aif.ru counter
192

Почему не читаем? О засилье чтива и равнодушии чиновников

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 35. АиФ-Черноземье 26/08/2015

Как известно, 2015 год объявлен в России годом литературы. И хотя мы давно не претендуем на титул самой читающей страны в мире, кое-какие позиции нам всё же удаётся удерживать. В Воронежской области, например, по данным статистики, больше 850 библиотек.

В чём смысл?

– Евгений Григорьевич, как считаете, какое место занимает литература в жизни современных людей?

– По моим наблюдениям, она, увы, занимает гораздо меньше места, чем хотелось бы. Читать люди стали мало. Воронежские социологи проводили как–то исследование, и выяснили, что если и читают, то, в основном, детективы, любовные романы и подобное чтиво. Стихи, например, интересуют лишь один процент воронежцев. У нас есть определённая прослойка поэтов среди молодёжи, так вот сдаётся мне, что читают поэзию как раз те, кто в ней работает.

Причин же, по которым люди перестали читать, несколько – это и низкий уровень преподавания литературы в школах, и малодоступность книг. Сейчас очень сильно упали тиражи, а книгораспространение вообще на нуле.

В начале 90–х я участвовал в пленуме правления Союза писателей в Якутске и на выставке вдруг увидел свои книги, причём те, которые выпустили не московские издательства, а воронежские, что и поразило. Сейчас издательство может находиться рядом с областной библиотекой, при этом в самой библиотеке не будет выпущенных им книг.

Признаться, я разочарован Годом литературы. Хоть кто–то понял, в чём его смысл? Для писателя любой день, месяц или год – время творить. Смысл этого года должен быть, наверное, в том, чтобы власть обратила внимание на работу библиотек, на преподавание литературы, на работу книжных издательств и т. д.

– Есть ли вообще в Воронежской области литературная  жизнь и подающие надежды авторы? Или все они отправились в столицы?

– В 2008 году, впервые после 20–летнего перерыва, мы провели областное совещание молодых литераторов и открыли для себя с большой радостью, что у нас немало талантливых авторов. Например, за эти годы укрепились и стали членами творческих союзов Вера Часовских из Бутурлиновки, Сергей Луценко из Павловска, Мария Соколовская и Алексей Ряскин из Воронежа и другие. Но, к примеру, в сравнении с соседним Белгородом, у нас внимания литературе уделяют мало. Тот же Литературный музей у соседей ориентирован больше на современную литературу, а уже потом на классику. У нас же всё наоборот. Да и Союз писателей у белгородских властей в чести. А нашу писательскую организацию в Год литературы едва не выселили на улицу.

Свобода или цензура?

– Вами написано немало произведений для детей. Как считаете, насколько качественна современная детская литература?

– Серьёзные и сильные детские писатели есть и сейчас. Соревноваться с классикой детской литературы, конечно, трудно, но проблема в другом – книги просто не доходят до читателя в полной мере. Было время, когда издание детских книг дотировалось государством, а потому и стоили они дёшево. Сейчас же не каждая семья может позволить такую роскошь, как регулярно покупать ребёнку книги. А потом задаёмся вопросом – почему не читаем? По моим наблюдениям, пусть это и парадоксально, но в сёлах нашей области читают больше, чем в самом Воронеже. Наверное, сельские библиотеки ещё не разучились работать с молодёжью.

– Что, по–вашему, отличает современного писателя от советского? И можно ли сегодня пробиться в большую литературу провинциальному автору?

– Пробиться можно, и многим это удаётся. Например, Александра Веретина из Калача стала лауреатом Исаевской премии. Есть у нас успешный автор из Бобровского района Сергей Чернов. Союз писателей заинтересован в том, чтобы готовилась достойная смена. И в советское время, и сейчас смысл работы всегда был один и тот же. Разница лишь в том, что в те годы писатели работали в условиях цензуры, а теперь – при полной свободе. Правда, автора, который не очень дружит со здравым смыслом, эта свобода может завести в такие дебри, что лучше бы её и не было вовсе. Но каждый по–разному видит своё назначение в литературе.

Нет доверия

– Сейчас многие газетные жанры умирают, нет очерков, фельетонов, сатирических памфлетов, не печатают стихи. Кризис жанра?

– Здесь всё очень печально, и в этом я вижу опять же вину наших властей. В своё время воронежская газета «Молодой коммунар» была одной из лучших в стране, а со временем стала почти нечитаемой. Но вместо того, чтобы дать ей какое–то направление, вдохнуть в неё новую жизнь, её просто–напросто закрыли. То же случилось и с «Воронежской неделей». Районные газеты попали под тотальный контроль, и качество их просто ужасает. Правда, что удивительно, в них ещё остались литературные странички. Власть хочет видеть газеты своим помощником, но выходит наоборот – к ним пропадает доверие людей.

– Как автор историко–краеведческих книг о воронежской глубинке, расскажите, какой вам видится дальнейшая судьба воронежского села? Есть ли у него будущее?

– Вопрос этот большой, вечный и очень тяжёлый. За селом будущее нашей страны, и мы это вроде как понимаем, но эта банальная истина никак не вдохновляет развивать сёла. Я с большой печалью смотрю на то, что происходит с нашей глубинкой. В школе моего родного села Верхнее Турово, что в Нижнедевицком районе, в своё время было три десятых класса по 30 человек. Сейчас на всю школу едва ли наберётся сотня ребят. И надежда только на то, что государство однажды всё же обратит внимание на русское село, иначе может погибнуть вся страна.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах
Роскачество