1833

«В меня никто не верил». Лена Летучая о профессии и московских ресторанах

Фаина Мания / АиФ

Экс-ведущая программы «Ревизорро» на телеканале «Пятница» Лена Летучая провела в Воронеже открытую лекцию по современному медиаконтенту и устроила внезапную проверку в местной больнице. Звездная гостья дала советы студентам и начинающим журналистам, а также рассказала, как строила свою карьеру, у кого брала первое интервью и почему считает московский сезон «Ревизорро» самым страшным.

Фото: АиФ/ Фаина Мания

О любимом деле

«Я счастливый человек, потому что занимаюсь любимым делом. Ведь на работе мы проводим 80% своего времени. Если вам нравится ваше дело, вы будете идти по жизни в приподнятом настроении, с улыбкой. Но так со мной было не всегда. Получив финансовое образование, я работала в Москве в структуре «Газпрома» с девяти до шести. И уже в пять часов вечера я собирала сумочку и смотрела на часы в ожидании окончания рабочего дня. В какой-то момент я поняла, что абсолютно несчастна и решила сменить профессию. Тогда я бросила работу и поступила в институт телевидения. Мое решение не поддержали ни родители, ни родственники, ни друзья. В меня никто не верил. Многие меня осуждали за то, что я осталась без работы. Каждый вечер я ложилась спать и просила работу в сфере журналистики. И спустя год эта работа ко мне пришла. Я устроилась в большую медиа-структуру, где я уже не мечтала к концу рабочего дня попасть домой. Я могла собирать фильм до двух часов ночи, сидя в Останкино, и меня это не угнетало».

О первом журналистском опыте

«Мое первое интервью было с женщиной, которая не имела детей и заботилась об одной больной девочке. В итоге ребенок погиб, потому что не пришли доноры и ей вовремя не перелили плазму. Женщина была убита горем, когда я общалась с ней. По-человечески мне хотелось ее пожалеть, но как журналист я держалась  и продолжала задавать вопросы. Когда я принесла редактору сюжет, он сказал, что это успех. Я не сразу поняла, в чем именно был успех. И только когда посмотрела готовый сюжет, мне все сразу стало ясно. Я поняла, что посредством своей работы могу обращать внимание людей на серьезные проблемы, менять их мнение, тем самым делая мир чуточку лучше. В тот момент я поняла, что нашла свое призвание».

Фото: АиФ/ Фаина Мания

О вере в проект

«3,5 года я беспрерывно снимала программу «Ревизорро» и постоянно слышала в свой адрес: «Это шоу», «Вам платят деньги», «Это все неправда». Поначалу меня это очень обижало. Я боролась с персоналом, работала в постоянном стрессе, пытаясь сделать для людей хоть что-то хорошее, а меня обвиняли во взятках. Но несмотря ни на что я верила в эту программу. С самого начала я понимала, что этот проект может стать социально значимым, собственно, каким он и стал. Мы дали людям те инструменты, которыми они теперь могут пользоваться. Это уникальный проект, которым я очень горжусь».

О московском сезоне

«Многие отпускали шутки в наш адрес и говорили: «По регионам она ездит, но в Москву ее точно никогда не пустят». Долгое время снять московский сезон «Ревизорро» было моей мечтой, которая все же осуществилась. Страшно ли мне было? «В Москве я у себя дома. Если будут убивать, есть кому позвонить», - думала тогда я. Когда я, например, скакала босиком по полю в Салехарде, убегая в лес, спасать меня было некому. В итоге московский сезон стал самым страшным. То, что я увидела в московских ресторанах, я не видела нигде за три с половиной года езды по городам России. Мы, конечно, украсили сезон красивыми подводками, пригласили на съемки звезд. Никогда не забуду, как мы нарядили Тимура Родригеза бомжом и отправили в кафе в центре Москвы. Он заказал все самое дорогое, что было в меню, и его попросили сразу расплатиться. А потом он ушел и вернулся Тимуром Родригезом. Конечно, вокруг него начались пляски, и счет ему сразу выносить никто не торопился. А после этого я нашла на кухне 15 килограммов просроченного мяса. После таких находок мне звонили с угрозами. Пришлось нанять охрану. Было очень сложно, я думала, что не выживу. Но в этом и есть настоящая журналистика».

О профдеформации

«Давным-давно у меня произошла профдеформация. Я практически не хожу в рестораны. Можете мне не верить, но я уже по вывеске могу понять, что творится на кухне. Когда подают блюдо, по запаху я могу определить, как хранятся продукты. Проблема в том, что я слишком много знаю. Даже телевидение, бывает, не передает всего того ужаса, который я видела. И еще одна проблема –  теперь я не могу долго находиться с людьми. Три с половиной года я беспрерывно находилась в окружении большого количество людей. И я от этого устала. Когда я была на Байкале с экологической акцией, я попросила поселить меня в избушке в лесу, чтобы никого вокруг не было. Зато есть плюс – меня везде побаиваются. Куда бы я ни пришла: в кафе, гостиницу, больницу - все ходят по струнке».

О проверках в больницах

«Я не снимаю программу «Ревизорро» уже год, но мне продолжают писать люди и просят проверить различные учреждения. Честно скажу, меня до сих пор беспокоит не только ресторанно-гостиничный бизнес, но и в целом обслуживание в нашей стране. Да, я задумывалась о том, чтобы проверять больницы, но пока конкретных планов нет. Я патриот, и мне очень хочется, чтобы в моей стране все было хорошо. То, как обслуживают в наших учреждениях, и в больницах в частности, - это все мы с вами, наш менталитет».

Фото: АиФ/ Фаина Мания

Кстати, на лекции к Лене Летучей обратилась девушка с жалобой на городскую больницу №2, где она месяц назад проходила лечение. Сразу после мастер-класса телеведущая отправилась в медучреждение с проверкой. Что нашла Летучая в больнице, читайте в материале «АиФ-Черноземье». 

Оставить комментарий (2)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах