706

«Великий момент приближается». Чем жил Воронеж между переворотами 1917 года

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 28. АиФ-Черноземье 12/07/2017
Ровно сто лет назад люди массово вышли на улицы с требованиями к власти
Ровно сто лет назад люди массово вышли на улицы с требованиями к власти Википедия

Дни февральской революционной эйфории 1917 года в Воронеже, как и во всей стране, быстро сменились пониманием того, что на обломках монархии надо возводить что-то новое.

Казалось бы, на этом месте стала строиться республика — самая свободная в плане слова, митингов, многопартийности... Но в наследство ей достались вой­на, нерешённые аграрные и национальные вопросы и обострение борьбы за власть. 

О том, что происходило ровно 100 лет назад в провинции, «АиФ-Черноземье» рассказал историк и политолог Владимир Размусов.

Отнимай и властвуй

Весна и лето 1917 года в Воронеже — это эпоха съездов и собраний. На предприятиях города стихийно возникают фабричные комитеты, отстаивающие восьмичасовой рабочий день и повышение оплаты труда. Наиболее крупными были объединения металлистов, а также рабочих пищевой промышленности, кожевенников, конторских служащих, прачек, сапожников, портных.

Историк отмечает, что в честь самого крупного профсоюза в Гору Металлистов была переименована улица Соборная гора, что в районе современной Университетской площади в Воронеже. В то время с участием представителей воронежского Совета солдатских, рабочих и крестьянских депутатов проходили даже съезды духовенства и мирян, чтобы «привлечь клир и мирян к совместному активному участию в связи с произошедшими переменами в строе государственной жизни».

Газета «Воронежский телеграф» 18 июня писала: «Этот творческий процесс, протекающий, главным образом, в городах, является, конечно, прекрасной школой гражданственности, но он только выходит из первичной стадии своего развития… Что касается деревни, миллионных крестьянских масс, то они продолжают жить всё той же обособленностью, как и до переворота. Они признали революцию, поняли необходимость ломки старых устоев, но приступить к творческой работе, к устройству нового свободного быта пока не могут».

Действительно, крестьян не интересовали политические нюансы, и потому один за другим при поддержке волостных Советов в деревнях просто происходил самозахват земель. Так, в Бирюченском уезде, по решению Верхне-Лубянского волостного комитета, крестьяне разделили между собой 200 десятин пахотной земли, отобранной у помещицы Обольяниновой. В Бобровском уезде волостной комитет распределил сенокосную степь графа Орлова-Давыдова между крестьянами семи волостей. Крестьяне Старо-Меловатской волости Нижнедевицкого уезда самостоятельно поделили всю помещичью землю, а жители села Покровское в Павловском уезде отобрали церковный луг.

На местах представители Временного правительства пытались реагировать силой, но присланные солдаты вели себя вяло, а потому аграрные выступления крестьян в губернии не утихали.

Сначала — за эсеров

«В советское время вся история «от Февраля до Октября» была подчищена так, чтобы доказать легитимность вооружённого захвата власти большевиками в октябре 1917-го, поскольку Временное правительство не вывело страну из экономического и политического кризиса, — отмечает Размустов. — Но как за несколько месяцев можно было это сделать? В центре и на местах только начали искать наилучшее государственное устройство и пути выхода».

Ещё в начале весны подавляющее большинство воронежских рабочих и крестьян поддерживало эсеров, которые выступали за ликвидацию помещичьего землевладения и распределение земель между крестьянами «по уравнительной норме» и стремились прекратить войну путём заключения демократического мира без аннексий и контрибуций.

«В Воронежской губернии эсеры фактически были хозяевами положения: в городской думе, Советах рабочих и солдатских депутатов, крестьянских Советах губернии были преимущественно представители этой партии, — продолжает Владимир Размустов. — Воронежскими эсерами руководил Матвей Коган-Бернштейн, видный политический деятель не только губернского, но и общероссийского масштаба, участник русской революции 1905-1907 годов. Во главе исполнительного комитета губернского Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов стоял эсер Василий Кобытченко, активный участник февральских событий в Воронеже. В марте местные большевики, объединившись с социал-демократами, были готовы сотрудничать с другими социалистическими силами и оказывать «условную» поддержку Временному правительству. Однако в объединённый городской комитет РСДРП во главе с Николаем Кардашевым тогда входило всего 50 человек».

Большевики «исправились»

Ситуация радикально изменилась с возвращением 3 апреля из эмиграции в Петроград Владимира Ленина и 30 русских политических мигрантов.

Фигура будущего «вождя пролетариата» стала активно обсуждаться в местном обществе. Так, 19 мая 1917 года газета «Воронежский телеграф» опубликовала выступление воронежца, члена Временного правительства Андрея Шингарева в кинотеатре «Ампир» — он призвал жителей поддержать правительство. Отвечая на вопрос о Ленине, сказал: «Я Ленина никогда не видел, но, судя по его словам, по его поступкам, думаю, что он — безумный человек, и не ведает, что творит. Сначала в Петрограде некоторые элементы как будто потянулись за Лениным, но потом отвернулись от него с ужасом».

В свою очередь, большевистская «Правда» опубликовала такой отчёт о Воронеже: «Общее собрание Воронежской организации РСДРП в присутствии гостей, преимущественно солдат, под шумные аплодисменты всего собрания приняло резолюцию: «Протестуя против травли, которая ежедневно ведётся буржуазными газетами против тов. Ленина, мы горячо приветствуем тов. Ленина как творца революционной тактики, который провозгласил вой­ну — войне».

Власть большевиков действительно усилилась после того, как Николай Кардашев побывал на апрельской Всероссийской конференции РСДРП(б), где Ленин жёстко критиковал провинциальных партийцев за их союзы с другими партиями. Воронежские большевики тут же «исправились» — создали самостоятельную большевистскую городскую организацию, заняв радикальную позицию по завоеванию власти.

Споры вокруг личности Ленина приводили к резкому росту известности большевиков, а его простые ответы-лозунги на сложные вопросы по типу «всё и сразу» начали находить отклик в народе. Через месяц воронежская организация большевиков насчитывала уже 900 человек — в основном рабочих и солдат гарнизона.

Время митингов

25 мая в Воронеже на Кадетском плацу (ныне это детский парк «Орлёнок») большевики организовали общегородской массовый митинг со «специальным гостем». Дело в том, что незадолго до этого Кронштадтский совет принял решение о недоверии Временному правительству, и его члены выехали в ряд губерний. В Воронеж прибыл представитель этого Совета, балтийский матрос Есин, уроженец Новохопёрского уезда Воронежской губернии. Участники митинга послали приветственную телеграмму Ленину и тоже приняли резолюцию, выражающую недоверие буржуазному Временному правительству. На входе в парк «Орлёнок» с советских времён сохранилась памятная доска о проходивших здесь массовых митингах 1917 года.

В июне Временное правительство назначило на 17 сентября выборы в Учредительное собрание, и в Воронеже начали активно готовиться к этому событию.

Газета «Воронежский телеграф» сообщала: «Только три месяца отделяют нас от дня выборов. Период небольшой, менее того, что уже успела пережить страна со дня великого переворота. Ответственный, великий в истории момент приближается». В июне правительство начало военное наступление — на фронт были отправлены практически все части Воронежского гарнизона. Социально-экономическое напряжение возрастало…

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах