покажем незаконченную «Сванхильд», которую позднее Ибсен дописал и назвал «Комедией любви». Причем, если начиналась пьеса в прозе, то закончилась в стихах. И мы сохранили эту особенность в своей постановке», - объяснил режиссер Ларс Ойно.

На сцене воронежского драмтеатра им. Кольцова норвежская трупа воссоздала картину общества середины XIX века. Причем, кажется, что время в спектакле остановилось – настолько размеренно тянется жизнь главных героев. Центральные персонажи постановки - сильная и независимая девушка Сванхильд и поэт-романтик Фалк. Их диалог строится на обсуждении очередного «творения» Фалка, и в размышлениях о новой работе «черновик внезапно заканчивается».

Фото: АиФ

- Как вам удалось воссоздать пьесу, написанную более 150 лет назад, в актуальном ключе?

Ларс Ойно: Мы живем в современном мире, и поэтому необходимо переделывать пьесу для понимания людей. Но, на самом деле, мы оставляем все довольно традиционно. И сохранить дух прошлого особенно помогает музыкальность постановки. В сегодняшнем театральном мире популярны авангардные пьесы. Наше решение сохранить оригинальность пьесы было исключительно политическим.

- Почему вы решили поставить незаконченную «Сванхильд»?

Ларс Ойно: Во-первых, потому что я родом из Норвегии. Во-вторых, потому что это мировая премьера пьесы нашего земляка. И очень странно, почему за нее раньше никто не брался. И из-за ее неоконченности, она требует особого концептуального подхода актеров.  

Брендан Макколл, актер: В «Сванхильд» очень мало слов. Там всего-то материала на один акт, что потом должно было стать трехактным произведением. Но слова здесь не главное. Постановки Ларса очень физические. Это во многом язык тела.

Фото: АиФ

- Ларс, вы являетесь последователем «театра жестокости». Как это отразилось в постановке «Сванхильд»?

Ларс Ойно: Как уже сказал Брендан, это связано, в первую очередь, с использованием языка тела, особо ритма в спектакле, который, кстати, не совпадает с реальным ритмом. В постановке он метафизический. Через этот ритм зритель попадает в «театр жестокости», который больше созвучен с восточным театром. Философия ритма восточного театра очень ярко отражена в «Сванхильд». Это не просто реалистично, это больше, чем реалистично. И текст для нас не стоит на первом месте. В приоритете – тело. Причем это кропотливая работа глаз, пальцев, даже дыхания. И если это движение пальцем руки, то начинается оно с пальца ноги. В «театре жестокости» все очень выверено. Это целая революция в театральном мире.

- Ларс, вы говорили о том, что незавершенность пьесы требовала от актеров концептуального подхода. А имели ли они возможность импровизировать?

Мигель Стайнцлан, актер: Работа над любой постановкой в нашем театре начинается с актеров. Мы выбираем ритм, жесты. А Ларс нас направляет. У нас в коллективе царит хорошая атмосфера взаимного уважения. Нет тоталитарного давления. Иногда возникает хаос, но мы доверяем Ларсу и знаем, что рано или поздно все встанет на свои места.

- Знакомы ли вы с русским драматургическим материалом? Не задумывались ли вы поставить в своем театре кого-то из наших авторов?

Ларс Ойно: Я никогда об этом не задумывался до сих пор. Но, в принципе, мне очень нравится атмосфера Чехова. Тем более, я сам, будучи актером, дважды играл в чеховской пьесе «Дядя Ваня». 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах