426

Режиссер Эл Эрсбурн в Воронеже: «Я 30 лет не смотрю телевизор»

Юлия Горшкова / АиФ

Эл Эрсбурн (Елена Родина) известна своими работами в кино, театре, искусстве перформанса, а начиналось все с архитектуры. Еще она пишет сценарии, пьесы, рассказы и, может быть, когда-нибудь снимет фильм о Воронеже, который сможет представить город не просто на всероссийском, а на мировом уровне. Ее имя известно за границей, ведь большая часть ее проектов была реализована именно там.

В Воронеже режиссер в рамках проекта книжного клуба «Петровский» «Недели искусств» прочла лекцию, посвященную фильмам Тарковского «Сталкер и Солярис». Также в книжном клубе будет проведен показ ее кинематографических работ.

«Кто мы, люди с планеты Земля?»

Юлия Горшкова: Ваши интересы лежат в сфере кино, театра, перформанса, архитектуры, литературы. Как удалось развиться во всех этих направлениях и как удается их совмещать?

Эл Эрсбурн: Я замужем за искусством, посвящаю ему все свое время. Началось все с архитектуры, с пространственных структур, потом от архитектуры это пошло в кино, от кино в театр. Перед театром уже начались рассказы, потому что в художнике накапливается эмоциональный ком, и тогда уже ты обязан все это выражать.

Как шел процесс становления в разных сферах искусства?

– Мне кажется, у меня все это взаимосвязано. Архитектура мне помогала с театром. Когда я училась на режиссерском, я сделала такие пространственные кубы, инсталляции. Появляется толчок, импульс, который нужно обязательно воплотить. Если его не воплощаешь, то он просто начинает давить на тебя. Это как какие-то дети, которых ты рожаешь, и они должны обрести самостоятельную жизнь.

- Есть ли общая идея, которую вы воплощаете в разных сферах искусства?

– Сначала я занималась архитектурой. У меня был проект по восстановлению Митрофановского монастыря. Изучала религию, религиозную архитектуру, символизм, философию. В 2003 году я ехала в поезде в Лондоне. Он застрял, и час или полтора я сидела в этом поезде. Рядом со мной валялись газеты, и я увидела объявление «Съемки космоса телескопом «Хаббл». Я очень заинтересовалась. Это были первые съемки Хабблом в то время. И вот тогда пришло некое осознание: философия и религия слились с космосом в большом масштабе. Основная тема – это кто мы, люди с планеты Земля, какая наша сущность, задача. Всеми своими видами искусства я хочу как-то подвигнуть человека к тому, чтобы он начал мыслить самостоятельно. Не хочу давить своими ответами, поэтому мои фильмы часто не имеют никаких ответов. Я против того, что в телевизоре даются одни какие-то установки: покупайте то, это хорошо, новые открытия медицины. 30 лет не смотрю телевизор. Но возможно есть альтернативная медицина, есть вера, космос, галактика бесконечная. И мне кажется, когда люди начнут думать независимо, начнется новый Ренессанс.

– На что вы обращаете внимание, создавая свои работы?

– Обращаю внимание на то, чтобы там было много слоев, чтобы это было небанально. Чем дальше я развиваюсь как художник, тем больше меня увлекает создания таких вот сложных ребусов, лабиринтов. Я бережно, трепетно отношусь к зрителю, не считаю аудиторию дураками. В XIX веке зритель очень умный. Мне иногда даже самой нужно, чтобы я запуталась в этом ребусе, и тогда я смогу быть немножко удовлетворена тем, что я представляю зрителю. Для меня это большая ответственность перед зрителем, перед его временем, потому что времени у каждого сейчас очень мало, перед его энергией. Что я даю зрителю, какую информацию, это для меня очень важно.

Путем мифологического героя

– Над какими темами работаете сейчас?

– В данный момент занимаюсь проектами для Москвы. У меня есть курс лекций по перформативным пространствам «Извлечение скрытых структур». И вот лекция «Фильмы Андрея Тарковского «Сталкер» и «Солярис» как раз входит в тот курс для режиссерского факультета. Дальше у меня по плану монтаж двух фильмов. «Свобода» – это фильм, который я сняла в Нью-Йорке, где я спрашивала американцев, что значит для них свобода и как они относятся к русским. И когда я приехала в Москву, я то же самое спросила в Москве. Мне было интересно, что такое понятие «свобода». Фильм будет смонтирован, я надеюсь, в этом году. Второй фильм – «Интервью с планетой Земля». Его снимали в шести странах: Франция, Германия, Америка, Польша, Хорватия, Россия. Здесь задавали вопросы о религии, о вечности, чтобы узнать какое сейчас иррациональное настроение людей. Это был мой проект, но интервьюировали французы французов, немцы немцев. Это такой мировоззренческий срез.

– То есть это документальные проекты?

– Эти два фильма да. Документальные фильмы легче снять. На художественные фильмы нужно больше денег, больше усилий. Когда появляются продюсеры, спонсоры, они обычно диктуют что-то свое. Как говорил Мейерхольд, если вы хотите делать свои проекты, вы должны будете платить за них сами. Мейерхольда я очень люблю, намного больше, чем Станиславского. Я приверженец биомеханики, и не изнутри наружу, а техники снаружи внутрь, то есть что движения могут передать эмоцию, а не то, что ты сначала должен пережить эмоцию, а потом делать движение.

– Вы работали в разных странах. Где будете творить в ближайшее время?

– Я прошла путь мифологического героя, когда было отчуждение, то есть я ушла в путешествие по миру, потом была инициация, посвящение, и как любой миф, любая сказка народов мира, история должна закончиться возвращением. Вот я считаю, что я вернулась в Россию. С прошлого года мое постоянное местожительство – Россия, хоть я и выезжаю в разные страны. На данный момент это Воронеж, но позже это будет Москва.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах