aif.ru counter
880

Солистка группы «Мельница» Хелависа: «Идея покорить мир мне близка»

Дарья Бойченко / АиФ-Черноземье

19 ноября группа «Мельница» выступила в концертном зале Event Hall Сити-парка «Град» с новым альбомом и одноименной программой «Химера».

В записи нового альбома принял участие Борис Гребенщиков – его голос звучит в песне «Черный дрозд». Участники фолк-группы играют акустическую и электроакустическую музыку на ирландской арфе, флейте, виолончели, мелодике, жалейке, аккордеоне, различных ударных и гитарах.

Перед концертом в Воронеже солистка «Мельницы» Наталья О’Шей рассказала о новом альбоме, об участии в нём Бориса Гребенщикова, о том, как из идеи вырастает песня и поделилась мнением, почему, на её взгляд, русского рока никогда не было.

Дарья Бойченко, «АиФ-Черноземье»: Наталья, вы приезжаете в Воронеж уже второй раз за год, чему обязаны таким вниманием?

Наталья О'Шей: Прежде всего, нужно  сказать «спасибо» нашим поклонникам. Промоутеры знают, что обеспечат сборы и поэтому они могут себе позволить привезти нас два раза в году.

«Мне всё время хочется придумать что-то новое»

- Вы приезжаете уже третий раз с новой программой. Другие артисты ездят по несколько лет с одними и теми же песнями. Вам не жалко своих сил на новые программы?

- Нет, это же скучно – кататься с одной программой по два-три года. Мне всё время хочется придумать что-то новое.

- Алхимия и Химера – есть какая-то образная связь между этими названиями?

- Связь есть не образная, а фонетическая. Потому что это альхимера. Хим-хим. Это выдуманное мной слово времён кордовского халифата – альхимейра. Это название мира, где всё происходит

- Расскажите о сотрудничестве с Борисом Гребенщиковым. Вы долго его уговаривали поучаствовать в записи альбома?

- Борис Борисович – очень профессиональный, не занудный и не зазнатый человек. Если нужно полтора часа провести в студии, чтобы записать вокал так, как необходимо для песни, то он это делает. Для нас он специально приехал из аэропорта в студию, записал трек, а после этого уже поехал на собственное выступление. Я долго ждала подходящего момента, чтобы Борис Борисович сразу бы согласился. Он хорошо к нам относится и слушает наши песни.

- Вы постоянно живёте в Европе, а работаете в России. Не было мыслей о том, чтобы покорить мир?

- Как и у любого нормального человека – да, были такие мысли. Идея покорить мир – она мне близка. Другое дело, что для этого нужна помощь хоть каких-то европейских продюсеров, которые возят российских артистов,  а они пока что-то смотрят на нас с сомнением. Они боятся, что мы не соберем зал.

Фото: АиФ-Черноземье/ Дарья Бойченко

- Как вообще пишутся песни? Что служит импульсом к появлению идеи?

- Это по-разному бывает.  Например, песня «Список кораблей» была написана волшебно. Некий текст написала моя соавтор Ольга Павлишина. Я смотрю на этот текст, он мне нравится, и я начинаю к нему дописывать припевы. Потом я думаю: как бы его теперь спеть? Сажусь за инструмент, начинаю что-то ворошить и вспоминаю, что у меня уже как две недели лежит гитарная разработка Сергея Вишнякова. Я лезу в компьютер, достаю этот файл, начинаю слушать и параллельно петь контрапункт к тому, что у Сергея уже было написано. А дальше я понимаю, что песня готова, она сложилась.

- Всегда сначала текст, а потом музыка?

- Нет-нет, часто бывает так, что сначала есть ритм. А потом я начинаю на него нанизывать слова. Так что у каждой песни своя история создания.

- Боб Дилан получил Нобелевскую премию за создание новых поэтических выражений великих американских песенных традиций, вы можете это оценить?

- Без сомнений. Я только недавно давала комментарий на эту тему. Штука в том, что в американской песенной традиции Дилан был первым, кто взял на вооружение принципы создания традиционной фольклорной песни и начал писать авторские тексты, в которых затрагивались любые философские темы. Таким образом, произошло раздвигание границ сюжетов до космических масштабов. Это как сказать простым  и понятным языком о чём угодно.

«Я не очень отношу себя к русскому року и считаю, что это вымученное определение»

- Как кандидат филологических наук, как вы относитесь к инициативе Дмитрия Медведева переименовать «американо» на «русиано»?

- Ну, это смешно. Кстати, я недавно открываю фейсбук и вижу, что РАН предложила узаконить петербургский вариант – сосули. Теперь вместо сосульки будет сосуля.

- Есть мнение, что арфа своими колебаниями может вылечить мигрень, это так?

- Думаю, моя электроарфа ничего не может вылечить, потому что она электронная. А вот настоящая арфа, в деках которой возникает естественный резонанс, действительно производит благоприятный эффект. И даже есть такое направление, как арфотерапия. С помощью инструментов очень успешно лечат детей с аутизмом и людей с разными формами ДЦП. В США и Канаде это особенно распространено.

- Что вы думаете о кризисе жанра? Сейчас считается, что русский рок умер. Раньше это была музыка, а сейчас просто средство заработка.

- Я не считаю, что русский рок и был. Я не очень отношу себя к русскому року и считаю, что это вымученное определение.  Другое дело, что те люди, которые делали музыку,  они продолжают делать музыку – думать о музыке, о звуках, об искусстве. Думать о том, как звучит. Так что ничего особенно не изменилось.

Концерт нео-фолк-группы «Мельница» в Воронеже | Фотогалерея

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах
Роскачество